Спасти рядового Чекалина

6 августа 2021

В Пермском крае у военнослужащих отбивают желание служить в армии. Показательный процесс против неуставных отношений для следователей и прокуроров оказывается важнее, чем последствия уголовного дела для срочников и их будущего.

Общественный резонанс
         14 апреля 2021 годавоенным следственным отделом Следственного Комитета России по Пермскому краю возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 335 УК РФ (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности, связанное с унижением чести и достоинства или издевательством над потерпевшим либо сопряженное с насилием). Дмитрия Чекалина, военнослужащего войсковой части 88503, расположенной на авиабазе «Сокол» в Пермском крае, обвиняют в том, что он применил насилие в отношении сослуживца Григория Хасанова.
         Как следует из постановления о возбуждении уголовного дела, «Рядовой Чекалин Д.О., являясь для Хасанова Г.М. военнослужащим более старшего призыва, желая продемонстрировать свое мнимое превосходство над рядовым Хасановым Г.М, подчинить его своей воле и тем самым повысить свой авторитет перед сослуживцами, унижая честь и достоинство Хасанова Г.М., применил к последнему физическое насилие, нанеся один сильный удар кулаком левой руки в лицо. В результате Чекалин Д.О. причинил Хасанову Г.М. перелом костей носа, что расценивается как повреждение, причинившее легкий вред здоровью человека, а также причинил физическую боль, моральные, нравственные страдания».
        На первый взгляд кажется, что все понятно. Очередные неуставные отношения, так называемая «дедовщина», которую тут же пресекли, а виновника решили наказать по всей строгости закона. И, скорее всего, к настоящему времени приговор уже был бы вынесен. Но к делу подключились независимые адвокаты и правозащитники, и выяснилось, что всё совсем не так, как это пытается представить следствие.
        О происшествии в «Соколе» информация дошла до Москвы. Валентина Мельникова, председатель Союза комитетов солдатских матерей России обратилась в Пермскую краевую общественную организацию «Совет родителей военнослужащих Прикамья». В Пермском Доме журналиста прошла пресс-конференция с участием общественников, адвокатов, свидетелей конфликта.

Татьяна Кротова, представитель ПКОО «Совет родителей военнослужащих Прикамья»:
        
-Нас попросили подключиться к этому инциденту, потому что сейчас появилась такая тенденция - из-за любого конфликта заводить уголовные дела в отношении военнослужащих. В данном случае, видимо, хотели разобраться в части, но спустя три дня после драки оказалось, что у Григория Хасанова сломан нос. Его положили в госпиталь, а уже туда пришел заместитель военного прокурора Александр Сладков, и дело закрутилось.

         Именно на основании сообщения о преступлении заместителя  военного прокурора Пермского гарнизона Александра Сладкова следователь военного следственного отдела СК России Григорий Григоренко возбудил уголовное дело, которое стало стремительно расследоваться. 28 мая 2021 года Дмитрию Чекалину было предъявлено обвинение, его допросили, 31 мая уведомили об окончании следственных действий, и до 2 июня он был ознакомлен с материалами уголовного дела. А дальше – утверждение обвинения прокуратурой и направление в суд. Но 25 мая 2021 года было заключено соглашение с адвокатом на осуществление защиты Дмитрия Чекалина. Екатерина Тряскина, изучив материалы дела, пришла к выводу о том, что следствие ведется с грубейшими нарушениями закона.

          - Дмитрий Чекалин был очень замкнут, мне с большим трудом удалось его разговорить. В коридоре следственного отдела я усадила его и сказала, что в обиду мы тебя не дадим, начни мне верить. И тогда уже он рассказал все. Он не отрицал, что был факт удара с его стороны. Но следователь и адвокат, ранее участвовавший в деле, давили на него, чтобы он подтвердил именно то, что сказал Хасанов, полностью признал вину, и тогда, мол, прекратим все судебным штрафом, ничего не будет. Но обвинение-то ему уже предъявлено.

         Среди военнослужащих произошел конфликт, но это было обоюдное выяснение отношений, с применением насилия как с одной, так и с другой стороны. И главный вопрос - кто все-таки зачинщик, кто спровоцировал ситуацию, которая вылилась в уголовное дело и грозит одному из участников приговором с лишением свободы на срок до трех лет либо содержанием в дисциплинарной воинской части на срок до двух лет? Почему прокуратура и следствие так ухватились за этот инцидент, что закрывают глаза на нарушения, препятствуют объективному расследованию и установлению всех обстоятельств дела?

