Дитя раздора

11 января 2018

 

«Родители имеют равные права и несут равные
 обязанности в отношении своих детей»

ч.1 ст.61 Семейного кодекса РФ


Уже пять лет отец пытается вернуть себе право воспитывать своего несовершеннолетнего сына. Бороться приходится и с бывшей женой, и с государственной системой. И «войне» не видно конца. А жертва противостояния – ребенок, у которого есть и мама, и папа, но нет семьи.

Квартирный вопрос
    Александр Кривошеин
из г.БерезникиПермского краяразвелся с супругой Яной Ульяновой в 2009 году. На тот момент их сыну было всего три года. Родители формально стали чужими людьми, но еще какое-то время продолжали жить вместе. А в 2010 году Ульянова подала на бывшего мужа в суд иск о признании утратившим право проживания в квартире.

Александр Кривошеин:
     - Квартира была куплена совместно. Часть средств на ее приобретение давали в долг мои родители их соседка по подъезду. В судебном заседании она этого не отрицала. И пообещала, что деньги вернет. Примерно одна треть квартиры  - моя.

По словам Александра, в квартире он был только прописан, а оформлена она была на жену. И не была признана совместно нажитым имуществом, потому что сделка купли-продажи прошла до регистрации брака.

Александр Кривошеин:
    - У нас заявление уже в ЗАГСе лежало, но получилось жилье раньше купить. Я уже потом понял, что все не случайно. Но тогда для меня это было не важно. Она и прописала-то меня только через полгода, по-моему.

    В 2013 году Александр, от имени своей матери, подал заявление в суд об истребовании денежных средств, уплаченных за покупку квартиры, но в удовлетворении требований было отказано. Тогда он обратился в полицию для проведения проверки по факту мошенничества и самоуправства, но тоже безрезультатно.

Александр Кривошеин:
    - Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела подписал участковый уполномоченный, что является незаконным, так как превышает его должностные полномочия. И основано все только на показаниях самой Ульяновой.
    С 2011 по 2012 год я вообще не мог в квартиру попасть – она замки сменила, вещи мои выбрасывала. Описи имущества судебные приставы не сделали. Тот же участковый был в курсе всей этой ситуации, но никак не препятствовал нарушению закона.

     Александр вернулся к родителям, оставшись и без квартиры, и без денег. Но главное – с ним был сын. В тот период он практически постоянно проживал с отцом, бабушкой и дедушкой.

Место жительства
   
По словам отца, он никак не препятствовалобщению матери с сыном. Но Я.Ульянова обратилась в полицию, сообщив, что ей уже три недели не дают видеться с ребенком. Женщина пояснила, что с А.Кривошеиным у нее сложились неприязненные отношения, но «бывший муж спиртным не злоупотребляет, сыну опасность не угрожает, могу сказать, что сына он очень любит».  Это объяснение было написано3 марта 2012 года. А 6-го марта, в заявлении в территориальное управление министерства соцразвития, она пишет: «опасаюсь за психическое развитие ребенка с жестким и агрессивным отцом». Как за три дня могли произойти такие кардинальные изменения?
     В мае 2012 года было составлено Соглашение об определении места жительства ребенка, согласно которому Кривошеин получил право два раза в неделю забирать его себе. Кроме того два выходных подряд два раза в месяц – пребывание в семье отца. Половина праздников в году – тоже с папой. И ежегодный совместный отпуск с выездом за город.
    Таким образом, родители получили равные права по воспитанию сына. Казалось бы, вопрос решен. Но именно после официального документа, подписанного обеими сторонами, начались проблемы.

Александр Кривошеин:
     - После этого соглашения, понимая, что по закону у меня есть все права на воспитание, она начала воздействовать на него психологически, настраивать против всей нашей семьи. Фактически с того момента ни я, ни бабушка с дедушкой не имеем возможность общаться с сыном и внуком.

Побои
   
В поселке, где все друг друга знают, начала распространяться порочащая Кривошеина информация. Создавалось такое привычное общественное мнение о несчастной женщине, матери двоих детей, и злодее – ее бывшем супруге. Никто же не будет изучать документы и хронологию развития этой семейной драмы, которые говорят совсем о другом.

Александр Кривошеин:
   - Ее дочь от первого брака я воспитывал как родную. Матери некогда было. Я водил ее заниматься в баскетбол, в каратэ. Она призовые места у меня занимала. Но я никак не думал, что она потом на моем сыне, своем брате, будет удары отрабатывать.

    Однажды, когда отцу удалось забрать ребенка из школы, он увидел, что у того синяк под глазом. Мальчик ничего не мог пояснить, находился в стрессовом состоянии.

