Безответственные лица

26 декабря 2019

За тяжкий вред здоровью ребенка никто не понес наказания. При очевидных обстоятельствах следствие долгое время ходило вокруг да около, и в итоге дело прекратили. Но кто будет возмещать моральный ущерб и оплачивать дорогостоящее лечение мальчика?



Рано или поздно…
   
Ничто не предвещало беды в тот день 7 апреля 2017 года, когда девятилетний Никита Самошкин из поселка Песьянка Пермского района вместе с друзьями пошли гулять. Они играли недалеко от дома, около забора из бетонных плит, за которыми находится трансформаторная подстанция. Одна из плит была больше других наклонена к стене. Никита оказался на этом импровизированном трапе и попытался залезть выше. Поднял одну ногу, и в этот момент образовалась так называемая электродуга, от которой ребенок получил удар током в 10к Вт (несколько тысяч вольт), после чего его отбросило на землю. Видимо, это заземление и спасло мальчика от гибели.

Ирина Жуйкова, мама:
    - Дома в тот момент находились моя мама и дочь. Они вызвали скорую помощь. Приехавшие врачи ничего сделать не смогли. Вызвали реанимацию. Когда я приехала домой, то не могла смотреть на него…Он пришел в сознание, но ничего не помнил, что с ним произошло. Видимо, была остановка сердца. Ожоги четвертой степени. Обгорело полностью лицо - сплошная корка была. Ток прошел через голову и вышел в коленке...

     Два месяца Никита лечился в ожоговом центре в Перми, потом - в Москве. Ему сделали пластику на коленях, руках. Кожа на лице восстановилась сама. Эти последствия электротравмы были видны сразу, а вот самое страшное началось потом. К сентябрю 2018 года пострадавший практически полностью ослеп. Пришлось делать операцию по замене хрусталиков на обоих глазах. Но пока зрение не восстановилось. Никита носит очки со специальными линзами. 

Ирина Жуйкова:
     - Последствия такой травмы не проходят бесследно. Сын вздрагивает по ночам. У него начали болеть ноги, руки, ломит кости. Ток как будто продолжает разрушать организм…

И все это случилось с ребенком, который и без этого с рождения страдает редким генетическим заболеванием, связанным с аномалией бронхов.

Ирина Жуйкова:
     - У сына не работают реснички в бронхах, которые выталкивают скопившуюся жидкость. Два раза в день ему нужно делать ингаляции, чтобы она не скапливалась. Этот диагноз - один на миллион. В Перми больше нет таких больных. Мы ежегодно обследуемся в Москве, постоянно лежим в больницах. Он и так почти не гулял, а тут вышел ненадолго, и вот такое случилось.
  
     Каким образом дети оказались в запретной зоне? Почему опасный объект был для них доступен? Выяснилось, что никакого ограждания территории не было, и даже предупреждающих знаков. Как рассказала в ходе следствия одна из местных жительниц, «...плиты забора около 15 лет в данном месте были наклонены в сторону территории ООО «Пермское» по племенной работе», при этом часть плит опиралась на трансформаторную подстанцию. Я периодически видела, что по данному забору, по его верхней части, бегают лети». Значит, рано или поздно трагедия бы произошла. Мог пострадать любой прохожий или несколько человек, или бы вообще все замкнуло и загорелись дома, которые находятся в непосредственной близости с подстанцией. Никто не был застрахован от причинения вреда жизни и здоровью. Но крайним оказался Никита Самошкин. И теперь ему всю жизнь придется расплачиваться за халатность взрослых.
     Все обстоятельства произошедшего совершенно очевидны и не могли представлять сложности для расследования. Но даже в таком деле родным пришлось пройти девять кругов ада и до сих пор, спустя два с половиной года, они не добились справедливости. 

Никто не виноват?
    
