Заложили все

5 декабря 2016

    Замерзают жители микрорайона Октябрьский, уже несколько раз отключали отопление и горячую воду в хрущевках в Мотовилихе, проблемы на Парковом, в Орджоникидзевском и в Кировском районах, - раскопки большие и  малые по всей Перми. А ведь отопительный сезон только начался!  Жители снова и снова задаются вопросом обоснованности размера платы за тепло, так как эта цифра в квитанции  - самая пугающая. А ведь еще надо заплатить за холодную и горячую воду, водоотведение, электроэнергию, газ, а в будущем – и за обращение с твердыми коммунальными отходами.  Сами же тарифы на коммунальные услуги остаются для многих «тайной за семью печатями».    

     
     Как утверждаются тарифы в сфере ЖКХ, насколько они обоснованы, кто контролирует выполнение обязательств ресурсоснабжающими организациями? С этими и другими вопросами мы обратились к руководителям Региональной службы по тарифам Пермского края (РСТ) и Управления Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю (УФАС).

Артем Альбертович, какими полномочиями обладает РСТ?

Артем Беседин, и.о. руководителя РСТ Пермского края:
    - РСТ – орган исполнительной власти, который утверждает и контролирует тарифы, в том числе и в сфере ЖКХ. Вся деятельность, связанная с тепло-, водоснабжением, водоотведением, газо-, электроснабжением регулируется государством. Каждая организация, которая оказывает эти услуги потребителям на территории Пермского края, обязана утвердить тариф в РСТ. Если предприятие осуществляет деятельность без утверждённого тарифа, то возникает состав административного правонарушения, и виновные привлекается к ответу. За прошлый год было наложено штрафов на сумму более 15 млн. рублей, в текущем, – более 10 млн. рублей. Это связано не только с тарифами, но и с требованиями законодательства по раскрытию стандартов информации о деятельности указанных энергоснабжающих организаций.
      В 2015 году региональной службой было принято более 1100 тарифных решений. Объем валовой выручки по тарифам, которая утверждена на 2016 год – 67 млрд. рублей, предприятия нам подали заявки более чем на 130 млрд. За один день, на заседании Правлении РСТ, бывает, рассматривается по 20-30 организаций. Проверить нужно каждую цифру, ведь регулируемые организации пытаются доказать, что у них затраты больше, чем учитывается в тарифах. Основная задача РСТ – достижение баланса экономических интересов и потребителей, и производителей топливно-энергетических ресурсов, недопущение установления для отдельных категорий потребителей льготных тарифов за счет повышения тарифов для других потребителей.
     Объем работы – огромный, но у нас высококвалифицированный. Приведу лишь один пример, - количество исковых заявлений в суд от организаций, в основном, недовольных уровнем утверждённого тарифа, к РСТ Пермского края в 2015 году вырос в 1,5 раза по сравнению с 2014 годом, за 9 месяцев текущего года количество исковых заявлений выросло уже на 40% по сравнению с 2015 годом. Необходимо отметить, что суды отменяют единичные наши решения, и то, не всегда в полном объёме, в какой-то части поддерживают нашу позицию, а в течение года идут десятки судов, на довольно-таки внушительные суммы.

- Если говорить о тарифах в сфере ЖКХ, то сегодня нет ограничения их роста?

- С 2016 года правительством РФ не устанавливаются предельные ограничения роста, я подчёркиваю, тарифов на горячее, холодное водоснабжение, водоотведение, теплоснабжение. Однако, устанавливается предельный максимальный индекс изменения совокупного платежа граждан за коммунальные услуги, состоящие из платы за горячее и холодное водоснабжение, водоотведение, электро- газоснабжение, отопление.
      С 1 июля текущего года совокупный платеж, в среднем, по краю увеличился на 4,6 %, в отдельных муниципальных образованиях - до 7,0 %, а в Лысьвенском городском округе и в Бардымском муниципальном районе вырос более, чем на 10 %.
Главы этих муниципальных образований воспользовались порядком, установленным 400-м Постановлением правительства РФ, и обратились к губернатору края с просьбой установить более высокий индекс платежей граждан с целью реализации инвестиционных программ ресурсоснабжающими организациями, находящимися на территории данных муниципальных образований. Депутатами этих муниципальных образований данное увеличение платы граждан согласовано. В бюджетах данных территорий предусмотрены средства на компенсацию населению разницы между максимально возможным изменением размера платежа граждан, установленным распоряжением Правительства РФ для Пермского края, и тем фактическим ростом платы, который был утвержден Указом губернатора края по просьбе руководителей данных муниципальных образований.

