Расстрелянный дом

8 октября 2021

«Не самое худшее место, чтобы умереть». Написал 18-летний Тимур Бекмансуров в своем огромном посте в социальной сети и пошел убивать студентов пермского классического университета, где сам учился на первом курсе юридического факультета.

         Высокий молодой человек, весь в черном, в фашистской каске и с ружьем наперевес, идет по университетскому городку, а на земле лежат люди…Другие падают от выстрелов прямо в корпусе, на проходной, третьи – выпрыгивают из окон, ломая руки и ноги. Эти кадры фото и видео казались каким-то дурным сном или съемками боевика, фильма ужасов. Но это была чудовищная реальность. 20 сентября 2021 года - самый страшный день в 105-летней истории пермского вуза, пережившего две войны…

Вход свободный
         «ВНИМАНИЕ! Если вы на данный момент находитесь в университете, если вы находитесь в аудитории, пожалуйста, постарайтесь закрыться изнутри и оставаться на месте. Если вы находитесь на территории кампуса, покиньте территорию, если это возможно. Если вы едете в университет — РАЗВОРАЧИВАЙТЕСЬ!»
         Такие сообщения появились на страницах университета в соцсетях около 12 часов дня. К тому времени убийца уже находился на территории учебного заведения. Он попал туда совершенно спокойно, выстрелив в охранника на одной из проходных. Никакой тревоги, сирены, ни оперативных служб, в которые уже звонили студенты и все, кто начинал понимать, что происходит, – в эти первые минуты не было. Бекмансуров просто шел и убивал людей…
         Внештатный преподаватель Людмила Вяткина после первой пары вышла на улицу. Женщина услышала выстрелы и увидела, что все бегут к географическому корпусу. Она побежала в противоположную сторону и увидела, что на земле лежит молодой человек. Это был студент экономического факультета Сергей Юматов. Он первым встретился на пути убийцы и получил девять огнестрельных ранений.
         Людмила Вяткина пыталась перевязать раны, но было очевидно, что счет жизни идет на минуты. Тогда она кинулась на дорогу и стала останавливать проезжающие машины. Один из водителей, остановившись и узнав, в чем дело, сначала поехал дальше, но уже скоро вернулся, взял раненого и сопровождавшую его преподавательницу. Но в городской клинической больнице № 2 им. доктора Ф. Х. Граля их не приняли, сообщив, что пускают только больных с коронавирусом (узнал бы о таком сам Граль!). Спасать Сергея Юматова пришлось врачам травмпункта частной Елизаветинской больницы. Именно там оказались важную первую помощь истекающему кровью студенту.

Погибшие и выжившие
        
Уже на следующий день после трагедии семерых пострадавших, получивших самые тяжелые огнестрельные ранения спецбортом МЧС доставили для лечения в Москву. Их сопровождали медики отряда Центроспас МЧС и Федерального центра медицины катастроф. Среди них был и Сергей Юматов, которого спасла преподаватель Людмила Вяткина. Она и сегодня не считает свои действия героизмом, она вообще очень скромный человек, - говорят ее знакомые. Сделала то, что должна была. Также отвечают на вопросы журналистов и другие преподаватели. Они в такой ситуации действовали грамотно и решительно: успокаивали студентов, которые в это время писали сообщения родным, сходившим с ума; строили баррикады в аудиториях; поддерживались связь с внешним миром. Свои предметы им пришлось заменить на уроки мужества, не в теории, а на практике, и они с этим справились.
         В здравпункт забежал мальчик с криками: «Там стрельба, помогите!» Тут же – звонки на рабочий и мобильный телефоны от сотрудника университета: «Анна Владимировна, берите жгуты, медикаменты, стреляют, есть раненые». Много лет проработавшая на своем посту фельдшер Анна Никитина никогда бы не подумала, что ей придется оказывать помощь своим студентам при ранениях буквально на поле боя, каким стал университет в тот день. Сначала медику пришлось оказать помощь преподавателю, он лежал на асфальте весь в крови. Потом - девочкам, мальчикам…В это время подъехали врачи из Центра медицины катастроф и стали забирать раненых.
         Всего 24 пострадавших и шестеро тех, чья жизнь оборвалась сразу, прямо там… в университете, который был мирным, безопасным местом для всех, кто шел к свету и знаниям, а оказался во тьме чье-то страшной ненависти к людям и к жизни.