Комплектная трансформаторная подстанция – 0293 (далее КТП)  расположена на территории ООО «Пермское» по племенной работе» (далее ООО «Пермское»). В марте 2016 года Общество заключает договор аренды КТП с ООО «Сетьинвест». Тот, в свою очередь заключил договор на техническое обслуживание с ООО «ТОРЭС».
     Таким образом, все хозяйствующие субъекты, которые владеют, управляют, распоряжаются этой КТП и должны были осуществлять ее безопасную эксплуатацию, известны. Как известны и государственные надзорные органы. Однако, всем виновным удалось избежать наказания.
     22 июля 2019 г. следователем по ОВД первого отдела СУ СКР по Пермскому краю К.А. Кузнецовым  вынесено постановление о прекращении  уголовного дела по ч.1 ст. 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности) в связи с истечением сроков давности уголовного преследования в отношении В.В. Кривошеева, директора ООО «Пермское». Сотрудникам ООО «Сетьинвест» и ООО «ТОРЭС» даже не предъявлено обвинение. Ранее, 11 июля 2019 года, тот же Кузнецов отказал в возбуждении уголовного дела в отношении государственного инспектора межрегионального отдела государственного энергетического надзора Западно-Уральского управления Ростехнадзора А.А.Романютина по ч.2 ст. 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью). Вопрос об ответственности руководства Ростехнадзора вообще не рассматривался.  
     Таким образом, по мнению Кузнецова, фактически никто не виноват в том, что малолетний Никита Самошкин получил тяжелейшую травму. Вот если бы погибло несколько человек, то тогда бы, конечно, Кривошеев и Романютин давно бы уже были в тюрьме. А тут всего лишь один ребенок пострадал. Поэтому ни признания вины со стороны ответственных лиц, ни сожалений, ни извинений, ни предложений о помощи. Но законные представители несовершеннолетнего борются не за то, чтобы научить кого-то неравнодушию, а чтобы прилечь к ответу тех, из-за кого завтра может еще кто-нибудь пострадать. Ведь именно к этому ведет безнаказанность и нежелание компетентных органов разобраться в ситуации. Несмотря на то, что в данном деле есть все объективные неоспоримые доказательства халатности, злоупотреблений, бездействия.

Хозяйство без хозяина
    
Как выяснилось, когда ООО «Сетьинвест» делегировало ООО «ТОРЭС»  полномочия по техническому и  оперативному обслуживанию арендованных КТП, была принята совместная трехсторонняя Инструкция. «ТОРЭС» обязалось оказывать услуги силами специалистов,имеющих соответствующее образование и допуски для работы в электроустановках. Сотрудники были обязаны обеспечить соблюдение Правил техники безопасности, пожарной безопасности. В частности, на таком объекте необходимо наличие высоковольтного шкафа воздушного ввода, одно из назначений которого - поддержание проводов на высоте не менее 4,5 м от земли. Если бы он был, таких последствий бы не было.
    
Свидетель А.Н.Васиченко (гендиректор ООО «СетьЭнергоТранс» - еще одна компания, связанная с делом) с февраля 2016 г. по октябрь 2018 г. работал в должности инженера ремонтно-эксплуатационной службы ООО «Сетьинвест» и обязан был контролировать техобслуживание подрядными организациями. В ООО «ТОРЭС» он контактировал с директором Н.В.Баталовым, который ежемесячно предоставлял листы осмотров и фотоотчеты.  
   
 Баталов в своих показаниях говорит о том, что 30 января 2017 г. он уведомлял об отсутствии шкафа воздушного ввода и наклоненном заборе, и Васиченко пообещал установить шкаф весной 2017 г. Последний в свою очередь отрицает такое уведомление и свое обещание.
     Согласно листка осмотра от 23 марта 2017 г. Баталов сам проводил плановый осмотр КТП и ее состояние признал удовлетворительным. По его мнению, несмотря на то, что железобетонный забор был навален на КТП, свободного доступа к высоковольтным проводам не было. То, что провода находятся от земли на расстоянии не менее 4,5 м Баталов определил «на глаз», без измерительных приборов. Следователю он не смог пояснить, почему указал на нормативное расстояние, хотя оно было гораздо меньше. Затрудняется ответить, была ли нарушена безопасность третьих лиц при наклоненном на КТП заборе. Считает, что их организация к этому не имеет отношение. Эксплуатацией занималось «Сетьинвест», а они  - только техническим обслуживанием.
     В свою очередь «Сетьинвест» были переданы только две КТП, а забор и другие ограждения этих самых подстанций в договор аренды не входили.
     Из показаний директора ООО «Пермское» В.В.Кривошеева следует, что он работает с 2008 года (в должности директора с 2013 по 2018 г.г.), и уже тогда часть забора была завалена на КТП. За время его работы на предприятии не было отдельного сотрудника, ответственного за охрану труда, соблюдение техники безопасности.
     Заменить часть забора решили только после травмирования ребенка. А в остальном КТП так и продолжала работать. Только в феврале 2018 года Ростехнадзор "обнаружил" нарушения и попытался привлечь к административной ответственности ООО «Пермское» по племенной работе» и Кривошеева как должностное лицо.  
      Однако, 04 июня 2018 года Арбитражный суд  Пермского края признал незаконным и отменил постановление Ростехнадзора о назначении административного наказания, т.к. не доказана субъективная сторона правонарушения (вина).