Методы следствия
          Согласно материалам уголовного дела, Дмитрий Чекалин обвиняется в том, что около 11 часов утра 27 марта 2021 года между ним и Григорием Хасановым в присутствии сослуживцев возник конфликт, связанный с исполнением служебных обязанностей. Но в то же время следствием установлено, что никаких конкретных обязанностей по военной службе ни Чекалин, ни Хасанов в этот момент не выполняли. Хасанов хотел выйти на улицу покурить, а без разрешения командира, либо без конкретного поручения, сделать это было нельзя.

Иван Астафьев,сослуживец:
        - 27 марта мы должны были с Чекалиным идти за водой. Для этого надо было обратиться к ответственному офицеру. Чекалин отпросился. Я одеваюсь, и в этот момент ко мне подходит Хасанов и говорит: «Давай я пойду». Я сказал, что я уже иду с Чекалиным, решайте сами. Как мне потом рассказали, после этого Хасанов подошел к Чекалину и сказал: «Давай я схожу с Астафьевым», Чекалин отказался, и Хасанов назвал его «ущербным». Чекалин его схватил за плечо, сказал, что так некрасиво себя вести. После чего Хасанов разворачивается и в этот же момент сразу его бьет, промахивается и вскользь попадает по подбородку. Чекалин бьет его в ответ, и они падают.

         Драка произошла на фоне личных неприязненных отношений, а не служебных. С субъективной стороны преступления, связанные  с нарушением воинских неуставных взаимоотношений, совершаются только с прямым умыслом, но причиной применения Чекалиным насилия к потерпевшему явились неправомерные действия самого Хасанова, который его оскорбил, унизил и ударил. То, что Хасанов назвал Чекалина не просто «ущербным», а вдобавок с нецензурной бранью, а затем первый ударил, подтвердили и другие сослуживцы. Картина начинала проясняться, и тогда следователь Григоренко стал оказывать давление на свидетелей, чтобы они не портили его версию событий.

Дмитрий Бичурин, сослуживец (из стенограммы опроса военнослужащего:
         «
Следователь вел себя очень агрессивно, кричал, оказывал давление. Я убеждал следователя, что видел именно так, как указано в опросе Ефимова, но следователь кричал, что мою версию писать не будет. В итоге я написал, что я ничего не видел. Мне пришлось поставить подпись под этим протоколом допроса, так как следователь два часа кричал на меня. Сейчас я говорю правду (16 июня 2021 года), что Хасанов виноват в конфликте, именно он оскорбил Чекалина и нанес тому первый удар. Все солдаты знают, что виноват Хасанов. Я готов дать показания правдивые, но хочу это сделать в присутствии защитника, так как боюсь, что следователь не будет меня слушать, не будет записывать мои слова».

Татьяна Кротова, представительПКОО «Совет родителей военнослужащих Прикамья»:
          - Бичурин опасается, что могут быть последствия. И мы будем сейчас отслеживать ситуацию, чтобы парень не пострадал. Он говорит правду, не поддается давлению.

         В данном случае адвокаты понадобились даже свидетелям, что случается не часто. Но из-за колоссального давления на молодых людей со стороны следователя им пришлось обратиться к защитникам.

Ирина Волкова, адвокат:
         -Стали поступать просьбы от свидетелей, чтобы на допросах с их стороны присутствовал адвокат, который может оказать юридическую помощь, чтобы их показания были правильно записаны, чтобы то, что они говорят, соответствовало действительности. Я представляю интересы Бичурина, Астафьева, Ефимова.
         Как мы полагаем, задача следствия разобраться во всех обстоятельствах. Не на ровном месте возник удар Чекалина, за который он привлекается к уголовной ответственности. Но действия Хасанова следствием не оцениваются.
         Сейчас в военном суде находятся две наших жалобы на нарушения следствия. Поданы ходатайства, заявления, в том числе в управление СК в Екатеринбурге. В настоящее время, по ходатайству Екатерины Александровны (Тряскиной, - прим.ред.) согласовали видеоконференцсвязь со следственным управлением в Екатеринбурге.