 - То есть, любой муниципалитет может поднять тариф, и как следствие, увеличить совокупный платеж граждан? 

 - Не все так просто. Приезжают главы территорий, которые хотят поднять тарифы на своей территории, но за такие решения надо нести ответственность. Необходимо не просто согласование вопроса депутатским корпусом данного муниципалитета, но ведь ещё надо предусмотреть финансовые средства в бюджетах этих муниципалитетов, чтобы защитить население от опережающего инфляцию роста тарифов.  У нас тут очень серьезные баталии происходят. С одной стороны, ресурсоснабжающие организации накапливают долги за газ, электроэнергию и перед налоговыми органами обосновывают это слишком низкими тарифами, с другой стороны, РСТ ограничена тем темпом роста платы граждан, которое доводится до Пермского края со стороны федерального правительства.

 - Из чего складывается, например, тариф на тепло?

- У котельных или электростанций - самые большие затраты – на топливо (до 65%). Далее – зарплата, ремонт, текущий и капитальный, амортизация, налоги, если есть - инвестпрограмма (около 10 %). У такой организации как «Пермская сетевая компания», которая сама не вырабатывает тепловую энергию, основные расходы на покупку тепловой энергии от электрических станций (около 70 %), электроэнергию для  насосного оборудования, заработная плата, налоги, содержание и ремонт ЦТП, сетей теплоснабжения и т.д.

- У «ПСК» самый высокий тариф, при том, что компания сама не генерирует ресурс.

- Хочу отметить, что у самой ПСК тариф 521 рубль, и 1236 рублей тариф покупки от генерирующих источников, принадлежащих Т+. Мы вынуждены, согласно действующему законодательству, утверждать единый тариф для потребителей с учётом тарифа по передаче ресурса по их сетям. Основной документ для нас в данном случае - схема теплоснабжения г.Перми , которая была разработана Администрацией г. Перми, и утверждена Министерством энергетики РФ (в наст. время отменена решением суда, пока оно не вступило в законную силу- прим.ред.). Согласно схеме, Единой теплоснабжающей организацией (ЕТО) признана «ПСК». И, по сути, единый тариф должен быть у всех потребителей на территории города. Для примера приведу город Екатеринбург, у которого единый тариф для всех потребителей, и размер его около 1700 рублей за гигакаллорию.
     Тарифы повышаются раз в год с 1 июля. Мы их утверждаем на основании прогнозного индекса Минэкономразвития. В 2017 году, я думаю, они вырастут на 4% - 6,5 %, что ниже официальной инфляции по итогам 2016 года, которая планируется на уровне – семь-восемь процентов.
У нас часто люди путают рост платежей за ЖКХ и рост тарифов. В 2016 году рост оплаты граждан в среднем по краю составит 4,7 %, но это не значит, что все тарифы выросли на эту величину. Тариф на газ, например, для населения вырос всего на 2%, а электроэнергия подорожала на 7,5 %. Тариф на воду в Перми вообще остался на прежнем уровне. Но рост платежа граждан зависит не только от роста тарифов. Ведь плата граждан состоит из потреблённого объёма коммунального ресурса, умноженного на тариф. Так, если объём потреблённого ресурса, выставленный управляющей компанией или ресурсоснабжающими организациями (если договоры заключены напрямую) увеличился, то и плата за коммунальную услугу будет больше, чем тариф, утверждённый РСТ.
    Может быть, что при расчете платы за услугу был учтен повышающий коэффициент к объёмам потребления. Он применяется, если нет общедомового прибора учета, которые еще к 2013 году было необходимо установить во всех жилых домах, где есть техническая возможность. Если возможности нет, и это зафиксировано актом, то коэффициент не применяется.

- Вызывают вопросы и ставки на подключение к сетям, учитывая, что строители за свой счет прокладывают коммуникации.     