Юлия Базанова, адвокат:
    - Иными словами, ветеринары и зоотехники, не являясь специалистами в сфере электроэнергетики, передали КТП по договору аренды специалистам-электрикам, которые составляли акты, не отражая нарушения и не устраняя их.
     По мнению суда, Кривошеев, фактически обманутый специалистами-сотрудниками ООО «Сетьинвест» и ООО «ТОРЭС», не осознавал и не мог осознавать, что если кто-то заберется на забор-«трап», приблизившись к проводам и токоведущим частям, то получит удар током в несколько тысяч вольт.
     ООО «Пермское» по племенной работе» даже к административной ответственности невозможно привлечь, и при таких суждениях судебных органов  доказать вину В.В. Кривошеева в уголовном процессе тем более проблематично. Не удивительно, что он не принес извинений, не признал вину и не пытается загладить вред.

     Высоковольтный шкаф для безопасной эксплуатации трансформаторной подстанции установили только летом следующего года. 05 июня 2018 г. В.В. Кривошеев направил письмо на имя  директора ООО «Сетьинвест» В.А. Чиганова о реконструкции КТП в связи с нарушениями, выявленными проверкой  Ростехнадзора в феврале 2018 г., то есть спустя почти четыре месяца. В Акте не было указано о необходимости установки  высоковольтного шкафа, но в п.7 сказано, что «расстояние по вертикали от поверхности земли до неизолированных токоведущих частей  КТП -0293 при отсутствии движения транспорта  под выводами выполнено менее 4,5 м». Техдиректор ООО «СетьЭнергоТранс» Р.А.Каменских решил все-таки установить шкаф, и провода были автоматически подняты на должную высоту, чем был выполнен пункт «Правил устройства электроустановок» о том, что неизолированные токоведущие части должны быть защищены от случайный прикосновений (помещены в камеру, ограждены сетками и т.д.).
     Из допроса свидетеля А.Р.Бурлакова (пенсионер) следует, что он - один из учредителей ООО «ТОРЭС», а Каменских - это техдиректор ООО «СетьЭнергоТранс» и его фактический руководитель. Он же фактический руководитель ООО «Сетьинвест».  Р.А.Каменских не был официально трудоустроен в ООО «Сетьинвест», но он имеет соответствующее образование и разбирается в электрохозяйстве,  поэтому принимал такие решения. Остальные же лица, судя по всему, просто не имели должной квалификации.  
     Таким образом, номинальные директора без специального образования занимаются в Пермском крае техобслуживанием объектов повышенной опасности. Хотя никаких особые компетенции не нужны, чтобы увидеть то, что КТП не может эксплуатироваться в таком безобразном виде (см.фото). Но надо было дождаться трагедии, чтобы начать разбираться в проблеме.
     Тем, что специализированные коммерческие организации и сами хозяйствующие субъекты, которым имущество принадлежит, могут так относиться к вопросам безопасности, вряд ли сегодня кого-то удивишь. Но именно для контроля за деятельностью «частников» существуют государственные надзорные органы. В первую очередь  - прокуратура и Ростехнадзор, в чью зону ответственности непосредственно и входят технологически опасные объекты.

Без надзора
    
Когда Никиту после травмы увезли в больницу, его отец сразу же обратился в прокуратуру Пермского края, к прокурору Вадиму Антипову. Но никто даже не выехал на место ЧП! Приняли решение, что нет угрозы жизни и здоровью людей. Дистанционно. Не сходя с рабочего кресла! 
   14 апреля 2017 года было направлено заявление в Западно-Уральское отделение Ростехнадзора. Как следует из показаний инспектора А.А.Романютина, который был закреплен за территорией Пермского района, в заявлении А.М.Самошкина был указан и второй адресат – прокуратура Пермского края. Романютин обратился к заместителю руководителя Управления В.А.Козлову по поводу проведения внеплановой проверки собственника КТП. Тот пояснил, что надо дождаться проведения проверкой прокуратуры, а потом уже провести свою, поскольку «все проверки организаций (плановые и внеплановые) Ростехнадзор проводит только с разрешения  согласования с органами прокуратуры».
     