         В Пермском гарнизонном военном суде находится ходатайство Ирины Волковой, поданное в порядке ст.125 УПК РФ, о рассмотрении жалобы на незаконные действия следователя. В частности, адвокат указывает, что 26 июня 2021 года, в вечернее время, свидетель Дмитрий Бичурин был вызван на допрос для проведения очной ставки с потерпевшим Григорием Хасановым. Зная о том, что у свидетеля заключено соглашение с адвокатом, следователь не согласовал с последним время проведения следственных действий, своевременно не уведомил. Прибыть на место оперативно защитник не могла, поскольку была занята в другом судебном процессе. Несмотря на то, что свидетель заявил, что желает давать показания в присутствии своего адвоката, следователь Григорий Григоренко провел очную ставку и, превышая свои должностные полномочия, потребовал, чтобы Бичурин поставил подпись в протоколе. Ирина Волкова позвонила следователю и потребовала прекратить беззаконие, а также сообщила о том, что происходит врио руководителя отдела А.Г.Черногривову. Понимая, что данное следственное действие будет являться недопустимым доказательством, Григоренко вызвал понятых, чтобы зафиксировать отказ свидетеля от подписи. Таким образом, было грубо нарушено уголовно-процессуальное законодательство и права свидетеля.
         В то же время, когда следователю Григоренко еще на первом этапе расследования было необходимо оперативно провести следственные действия с подозреваемым, он быстро нашел адвоката по назначению Светлану Задворных. Но она почему-то вызвала  вместо себя свою знакомую Марину Смольникову. Этот адвокат как могла помогала следствию. Уговаривала Дмитрия Чекалина признать вину, звонила его родителям, чтобы они на него подействовали. А потом выяснилось, что никакого официального соглашения со Смольниковой не было, как она указала. И теперь в отношении этой бывшей сотрудницы Пермского гарнизонного суда ведется служебная проверка.
         Когда к делу подключилась Екатерина Тряскина, она заявила следователю ходатайства о приобщении к делу протоколов опроса свидетелей, в том числе полученного военным прокурором Пермского гарнизона, просила провести дополнительные допросы, следственный эксперимент, предоставить копии протокола о создании следственной группы, протокола допроса обвиняемого, а также заключения эксперта, потому что у защиты не было возможности убедиться, какие медицинские документы и в каком объеме были предоставлены для проведения исследования. По имеющимся сведениям, у Хасанова ранее уже был перелом костей носа, поэтому необходимо было задать дополнительные вопросы эксперту. Но следователь отправил постановление эксперту, не дожидаясь вопросов защиты. Сама экспертиза является недопустимым доказательством, поскольку проведена не по подлинным документам и без участия живого лица.
         Адвокат ходатайствовала о проведении повторной очной ставки между Дмитрием Чекалины и Григорием Хасановым, которая ранее была проведена с нарушением закона. «Многочисленные допросы потерпевшего, в которых показания «подгоняются» до нужной кондиции, не могут являться доказательством…Вместо того, чтобы провести одну очную ставку, следователь многократно допрашивает потерпевшего, при чем 25.06.2021 года трижды!», - указывает адвокат в жалобахВ протокол ознакомления обвиняемого с заключением эксперта следователь самовольно внес изменения.
         Адвокат Дмитрия Чекалина уверена, что в действиях ее доверителя отсутствуют признаки состава преступления. В том числе, по ч.1 ст.115 УК РФ, так как он действовал в пределах необходимой самообороны. А вот в отношении Григория Хасанова и его действий необходимо отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, провести дополнительную проверку, принять законное и обоснованное решение.
         Защитой была проведена лингвистическая экспертиза. Профессор ПГНИУ, доктор филологических наук Мария Котюрова пришла к однозначному выводу о том, что слова, сказанные Григорием Хасановым в адрес Дмитрия Чекалина, являются оскорблением, унижением в публичной форме, провоцирующими на действие. В связи с этим необходимо рассмотреть вопрос о наличии в действиях Хасанова признаков состава преступления, предусмотренного ст.336 УК РФ (оскорбление военнослужащего). Но следствию это не интересно.

Екатерина Тряскина, адвокат:
       - Если мы сейчас будем говорить о том, что виноват Хасанов, а не Чекалин, то следствие получит брак в работе в виде незаконно привлеченного лица к уголовной ответственности.

         Обо всех нарушениях в работе следствия был поставлен в известность начальник военного следственного отдела СК России Роман Костицын, военный прокурор Пермского гарнизона Сергей Голипад. Но на местном уровне решить проблемы не удалось. В жалобе, направленной председателю СК России Александру Бастрыкину, адвокат, в частности, указывает на то, что расследование данного дела приняло характер заказного, создается ощущение, что оно нужно для «показухи», при этом виновным почему-то сразу и бесповоротно назначили Дмитрия Чекалина.