Маргарита Энгаус, 66 лет
Ярослав Арамелев, 19 лет
Ксения Самченко, 18 лет
Екатерина Шакирова, 19 лет
Анна Айгельдина, 26 лет
Александра Мохова, 20 лет

         «Все мысли только о том, что произошло в Перми. Не могу перестать думать о моих близких и друзьях, которые прятались по аудиториям и кабинетам, чтобы их не застрелили. О тех, кто ушел сегодня утром учиться и преподавать, и не вернулся. О тех, кто в больницах. О тех, чья жизнь изменится навсегда - после того, что они сегодня пережили. Пермь - наш дом. Пермский университет - наш дом. Что-то непоправимое и чудовищно неправильное произошло сегодня прямо у нас дома…» - один из сотен отзывов в социальных сетях…

Герои оказались на посту
         Огромное государственное образовательное учреждение федерального масштаба фактически не было защищено от подобного нападения, то есть вообще ни от какой угрозы и опасности – ни от одинокого стрелка-убийцы, ни от группы террористов. Почему не сработала сигнализация, тревожные кнопки? Как работали охранные агентства и как вообще приняли учреждение в начале года? Эти и другие вопросы возникают каждый раз, когда в Пермском крае происходит очередная трагедия. И снова начинают искать виновных, задавать риторические вопросы. Но факты говорят о том, что за последнее время в России произошли сразу несколько нападений на школы и другие образовательные учреждений, с гибелью людей, и большинство из них – в Пермском крае! Вот о чем должны думать пермские власти!
         Как выяснится потом, стрелять по живым мишеням Тимур Бекмансуров начал еще до того, как зашел на территорию вуза. Жертв могло быть в разы больше и в самом университете. Силовики прибыли на место через час! И только по счастливому стечению обстоятельств на своем посту оказались сотрудники ДПС ГИБДД УМВД Константин Калинин и Владимир Макаров. До них успел добежать один из очевидцев происходящего, и уже через 12 минут напарники приступили к решительным действиям. Владимир Макаров занялся эвакуацией людей из помещений, а Константин Калинин пошел навстречу Тимуру Бекмансурову.
         Он не знал, что происходит внутри, сколько преступников, как они вооружены. Он не является сотрудником со специальной подготовкой, он вообще мог не проводить такую опасную операцию, тем более в одиночку. Но времени задавать себе вопросы или ждать подмогу у него не было. Он пошел, чтобы остановить вооруженного психопата любой ценой, даже ценой своей жизни. Бекмансуров выстрелил в сотрудника, но промахнулся, а Константин Калинин – нет, и спас всех остальных. Один младший лейтенант вернул всей стране веру в то, что в органах еще есть такие сотрудники. А зачем тогда мы «кормим» несметные полки всяких служб, - стали задаваться вопросами пользователи в соцсетях после произошедшего.

          «Вы представляете, как один гаишник обломал всю Росгвардию. А если б действовал по инструкции? «Росгады» оцепили бы универ на шесть часов, нагнали бы снайперов, провели спецоперацию. Показательно расстреляли бы террориста и несколько заложников. А сколько наград бы отхватили?! Начиная с генерала, руководителя спецоперации, кончая.. короче всех, вплоть до непричастных.Нет. Младший лейтенант явно забыл о субординации. Такие знаковые преступления нельзя прекращать до приезда высокого начальства. А об их наградах ты подумал?!»

        
 Указом Президента Российской Федерации Владимира Путина за мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при исполнении служебного долга, инспектор 1 взвода 1 роты 1 батальона полка ДПС ГИБДД УМВД России по г. Перми младший лейтенант полиции Константин Калинин награжден орденом Мужества. Его напарник – старший инспектор 1 взвода 1 роты 1 батальона полка ДПС ГИБДД УМВД России по г. Перми старший лейтенант полиции Владимир Макаров – медалью «За отличие в охране общественного порядка».


        
А почему Константину Калинину не дали Героя России, которое раздается налево и направо не понятно кому? А ведь он герой, безусловный. Но свои награды он еще получит, и гораздо более ценные, потому что это благодарность от людей, которые по достоинству оценили подвиг. Так, пермское землячество определило лауреатов Строгановской премии. Одним из них стал Константин Калинин. Строгановская премия — это общественная награда, которую ежегодно вручают за выдающиеся достижения, прославляющие Пермский край и его жителей. Лауреат получает статуэтку Аники Строганова, памятный знак, диплом и денежную премию 500 тысяч рублей.
         «Премию Благодарности» Константину Калинину, который в одиночку обезвредил вооруженного убийцу, решили «выписать» и неравнодушные пермяки, собрав пожертвования на специальный счет. Эти деньги вручили родителям Константина - Антониде Валентиновне и Михаилу Васильевичу. Они живут в Верещагинском районе Пермского края. 