Александр Кривошеин:
    - Мы пришли домой. Он никак не шел на контакт, три часа вообще молчал. Потом бабушке кое-как удалось его разговорить, и он сказал, что его стукнула сестра…

30 апреля 2014 году Александр Кривошеин обратился в полицию  с устным заявлением о том, что его несовершеннолетнему сыну нанесены побои. В присутствии законного представителя ребенок дал пояснения: «Мамы дома не было. Моя сестра подошла ко мне и ударила один раз кулаком в лицо…Мне было больно, но я не плакал…Она раньше меня ударяла руками по телу, но мне больно не было…Я своей маме и папе все рассказал». 
6 мая была проведена судебно-медицинская экспертиза, которая зафиксировала, что у ребенка «кровоподтек на лице…и, судя по его характеру и локализации, образовался от ударного воздействия твердым тупым предметом по лицу потерпевшего примерно за одну неделю до обследования».
  
   Началась проверка, в ходе которой были опрошены мать и сестра пострадавшего. Ульянова пояснила, что «выбегая из кухни в комнату, малолетний сын ударился лицом о дверцу холодильника, при этом причинил себе травму…».

Александр Кривошеин:
   - После этого они ребенка запугали, и он тоже стал говорить про холодильник. Когда его попросили показать, как именно ударился, он показал на плоскую часть дверцы. Но при этом под ударом оказываются бровь и нос, а у него синяк под глазом!
   
    26 мая старший инспектор ОДН МО МВД России «Березниковский» А.В.Ануприенко направила материалы проверки в судебный участок, мотивировав решение тем, что это дело частного обвинения и возбуждается прокурором или судом. В мировом участке все сошло на нет, так как инспектором не были проведены необходимые действия для того, чтобы дело могло быть объективно рассмотрено в суде.  
    Кривошеин снова и снова писал заявления. 27 июля 2016 года Ануприенко вынесла очередное постановление, перенаправив материалы по факту систематического нанесения побоев малолетнему теперь уже в СУ СК России по Пермскому краю СО по г.Березники для дальнейшего рассмотрения. О чем Кривошеину сообщил начальник МО МВД России «Березниковский» О.В.Мизин. Но 19 августа 2016 года, заместитель прокурора г.Березники А.В.Шевцов отменил постановлениеАнуприенко как незаконное,и снова направил дело Мизину.    
     Так безрезультатно все эти годы отец пытается добиться от полиции и прокуратуры проведения полноценной проверки условий, в которых находится его сын. Никто не наказан, если уж не за умышленные действия по причинению вреда здоровью малолетнего, то хотя бы оставление ребенка в опасности.
     А в мае этого года Ульянова написала заявление в полицию о том, что бывший муж, встретив ее у магазина, нанес ей удар в грудь. Сотрудникам, проводившим проверку по данному факту, хватило того, что показания пострадавшей подтвердили дочь, со слов матери, и сестра, также со слов самой Ульяновой. Хотя есть заключение судебно-медицинской экспертизы: «У Ульяновой Я.В. при объективном обследовании повреждений не зафиксировано». Тот факт, что женщина находится в конфликте с бывшим мужем, нарушает условия соглашения, и таким образом, имеет все основания для оговора, полицейских не смутил. Кривошеину присудили штраф 10 тысяч рублей.

«Самым ненужным»
  
 Но, может, действительно, ребенку лучше с мамой? Может, она одна всегда добросовестно исполняла обязанности по надлежащему воспитанию ребенка, а папа только права качает? Но выясняется, что во время совместного проживания супругов, на больничном с сыном находился только отец. В справке из детского сада от августа 2013 года, уже в период, когда родители уже разошлись, отмечается, что «воспитанием и развитием ребенка (оплата за содержание в ДОУ, прохождение медицинских специалистов, организация досуга выходных дней, нахождение на больничном листе) занимается отец».
  
  По словам мужчины, и во время совместного проживания, а особенно после, мать допускала факты небрежного отношения к здоровью ребенка.

Александр Кривошеин:
     - Еще в раннем детстве у него был выявлен астигматизм обоих глаз. Но Ульянова от меня тот факт скрыла. Я узнал это только в 2013 году от дошкольной комиссии. Было рекомендованы очки и назначено лечение. Очки мать не выкупила, лечение не проводила. В сентябре я обратился в поликлинику. Зрение ребенка стало хуже, чем в мае. Я выкупил очки и капли для глаз.
     Ребенку из-за проблем со зрением рекомендовано как можно меньше времени проводить у телевизора и компьютера. Но все каникулы ребенок сидит один дома у компьютера. От меня его прячут. В 2012 году я хотел его свозить к родственникам на озеро Байкал, но Ульянова отказалась мне выдать свидетельство о рождении ребенка, мотивировав тем, что я его обратно не привезу.

     Но больше всего отца беспокоит психологическое состояние ребенка. Вп.4 Соглашения, которое было заключено в 2012 году, написано, что «родители обязуются не настраивать сына друг против друга и не наносить вреда психологическому здоровью ребенка». Но в том время, когда отцу удавалось увидеть сына, он все труднее шел на контакт, был замкнут. Александр решил обратиться к специалистам для социальной психологической диагностики состояния ребенка.
     В 2014 году, еще до побоев, его обследовали в «Верхнекамской социальной компании «Доверие».