Из жалобы в СК России:
         «Следствие проведено не в полном объеме, постановление о привлечении в качестве обвиняемого не соответствует материалам уголовного дела, следствие проведено односторонне, исключительно с обвинительным уклоном. Кроме этого, при расследовании уголовного дела допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые требуют проведения проверки и принятия решения по существу в отношении должностных лиц.
        Следствие по всей видимости опасается, что Чекалин Д.О. перейдет в разряд «незаконно привлеченных к уголовной ответственности», что повлечет за собой дисциплинарные взыскания должностных лиц…следователь, майор юстиции Григоренко Г.Г. упорно не желает принимать факты, оказывает давление на свидетелей, ограничил доступ защитников к доверителям, систематически нарушает права обвиняемого на защиту, граничащие с должностными преступлениями, а врио руководителя военного следственного отдела СК России по Пермскому гарнизону – заместитель руководителя майор юстиции Черногривов А.Г. потворствует этому».

Татьяна Кротова, представитель ПКОО «Совет родителей военнослужащих Прикамья»:
         - Это нарушение общегражданских прав военнослужащих. Когда я приезжала в военно-следственный отдел, чтобы посмотреть, в каких условиях адвокату дают общаться со своим доверителем, то увидела, что им приходится на стульчике в коридоре, на коленке писать. Ходит следователь Григоренко, дергает, следственные действия ему надо проводить. Не дают нормально работать. Как только адвокат начала «копать», и ребята стали говорить правду, ее и в часть перестали пускать.
         Военнослужащий имеет все права, как любой  гражданин, а тут он как крепостной просто. Мы встречались и с главным военным прокурором, и с начальником следственного отдела, говорили об этих нарушениях...

         Следствие оказывало давление на свидетелей, пытаясь вывести их на то, что Екатерина Тряскина якобы нарушила их права, что-то не разъяснила, сделала не так. Но военнослужащие не поддались манипуляциям и сказали, что все было законно. После этого беспрепятственный доступ в «Сокол» для адвоката закрыли. 
         Сейчас защитник могла бы спокойно общаться со своим доверителем и без посещения воинской части. Срок службы Дмитрия Чекалина закончился 10 июля 2021 года, но он не может покинуть часть. Следователь отказался отменить ему меру пресечения в виде наблюдения командования воинской части. По мнению защиты, оснований для такого решения нет. Все необходимые показания обвиняемый уже дал. Он не может оказывать давление на свидетелей, все они допрошены неоднократно. Предположения о том, что он может продолжить преступную деятельность – безосновательно. Чекалин и до призыва и во время несения службы характеризовался исключительно положительно, что подтверждается материалами дела. Но именно такая мера пресечения нужна следствию для того, чтобы дело не перешло из воинского преступления в рядовой бытовой конфликт, не закончилось примирением, чего теперь уже не могут допустить следствие и прокуратура.
         При этом сам потерпевший Григорий Хасанов не обращался с заявлением, потому что считал конфликт незначительным и привлекать сослуживца к уголовной ответственности не хотел. Чекалин извинился, и Хасанов сказал, что претензий не имеет. Кроме того, Хасановым было написано заявление о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, однако следователем было вынесено постановление об отказе в удовлетворении данного ходатайства потерпевшего. Таким образом, нет никаких сомнений, что прокурорам и следователям нужен этот показательный процесс о неуставных отношениях и воинское наказание, и только для одного участника конфликта.

Екатерина Тряскина, адвокат:
        - Если убрать вред здоровью, то у кого будет состав преступления? То, что у Чекалина лучше реакция, а у Хасанова хуже, в этом его вина? Просто один попал вскользь, а второй целенаправленно. Но замначальника следственного отдела мне сказал: «Я не суд. В отношении Хасанова принято процессуальное решение». Это постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. А для Чекалина это заканчивается сроком, возможно, условным, но никакого прекращения дела. Только так…

         Следствие настаивает именно на такой квалификации деяния, несмотря на то, что есть сложившаяся судебная практика по подобным конфликтам. Разбираясь по существу в обстоятельствах таких дел и анализируя мотивы, суды приходят к выводу, что содеянное не имеет отношение к служебной деятельности и переквалифицируют при наличии оснований ст.335 УК РФ на ст.115 УК РФ. И даже применяют более мягкий вид наказания, чем предусмотрено санкцией этой статьи, – штраф. Но речь идет, конечно же, о независимом и беспристрастном судебном разбирательстве.
        