На самом деле для внеплановой проверки никакого разрешения и согласования было не нужно, тем более – по факту уже произошедшей чрезвычайной ситуации. Причем меры необходимо было принять безотлагательно. Согласно закону, если вред здоровью уже причинен, то предварительное уведомление хозяйствующему субъекту о проверке не требуется. Но на место никто не  выехал. И в мае 2017 года А.М.Самошкин получает ответ от Ростехнадзора о том, что и забор исправен, и КТП содержится в надлежащем техническом состоянии. Это они пишут отцу, у которого ребенка только из реанимации выписали!
     А дальше выяснилось, что и плановых проверок данного объекта не было. Так, Романютин сообщил следователю о том, что этой организации не было в плане проверок. Кроме того, она относится к малому бизнесу, и проверки вообще запрещены. Впоследствии Генеральная прокуратура отметит в представлении по этому делу, что своим бездействием Ростехнадзор создал условия для получения повреждений иными лицами. Также отмечен  противоречивый характер пояснений замруководителя Козлова. Что касается рядовых инспекторов, то они и сами должны законы знать, а не только начальников слушаться. Но даже выехав на место и составив Акт о нарушениях, сотрудники Ростехнадзора не указали на необходимость установки высоковольтного шкафа воздушного ввода, что свидетельствует об их некомпетентности, либо халатности.  
      Инспектор А.А. Романютин был трудоустроен в Ростехнадзор в 2010 г., и у него было несколько лет, чтобы узнать все объекты на поднадзорной территории. В 2016 году были приняты изменения в законодательство. Они позволяют осуществлять мониторинг, в том числе бесконтактный контроль при измерении параметров функционирования сетей и объектов электроэнергетики. У Романютина был целый год, чтобы воспользоваться этой возможностью. Его доводы о сложностях проведения проверок малого бизнеса не выдерживают критики. Чтобы увидеть дефекты забора и отсутствие ограждения вокруг КТП (охранная зона), не надо заходить вовнуть, поэтому никакого согласования с прокурором не требуется. 

Юлия Базанова:
     - Сотрудники Ростехнадзора виновны больше всех. Они не торопились с проверкой, и даже ожоги 4 степени у ребенка и возможность очередного ЧП  на данной КТП их нисколько не стимулировала. То они вообще не знали про эту КТП-0293, то им прокуратура отказывала. То есть проверки можно не проводить, а зарплату получать и всеми привилегиями госслужбы пользоваться.
    В отношении инспектора А.А. Романютина вынесен персональный отказ в возбуждении уголовного дела. Но за данное преступление предусмотрено лишение свободы на срок до 5 лет, и в соответствии с ч.3 ст. 15 УК РФ это является преступлением средней тяжести, поэтому срок давности привлечения к уголовной ответственности - 6 лет - еще не истек…

      И в отношении директора ООО «Пермское» В.В.Кривошеева, хозяина всего имущества, он бы не истек, если бы сразу в ходе проверок были назначены экспертизы, которые очевидно подтвердили причинение тяжкого вреда здоровью, что предполагало бы возбуждение уголовного дела. Но ведь этого удалось добиться только «через Москву».

Ирина Жуйкова:

    - Только после того, как я побывала на приеме в Следственном Комитете России в Москве, начались проверки. Наши здесь вообще не хотели дело возбуждать.