В тихом омуте
         «
Я не состоял в экстремистских организациях, был не религиозен и аполитичен. Никто не знал о том, что я собирался сделать, все действия я проводил самостоятельно» (из поста Тимура Бекмансурова в соцсети).

         Почему он взялся за оружие, когда и как вчерашний школьник мог превратиться в такого монстра? Все отзываются о нем, как о тихом, замкнутом молодом человеке. У него не было друзей, он предпочитал проводить время один, за компьютером. Но так живут миллионы подростков, чьими делами не интересуются даже самые близкие люди…
        Купить дорогое ружье ему помог отец, который поощрял увлечение сына оружием. Сам родитель воевал на Донбассе, что многое объясняет. Но не все. Ведь он давно не жил с семьей. Но и с мамой, судя по всему, контакта у ребенка давно не было. Ее не смущало, что сын, сразу же, по совершеннолетию, купил ружье, патроны, сейф. Зачем ему это все было нужно?
         Сам он описывает, как легко прошел все тесты для получения разрешения на оружие, обвел вокруг пальцев специалистов-психиатров. Прошел проверку сейфа сотрудниками Росгвардии, 28 апреля приобрел лицензию и сразу поехал за покупать будущее орудие убийства. Все последующие месяцы он готовился к задуманному Рассматривал для нападения разные варианты, в том числе торговые центры, вокзал, театр…Они якобы не подошли по расписанию работы. Но, скорее всего, Бекмансуров понимал, что эти объекты охраняются гораздо серьезнее, чем вузы.

         «Поэтому мне оставалось лишь ждать списки зачисленных в ВУЗы, чтобы узнать, какое из учебных заведений подпишет себе приговор» (из поста Бекмансурова в соцсети).

        «Приговор подписал» ПГНИУ, когда зачислил и самого Бекмансурова. Тот, в свою очередь, хорошо изучил всю систему безопасности университета, а точнее – ее отсутствие.

         «1 сентября пришёл в университет, выступал вроде как представитель гражданской обороны. Рассказал о том, какие опасности могут ждать студентов, упомянул про теракты, сообщив о том, что «служба безопасности» наблюдает и выискивает потенциальных террористов. Их СБ явно не ожидает, что первокурсник, который проучился всего 3 недели, придёт их убивать»… 
(из поста Тимура Бекмансурова в соцсети).

Комментарии:
Елена Гладилова, школьный психолог:

       -Те диагностики, которые существуют для выявления потенциально опасных школьников, вообще проблемных детей, и которые с нас требуют для отчетности, - они не работают. Там можно правильно ответить, ввести в заблуждение, и даже «шкала лжи» как критерий оценки не поможет. Нет никакой гарантии, что они правдивые. Психологи не могут выявить проблему, потому что им ответят так, как надо. Я давно отказалась от этих диагностик. Я использую метод наблюдения, рисунки, консультации и т.д.
       Надо задуматься о том, почему, например, школа стала местом, которое дети ненавидят. А это так. Им не интересно, грустно, плохо. Надо что-то менять в образовании, в подходах. Все эти оптимизации, реструктуризации привели к еще большим проблемам. Система запретов. Родителям в школу нельзя. Сейчас опять стали требовать карточки, не пускают через турникеты. Хотя во всех случаях нападавшие их легко перепрыгивают, перешагивают. Значит, к безопасности это все не имеет отношение. А зачем тогда?
        Я постоянно слышу и вижу, как учителя, сами все измотанные, обижают детей, оскорбляют их, и до рукоприкладства даже доходит. У нас в Пермском крае много суицидов школьников происходит. Растет и ответная агрессия детей. Можно ли ее выявить и предотвратить последствия?
        Школа готова отправить ребенка на лечение в психиатрическую клинику, потому что не справляется с ним. Учителя просят, чтобы проверили, помогли, потому что происходят вспышки гнева у школьников, неадекватное поведение, и педагоги бессильны в такой ситуации. И психологи тоже. Тут нужна помочь психиатров. Но без согласия законного представителя нельзя, если только ученику не исполнилось 15 лет, когда он сам может принять решение.
         Можно ли было предотвратить то, что произошло? Не знаю… Но родители в первую очередь должны были бить тревогу. Такие психическое состояние не могло возникнуть внезапно. Очевидно, что это давно запущенные процессы. Ведь нельзя было не заметить, что ребенок, скорее всего, еще с раннего подросткового возраста, замыкался в себе, сидел в комнате один, избегал общения, контактов. Человек боялся света, закрывал шторы. Это уже признаки психического заболевания. Также и стерильная чистота в комнате, какая-то очевидная мания. Для чего он заказал сейф, купил ружье? Как это могло не вызвать вопросы мамы? Она могла бы давно сводить его к специалистам. И, насколько я знаю, в школе помощь предлагалась.
         Родители у нас, действительно, боятся психиатрической службы, как огня. Если будет диагноз, то это клеймо на всю жизнь. Надо думать о том, как изменить эту ситуацию. Иначе никто не сможет чувствовать себя в безопасности…