 Свои интересы 
         Командиры поддерживают следователя. Вероятно, пытаясь снять с себя ответственность за произошедшее. Ведь, как выясняется, Григорий Хасанов с самого начала службы провоцировал конфликтные ситуации. Но неприятие действенных мер к нарушителю привело к таким последствиям.

Иван Астафьев, сослуживец:
        - Взаимоотношения – это всегда не просто, а здесь тебе надо целый год прожить с одними и теми же людьми. Охарактеризую обоих военнослужащих, которые оказались задействованы в этом конфликте. 
         Чекалин относился всегда ответственно к приказам начальников и старался их выполнять, пытался служить достойно, чтобы его запомнили с хорошей стороны. Хасанов же постоянно провоцировал других на какие-то ссоры, пытался вывести на эмоции людей. Со слов сослуживцев о том, что они думают про все эту ситуацию, то все говорят, что Хасанов был провокатором и от него постоянно были такие ситуации.
         До военнослужащих постоянно доводилась информация о неуставных отношениях и о том, что за это может быть. И некоторые пользовались тем, что можно что-то сказать и за это ничего не будет, потому что никто не хочет таких конфликтов. И Хасанов этим пользовался больше всех, постоянно. Но тут Чекалин просто не выдержал. Все считают, что Хасанов сам виноват, что он не очень приятный человек, с ним общались по необходимости.      

Михаил Морозов, сослуживец (из материалов уголовного дела):
         «Когда я увидел Хасанова с разбитым носом, то это было ожидаемо, так как тот все время заедался и конфликтовал. Хасанов знал, что в нашей части строго с рукоприкладством, поэтому наглел. Говорил, что ему все равно никто ничего не сделает, никто не будет связываться, потому что ребята хотят спокойно дослужить и вернуться домой».

Никита Блудов, командир аэродромно-эксплуатационной роты (из показаний следователю):
         «Рядового Хасанова я характеризую отрицательно. Как неисполнительного военнослужащего, требующего постоянного контроля. За время службы ему было объявлено два выговора за несоблюдение правил, оскорбления военнослужащего».

Татьяна Кротова, представитель ПКОО «Совет родителей военнослужащих Прикамья»:
         -Сам Григорий Хасанов из города Соликамск Пермского края. С 13 лет состоял на учете в полиции, постоянно совершал правонарушения. Уже здесь в части произошел не только этот конфликт. Сейчас ведется доследственная проверка по другим фактам. 

         Теперь Григория Хасанова отправили служить в поселок Хмели. Вся часть, видимо, вздохнула спокойно. Но почему же не отправили подальше Дмитрия Чекалина, раз он виновник конфликта? Нет, он продолжает служить, ответственно выполнять приказы, ходить в наряды. Начальство, как и раньше, может во всем на него положиться. Получается, что Чекалин «остановил» зарвавшегося срочника, сделал работу за офицеров. А то, что он заплатит за это свободой и испорченной биографией, никого не волнует. Пытаясь, видимо, всеми силами исправить репутацию авиабазы «Сокол», в которой произошло столько резонансных происшествий, в том числе самоубийств, гибели военнослужащих, теперь здесь доводят ситуацию до абсурда, привлекая к уголовной ответственности по каждому поводу. Но это не «дедовщина», как решило следствие и прокуратура, так как Хасанов начал службу только в феврале, на полгода позже Чекалина, а просто хулиганство и безнаказанность. И о каком «мнимом превосходстве», которое якобы хотел показать обвиняемый по отношению к потерпевшему, говорит следователь, если к тому времени Дмитрий Чекалин уже заработал уважение сослуживцев и командования, должен был получить звание ефрейтора. У него было три благодарности и ни одного порицания.

Ирина Волкова, адвокат:
       - Сам Дмитрий Чекалин родом из Нижнего Новгорода. Положительный парень. До призыва в армию, во время пандемии, работал волонтером на добровольных началах, тренировал деток. У него имеется масса благодарностей, поощрений. Почему он из армии-то должен вернуться с судимостью? Мы все родители. И так не многие хотят служить...

         А Дмитрий Чекалин рассматривал для себя возможность дальнейшей службы в том или ином виде. У него для этого были все возможности и способности. Но теперь в Российской армии разочарован не только этот молодой человек, но и все, кто стали свидетелями, очевидцами этого дела.