 - У нас есть стандартизированные ставки и индивидуальные – все, что свыше 10 Гкал в час. Я могу сказать, что те ставки, которые нам приносят на утверждение, и те, которые мы утверждаем, они в разы отличаются. Мы их существенно снижаем. У нас очень много происходит споров насчет этого.

- Монополисты закладывают в тариф и средства на инвестиционные программы. Насколько обоснованы эти надбавки?

- Здесь «главную скрипку» играет городская администрация, она выдает техническое задание ресурсоснабжающей организации. Та готовит инвестпрограмму, согласовывает её с администрацией, после этого обращается в министерство строительства и ЖКХ Пермского края с просьбой ее утвердить, и потом уже приносит в РСТ. Мы, со своей стороны, оцениваем источники финансирования и финансовую потребность,подтверждение фактических расходов, в том числе, связанных с капитальными вложениями, взаимоувязку программы энергосбережения и энергоэффективности и инвестиционной программы.

     В 2015-м у «ПСК» в тарифе инвестпрограмма на 127 млн, в 2016 -118 млн, у ПАО «ТПлюс» был 1 млрд 119 млн, на 2016 год – 1 млрд 130 млн. 
Общая выручка ПАО «Т Плюс» - 10 млрд. рублей.
Мы сейчас совместно с Минстроем проводим проверку исполнения их инвестпрограмм за 2015 год, и мы сможем только в тарифе на 2017 год учесть – исполнение, либо неисполнение.

- Если они не выполнили обязательства, вы можете в следующий раз взять и снизить тариф? Или это из области фантастики, потому что никогда такого не было?

- Возможно, мы к этому придем.

- Рядовой потребитель фактически исключен из процесса принятия решений. Если все-таки он хочет узнать, как формируется тариф, то где он может найти информацию? И кто контролирует саму РСТ?

- Информация есть на нашем сайте, на сайтах организаций. И мы, в рамках своих контрольных функций, проверяем выполнение стандартов раскрытия информации.
Принятие тарифных решений проходит публично, заседание правления РСТ– открытое, желающие могут присутствовать. Перед принятием решения по основным компаниям мы проводим большую коллегию, более 30 членов, куда входят депутаты, представители профсоюзов, различных министерств и ведомств. У нас есть Общественный совет при РСТ, куда входят представители общественных организаций, компаний-застройщиков.
    Мы получаем около тысячи с лишним обращений в год, в том числе и от граждан. Они могут также пожаловаться в прокуратуру, в УФАС.
Представители УФАС входят в состав правления РСТ. Еще в 2014 году между нашими ведомствами было подписано соглашение о взаимодействии. Если на федеральном уровне ФАС занимается и тарифами, и антимонопольным регулированием, то на региональном уровне есть разделение - РСТ - тарифами, УФАС – антимонопольным законодательством.

Антимонопольная служба может выдавать обязательное предписание руководителю региона за превышение предельного индекса платы граждан за коммунальные услуги. В рамках исполнения  предписания глава субъекта обязан снизить уровень платы граждан, в том числе - пересмотреть тариф в сторону уменьшения.  Кроме того, если этот индекс будет превышен, то на следующий год Правительство РФ вправе уменьшить для региона этот показатель на величину превышения.


- Антон Вадимович, сегодня главы некоторых поселений в Пермском крае просят установить более высокий индекс платежей граждан для того, чтобы ресурсонабжающие организации смогли выполнить инвестпрограммы. Насколько это оправдано?

Антон Удальев, и.о. руководителя УФАС по Пермскому краю:

   - Есть ряд муниципалитетов, которые, действительно, не могут найти предприятия, оказывающие такие услуги, их просто нет на этой территории. Поэтому нужно самим зарабатывать деньги, чтобы вкладывать их в модернизацию системы, которую рано или поздно возьмет на обслуживание какая-нибудь организация. В этом и суть – отложенный экономический эффект. Но если нет возможностей, то, что остается - просто латать дыры.
    Можно выделить сугубо дотационные ресурсоснабжающие предприятия, и те, которые могут и должны зарабатывать деньги. Мы же понимаем, что цель любого хозсубъекта – получение прибыли, которая и заложена в цене услуги. Для потребителя тоже важны и цена, которая не должна быть запредельной, и качество. Поэтому и устанавливается максимальный индекс совокупного платежа граждан за коммунальные услуги. Министерство ЖКХ Пермского края «зарубило» немало инвестпрограмм, в которых были соответствующие обоснования (результаты, способы их достижения), но было отказано предприятиям именно из-за того, что в этом случае могло бы произойти превышение предельных индексов. Тут палка о двух концах…

-Не все понимают, из чего складывается тариф, но исполнение инвестпрограмм может увидеть любой потребитель. И он видит – ржавые трубы, аварии на протяжении всего сезона…Можно ли говорить о модернизации?