Людмила Кочкаева, психолог:
(анализ письма Тимура Бекмансурова, пост во Вконтакте, с сокращениями)

         «Не жил, а мучался, страдал, тяжелейшая психиатрия...Мечтал уже о мести –это следующий шаг ненависти, отражает психопатологию агрессии. Такая крайняя форма ненависти требует физического устранения (убийства), в данном случае, большего количества людей.
         У психопатов социальная дезадаптация возникает от всевозможных поводов и даже без видимой причины. Тимур Бекмансуров однозначно имел высокий интеллект, очень нуждался во внимании, не терпел конкуренции, практически не имел друзей. Самооценка у психопата отличается пристрастностью. Критика к своему поведению полностью утрачиваться.
          «Я ПОНЯЛ, ЧТО МНЕ НРАВИТСЯ ПРИЧИНЯТЬ ЛЮДЯМ БОЛЬ»
Явно в раннем детстве он получил психотравму от родителей, которые игнорировали ребенка, а школа усилила психотравму. Ребенок стал формироваться в садиста и проецировать обиды и ненависть на весь человеческий род, мечтая отыграться на других за причиненные ему страдания, отомстить своим мучителям. Общая черта любого садиста – ощущение внутренней пустоты, апатии, никому ненужности, депрессии. Садист жаждет чужой боли и страданий, властвовать над живым существом.
         Тимур Бекмансуров тщательно готовится к акту собственной смерти и убийству людей, испытывает ощущение либидозного возбуждения при убивании людей и в ожидании собственной кончины. Исследования говорят, что большая половина ежедневных фантазий человека связаны с насилием, извращениями или со смертью.
         Желание собственной смерти, как цели, отражает бессознательную идентификацию с такими же, как он, несчастными и грешными людьми, не заслуживающими ничего кроме смерти.
         Своеобразная форма гомицида: желание собственной смерти, для себя, как для ничтожной личности, не способной жить в этом ужасном мире. Но уходить одному, оставляя жить таких же, ничтожных, сформировала цель поважнее собственной смерти. Цель, в силу психического состояния личности, убивать и как можно больше, как можно громче и ярче, с фанфарами, ведь мир настолько несправедлив и ничтожен, в котором жизнь любого человека не имеет ценности вообще.
         Для него быть жертвой – быть тираном: самоубийство и одновременно убийство других. Тимур Бекмансуров и жертва, и преступник. Он вершит «свой суд не над людьми, а над жизнью»
         Тимур был, со слов однокурсников, спокойным и уравновешенным, доброжелательным и общительным. Со слов отца (живет в Самаре после развода с матерью Тимура), сын был увлечен интернетом, много сидел за компьютером, не был проблемным ребенком в плане агрессивного поведения.
         Запущенный случай. Все были равнодушны. У всех свои проблемы, а Тимур был тихим, не проблемным. И поэтому не требовал особого подхода и тщательного наблюдения в тех же домашних условиях. Мать должна была заметить отстраненность, угнетение, тревогу или какие-то странности поведения, должна была, но не заметила, не было контакта.
         Тимур давно мир воспринимает как черно-белый, парень весьма категоричен, для него «всё или ничего». Людям с такими проблемами, а таких становится все больше, тяжело приспособиться к жизни в обществе, это создает почву для тяжелых внутренних конфликтов, с которыми трудно, а порой, и невозможно, справиться.
         Сейчас уже почти 3 года Правительство занято ковидом, и при этом не расширяет количество медработников. Это резко снижает возможности контроля и надзора за психически больными, поэтому будет возрастать число резонансных преступлений. Люди психиатрически сейчас не исследуются (все уперлись в ковид, вот уж фантастика!) и, следовательно, не могут своевременно получать помощи. А если и исследуются, то, как в данном случае с Тимуром, поверхностно, формально. Вот и результат.
Психические заболевания сами по себе не обуславливают совершение преступлений. Они лишь способствуют.
         В последнее время растет стрессогенность жизни. Это способствует рецидивам преступного поведения. Это за пределами медицинских возможностей, врач на это повлиять не может.

 Фото Алексея Трапезникова

 

№9(124) от 12 ноября