Татьяна Кротова, представительПКОО «Совет родителей военнослужащих Прикамья»:
         - Эта история выявила новую проблему в частях. Вроде бы порядок навели, но этим начинают пользоваться. Хасанов не хотел служить,  а Чекалин хотел и даже были планы идти на контракт. Он был на хорошем счету у командования, ему было что терять, и Хасанов понимал, что он будет сдерживаться до последнего. Мы считаем, что дело должно справедливо расследоваться. Если уж наказывать, то обоих, и в первую очередь зачинщика конфликта, виновника. 
        Мы не хотим, чтобы ломали судьбу человеку. Я задавала вопрос Черногривову, какой будет показательный эффект вот этой расправы, если все солдаты знают, что виноват Хасанов, а наказан будет Чекалин? Что должны понять ребята в частях, какой вывод сделать?

Вадим Ефимов, сослуживец, основной свидетель (из показаний 8 июня 2021 года):
         «Я уверен, что конфликт полностью спровоцировал сам Хасанов. Если бы он не оскорбил Чекалина и не ударил, тот никогда бы не нанес удар Хасанову.
         Я тоже думал продолжить службу по контракту, но видя, что из-за таких провокаторов как Хасанов можно получить судимость, передумал. И всем своим знакомым я скажу, что из армии можно выйти, получив судимость ни за что. В армию и так не хотят идти и служить.
         Я воспитывался в приемной семье, видел много несправедливости, и тут я снова будто окунулся в такую же среду. Чекалин пытается найти справедливость, но, видимо, это невозможно. Такие как Хасанов будут считать, что им можно унижать, оскорблять и никто не будет с ними связываться. Все парни знают, как было на самом деле, и при этом Хасанов остается безнаказанным, а Чеклина накажут. Считаю это несправедливым…»

Екатерина Тряскина, адвокат:
       - Это не тот случай, когда нужно уничтожить гражданина, положительного гражданина. Хотел служить Родине, родители отправили ребенка отдать долг, а Родина вернет им уголовника. Вот в чем дело.

Заместитель военного прокурора Пермского гарнизона Александр Сладков пояснил, что до окончания расследования уголовного дела ведомство от комментариев отказывается.

Комментарий:

Олег Чекалин, отец обвиняемого:
      - Мы не сразу узнали о том, что произошло. Командиры советовали ему нам не сообщать. Его уговаривали, чтобы он все брал на себя. И адвокат Смольникова просила нас на него подействовать, но, когда поняла, что ничего не получится, прекратила общение. Я поражаюсь выдержке сына. Сколько на него кричали, давили, но он не поддался. Мы обратились к другому адвокату, и сразу дело приняло совсем другой оборот.
         Сын у нас очень самостоятельный. Но унас хорошие, доверительные с ним отношения. С семи лет он занимается спортом, постоянно на соревнованиях, сборах. Я ему сразу же поверил, когда он рассказал, как все было, потому что знаю, как он может себя повести в той или иной ситуации. Он с детства знает, что кулаки распускать нельзя. Он тренированней других, поэтому и ответственности у него всегда было больше за последствия. Но ведь Хасанов начал цепляться к нему, как только пришел, еще в феврале. Как вообще такое допускают в части? Приходит новобранец и начинает качать права, и никто не может его на место поставить. А другие солдаты получается вообще бесправны? Какой выход им предлагается: совершить самоубийство, стать стукачом, либо постоять за себя? Моему сыну надо было в петлю лезть? Он взял все на себя, остановил издевательства и оказался крайним в этой ситуации.
         Командование заодно со следствием. Теперь довольны, что Хасанова убрали. А Дима продолжает служить. При этом, срок службы закончился, и теперь ему даже медицинскую помощь не хотят оказывать должным образом. В больнице говорят, что не обязаны его лечить. Не положили в стационар, отправили за справкой в часть. Очень, конечно, жалеем, что оказались в этом «Соколе», якобы элитном подразделении. Я уже потом узнал, почитал, что там происходило. Это же кошмар! А теперь они решили на этом деле свою дурную славу исправить. Но мой сын был и остается на хорошем счету. Я общался с ротным, и он сказал: «Спасибо за воспитание вашего сына!». Если бы он был плохой, разве бы его так оценивали?
         Он по желанию шел в армию, хотел служить. Определялся с дальнейшей профессией, возможно, в МЧС или еще куда-то. Но теперь он сильно разочарован, что из солдата можно так запросто попасть в осужденные…

Оксана Асауленко

№7 (122) от 6 августа