-Инвестпрограммы нужны в любом случае, но необходимо контролировать их исполнение. Для этого есть соответствующие органы госвласти, и в первую очередь, Министерство ЖКХ. Если контрольне осуществляется надлежащим образом, то тогда вопросы должны задавать правоохранительные органы.

- Компании-монополисты хотят, чтобы тариф повышался, но при этом не пытаются сократить расходы. Нет стимула, ведь они работают не в условиях конкуренции.

    - К сожалению, я не заметил, чтобы наши крупные организации эффективно пользовались 223 ФЗ «О закупках, товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». А ведь это тот инструмент, который позволяет снизить любые расходы: стройка, ремонт, вплоть до покупки канцтоваров. Но сейчас монополисты его практически не используют, а закупают все время у одних и тех же поставщиков. Закон отчасти «беззубый», потому что не предусматривает таких санкций к монополистам, какие бы нам хотелось.

При этом, в 223-ФЗ определен перечень случаев, когда организации имеют право заключить контракты без проведения торгов, в основном это форс-мажорные обстоятельства: устранение аварий, сложные технологические присоединения, когда проблему нужно решить в кратчайшие сроки.   
Например, мы постоянно сталкиваемся с проблемой, когда есть полгода для присоединения того или иного  субъекта, физического лица, к электрическим сетям, но если соблюдать все процедуры по 223 ФЗ, то только половину этого срока займет сам процесс заключения договора. А ведь нужно еще провести проектные, иногда- изыскательские работы, непосредственно сам монтаж оборудования, сетей и т.д. Все это решаемо, если некоторые вещи заранее делать – иметь необходимый резерв материалов на случай аварий, например.

- ПАО «Т Плюс» на днях заявила о том, что долг населения за тепло составляет 8,6 млрд рублей. Но компания не обанкротилась при этом. Значит, такойнедосбор каким-то образом в тарифе закладывается?

    - Есть такое понятие, может быть, не совсем привычное для нашего потребителя – «бенчмаркинг» – это определение неких стандартов. Организация не будет просить заложить в тариф всю необходимую валовую выручку по тем документам, которые она принесла в РСТ, а представит договор, где, например, будет написано, что на выполнение работ по прокладке трубопровода необходимо 10 млн рублей, и контракт с такой-то подрядной организацией. А на рынке стоимость этих работ – не 10, а 7 млн рублей. Или договор займа приносят, где ставка 40 %, но мы же понимаем, что сейчас ставка для предприятий – не выше 15%. Бенчмаркинг в том, чтобы ввести  единые стандарты для всех предприятий. Я считаю, что этот метод заставит естественные монополии по-другому относиться к своей работе.

- За счет чего еще можно снизить темпы роста тарифов?

     -То, о чем я сказал ранее -–это идеальные условия. Но существуют и серьезные нарушения при формировании тарифов – это принятие тех видов расходов, которые вообще не могут входить в тариф как расходы. Это происходит по разным причинам: не разобрался тарифный орган, или не захотел разобраться; либо организация представила документы о том, что указанные затраты реальные, а, на самом деле, они – фиктивные. Необходимо внимательно следить, чтобы такие вещи не происходили.
     В прошлом году мы не дали серьезно повысить тариф для «Пермской сетевой компании». Мы направили в РСТ заключение о том, что «ПСК» не является единой теплоснабжающей организацией, и необоснованно пытается повысить цену на услуги.Наша позиция была принята. И тариф не стал еще больше.

- Но сегодня «ПСК» является единой теплоснабжающей организацией (ЕТО). По крайней мере, пока схема теплоснабжения окончательно не отменена. И у нее самый высокий тариф.