     Еще в конце 2017 года было указание центрального аппарата СКР о том, чтобы установить виновных по ст. 293 УК РФ (халатность). Но именно по этой статье  местные следователи упорно волокитили дело. Ирина Жуйкова с адвокатом были и на приеме и у руководителя СУ СК России по Пермскому краю Сергея Сарапульцева. Им обещали, что дело дойдет до суда. И вот результат.
     «Прекращение уголовного дела в связи с истечением сроков давности - закономерный результат и ненадлежащего, исключительно формального прокурорского надзора со стороны заместителя прокурора Пермского района М.Ю.Трубникова», - уверены родители и их представитель. На протяжении года он не дал ни одного рационального указания  сотрудникам полиции о проведении экспертизы - говорит Юлия Базанова. При очевидной волоките при доследственной проверке, он также не принял мер понуждения к безотлагательному назначению экспертиз после возбуждения дела в феврале 2018 года. Все ссылки на сложность определения вида экспертизы надуманы. По мнению юриста, как только в полицию поступило сообщение из ожогового центра, нужно было назначить пожарно-техническую экспертизу, либо сразу комплексную пожарно-техническую и электротехническую, т.к. сначала врачи и потом судмедэксперты констатировали повреждения у ребенка – термические ожоги от воздействия высокотемпературных факторов. В результате, электротехническая экспертиза была  назначена только спустя 9 месяцев.
     По заключению эксперта И.Д.Ветчинкина, «Возгорание одежды на теле Самошкина Н.А. 07.04.2017 г. произошло в результате теплового воздействия электрической энергии». Эксперт отметил, что при эксплуатации КТП-0293 были нарушены Правила противопожарного режима в РФ.
      Причиной проникновения ребенка на корпус КТП -0293 явилось нарушение специальных «Правил устройства электроустановок» и уклон панели забора, ограждающего территорию «Пермское» по племенной работе», - сделал выводы эксперт П.Н.Цылев.
     «Причиной получения несовершеннолетним Самошкиным Н.А. электротравмы является эксплуатация КТП-0293 с несоблюдением расстояний от уровня земли до оголенных токоведущих проводов в нарушение п.4.2.88 «Правил устройства электроустановок (ПУЭ-7), либо с отсутствием горизонтального ограждения токоведущих проводов в нарушении п.4.2.93 ПЭУ-7.
     Вышеуказанные нарушения, допущеныне в ходе эксплуатации КТП-0293, явились следствием воздействия на тело потерпевшего электрического тока, получения несовершеннолетним Самошкиным Н.А. 07 апреля 2017 года электротравмы, термических ожогов 1,2,3АБ, 4 степени головы, правой кисти и левой нижней конечности, потерей зрения».

Какие еще доказательства нужны следователям и прокурорам?

Юлия Базанова:
   - Так сколько же требовалось времени зампрокурора Трубникову и сотрудникам Пермского межрайонного следственного отдела, чтобы придумать вид экспертизы? Предлагать родителям отступные в размере 50 000 руб. за пожизненную слепоту ребенка они придумали значительно быстрее!
     Прокурорский надзор в исполнении зампрокурора района  Трубникова -  это наказание для потерпевших, а не виновных. Отношение к потерпевшим  - исключительно как к спекулирующим на собственном горе, будто стремящимся нажиться за счет материальных компенсаций.
    В результате бездействия прокуроров потерпевшим крайне затруднен доступ к правосудию.

     Прокуратура тем временем присылает новые ответы. Так, начальник управления по надзору за следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельностью Р.В.Владимиров, рассмотрев жалобу Ирины Жуйковой на необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела в отношении инспектора А.А.Романютина, не нашел основанийдля ее удовлетворения. Постановление датировано 28 декабря 2019 года, хотя пришло в первых числах месяца. Все торопятся…
      Адвокат Юлия Базанова направила жалобу депутату Государственной Думы, а также в СК России.

На карманные расходы
   
Родственникам, действительно, предлагали 50 тысяч рублей. Непонятно только, на какие расходы. Наверное, на проезд для дальнейшего обивания порогов инстанций. Потому что на лечение Никиты требуются миллионы рублей.

Ирина Жуйкова:
    - Нам необходимо делать пересадку волос на голове, в том месте, куда ударил ток. Пока он не комплексует из-за этого, но когда станет постарше, начнутся проблемы. Надо проходить реабилитацию, лечиться, ездить на консультации к специалистам, потому что в Перми нашим заболеваниям никак не помогут.
    Нужны деньги, конечно. И сколько впереди предстоит расходов, даже трудно предположить, с учетом всех наших диагнозов и их развития. Но чтобы подавать иск на возмещение морального вреда, надо установить виновников произошедшего, а мы так и не можем это сделать.

     Сам Никита после длительного перерыва, когда он лечился и был на домашнем обучении, снова пошел в школу. Ему хочется общаться с друзьями, играть, гулять, жить…

P/S
    Как сообщили местные жители, в октябре 2019 года на этой же КТП случилась авария. Дерево упало на провода, и в домах надолго отключился свет. То есть, в этом хозяйстве ничего не изменилось. И новое ЧП, видимо, только дело времени…

 

Оксана Асауленко

 

№4 (109) от 7 мая