 Из заключения:
    
«Тесты показали, что у ребенка узкая, «склеенная» отношенческая картина мира, чувства амбивалентны, то отрицательные, то положительные. Несовершеннолетний чаще всего испытывает радость, которая относится к папе, бабушке и дедушке со стороны отца, к дедушке со стороны мамы…К маме и сестре – грусть, к другу – злость…
    Несовершеннолетний чувствует нехватку психологической теплоты дома. Акцентирован на прошлом. Застенчив, пуглив, импульсивен, напряжен.
   Тест «Рисунок семьи» показал, что ребенок вовлечен в конфликтные семейные взаимоотношения, практически это сигнал неблагополучия. Себя ребенок считает самым значимым в семье, но при этом самым ненужным…»

    По результатам тестирования педагог-психолог Е.В.Смирнова рекомендовала как можно быстрее разрешить данную ситуацию и «определить возможность общения с каждым из родителей в достаточной мере для полноценного развития несовершеннолетнего». По мнению специалиста, именно семейный конфликт негативно сказывается на общем эмоциональном фоне, что мешает ребенку нормально развиваться и адаптироваться к новым условиям, так как несовершеннолетний пошел в первый класс.
      Но в школе и педагоги, и психологи полностью встали на сторону матери. Так, Л.А.Баженова, классный руководитель дает пояснения инспектору ПДН о том, что о маме ученика у нее сложилось хорошее впечатление, а «отец ребенка человек авторитарный, оказывает на него психологическое давление». Но ведь мальчик постоянно проживает с мамой. На основании чего учительница сделала вывод не понятно. Если ей известны такие факты, то почему они никуда не обращалась? Такую же негативную оценку отцу дает социальный педагог школы Н.В.Котельникова, и тоже голословно. Информации о том, что педагоги пытались как-то разрешить сложную ситуацию, помирить родителей, помочь ребенку –в материалах дела нет. даже когда он пришел в школу с побоями. Но в конфликте поучаствовали.
     Но больше всего вопросов в этой ситуации к территориальному управлению минсоцразвития, органам опеки и попечительства, проще говоря.

Бесполезные органы
    
С 2012 года Александр Кривошеин пытается привлечь государственные органы третьей стороной в разрешении семейного конфликта. Не добившись результата от местного управления, которым руководит Л.И.Романенкова, обратился к Уполномоченному по правам ребенка в Пермском крае Павлу Микову. Заместитель председателя КДН и ЗП г.Березники Е.В.Конюковой на запрос сообщила омбудсмену, что «проведены неоднократные встречи с родителями несовершеннолетнего…совместно со специалистами органов опеки и попечительства была проведена переговорная площадка…ситуация в семье на контроле». Оказалось, что чиновница ввела Уполномоченного в заблуждение. Есть официальный ответ из самого же теруправления, от начальника отдела опеки и попечительства И.Ю.Дегтярниковой.
    «Сообщаем, что Ульянова Я.В. дважды в течение августа-сентября 2014 года приглашалась в органы опеки и попечительства г.Березники порядка общения между родителями, но оба раза приглашение проигнорировала».        

    Сама Конюкова 28 августа 2014 года вынесла постановление о назначении административного наказания в отношении Ульяновой Я.В. и штрафа в размере две тысячи рублей за ненадлежащее исполнение обязанностей по защите прав и законных интересов своего несовершеннолетнего сына ,что «выразилось в том, что с мая 2014 года Ульянова Я.В. препятствовала общению своего сына с его отцом…»

      Но и после этого Ульянова не изменила свою позицию. Органы опеки оказались бессильны. Впервые заседание комиссии по делам несовершеннолетних по этой семье было проведено только 7 ноября 2017 года. Этого добился отец, но он же и оказался проигравшим в этой битве за сына.

Александр Кривошеин:
    - Они дождались, когда ребенку исполнится 11 лет, чтобы можно было его самого спросить, с кем он хочет жить. Он присутствовал на комиссии, и при мне он ни слова не сказал. Потом мы с адвокатом вышли, и якобы тогда он сказал, что хочет жить с мамой, а меня не хочет видеть.
    Вопросы нарушения его и моих прав на этой комиссии вообще не рассматривались.

      Сейчас готовится проект очередного соглашения о возможности общения ребенком с отцом, бабушкой и дедушкой, которые вообще непонятно за что пострадали.
     Связаться с Яной Ульяновой, чтобы выяснить, почему все-таки она против общения сына с отцом, нам не удалось.
     Несмотря на то, что в материалах проверок этого затянувшегося дела нет ни одного факта нарушения Александром Кривошеиным прав ребенка и какого-либо негативного воздействия с его стороны на малолетнего, по сути отец оказался лишен родительских прав. Сейчас он уверен, что даже если ему разрешать видеться с сыном органы опеки, то мать сделает все, чтобы ребенок сам этого не захотел. И из-за этого переживает больше всего. Ведь безвозвратно уходят дни; будни и праздники, которые он мог бы провести со своим единственным сыном. И никто не сможет им двоим это время вернуть…
  

Оксана АСАУЛЕНКО

№9 (94) от 8 ноября