  - Многие говорят, «ТПлюс» является производителем энергии, поэтому давайте ее и сделаем ЕТО. Но надо понимать, что сейчас у «ТПлюс» нет затрат, которые есть у «ПСК», но если мы ее сделаем единой теплоснабжающей организацией, то они появятся, и тариф однозначно вырастет.
Наличие единой теплоснабжающей организации – это правильно, это упорядочивает взаимоотношения потребителя и теплоснабжающей организации, все становится ясным и понятным. И вопрос не в том, кто будет ЕТО, а в том, какой будет тариф у ЕТО. По закону о теплоснабжении УФАС имеет право в случае трехкратного повторного нарушения антимонопольного законодательства принять меры по лишению организации статуса ЕТО.
Мне кажется, надо определиться с тем, кто будет иметь этот статус, и уже заниматься вопросами, связанными с тарифообразованием, с контролем, - что включается в тариф, насколько это обоснованно и т.д.

- Но вопрос по «ПСК» еще в том, что как посредник, приобретая в отдельных случаях несколько метров трубы, она навязывает потребителю свой тариф…

 - Взять два-три метра трубы и установить свой тариф – это незаконно. И у нас есть выигранные дела по этому поводу. Но сегодня, по закону, даже если у организации вообще нет сетей, она может получить статус ЕТО, и с ней будут обязаны заключать договоры.
    Другой вопрос, что ЕТО могут быть определены для каждого района, но это тоже должно быть чем-то обосновано, наличием каких-либо ресурсов, генерации, возможности транспортировки и т.д. У «Т Плюс», в большинстве своем, магистральные трубопроводы, - тогда надо, чтобы «ПСК» ей отдала свои сети, но мы же понимаем, что этого не будет. Хотя вопрос несправедливости остается – почему те, кто подсоединен к «ТПлюс» платят меньше, а другие – больше? Но все, что можно было сделать в сфере теплоснабжения, мы все сделали. С 1 января 2016 года у УФАС нет компетенции, связанной с рассмотрением некоммерческих интересов, жалоб от частных лиц. Но тот задел, который нами был сделан, он очень серьезный. И я думаю, собственники долго  еще смогут им пользоваться.

- Собственников призывают проводить в своем доме мероприятия по энергосбережению, чтобы снизить потребление ресурса. И многие это делают. Но в условиях аппетитов монополий коммунальные расходы в несколько раз превышают жилищные. Деньги уходят в чужой карман, и на и дополнительные мероприятия  для дома «скидываться» уже нечем…

  -Реальный эффект есть от даже самых простых энергоэффективных мероприятий, которые должны проводиться в рамках капитального, текущего ремонта. Другое дело, что действующие системы теплоснабжения в городах не предполагают режима экономии. Но у нас есть законодательство, которое говорит о том, что при новом строительстве нужно применять современные технологии. ИТП (индивидуальные тепловые пункты), наверное, самый лучший вариант для потребителя. И вложения, не такие уж большие, кстати, обязательно окупятся.

-Насколько серьезным нарушением является нераскрытие информации ресурсоснабжающими организациями?

 - Мы контролируем соблюдение стандартов только по электроэнергетике.  Один из примеров –УФАС оштрафовала на 200 000 тысяч завод, который занимается передачей  электрической энергии. Но суд отменил наше решение, посчитав нарушение малозначительным, так как этот вид деятельности предприятия составляет меньше одного процента от всех других. 
Как мы должны объяснить это потребителю, чьи права нарушены? Между тем, стоимость услуги, оказываемой этим заводом, входит в общую стоимость услуги, которую мы платим МРСК Урала.
    Сейчас внесли изменения в КоАП о том, что субъекты малого предпринимательства, к которым относится большая часть сетевых электроорганизаций, не могут быть сразу наказаны штрафом, а первоначально должны получить предупреждение. А мы и так проверяем их раз в год. И все время выносить предупреждения? С этим ничего не поделать, потому что существуют определенные приоритеты, обозначенные государством. Сейчас, в этой конкретной ситуации, важнее субъекты малого бизнеса, а не потребители.

 

Беседовала Оксана Асауленко

            

 

№8 (93) от 5 октября