Обыкновенный «гуманизм»

7 декабря 2017

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства».
Ст.2 Конституции РФ


Инвалид I группы подвергся пыткам во время допроса следователем, не имея возможности сходить в туалет. В другой раз его заставили ехать на коляске через весь город, - в итоге мужчина потерял сознание.Но пермская прокуратура не видит в этом нарушения закона.

Привычными методами
    
 25 апреля 2017 года утром в квартире Юрия Гарипова раздался настойчивый стук в дверь. Сиделка еще не успела до конца ее открыть, как ворвались вооруженные люди в масках. Ничего не понимающему хозяину, прикованному к инвалидному креслу, сообщили, что возбуждено уголовное дело по ч 3, п. «б», ст 146 УК РФ (нарушение авторских и смежных прав, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой) по факту незаконного приобретения, хранения и сбыта контрафактной продукции на сумму свыше 100 000 рублей. Сам Гарипов, по мнению следствия, организатор преступного сообщества. Что именно искали незваные гости – неизвестно, но изъяли планшет, телефоны, сберкнижку, паспорт.
     Мужчине стало плохо. Дело в том, что каждые два часа он должен менять положение тела, ложиться на противопролежневый матрас. К тому же, только в таком горизонтальном состоянии он может сходить в туалет. Гарипов надеялся, что скоро его оставят в покое. Но оказалось, что это только начало. Оперативники связались со следователем, сообщили о том, что имеют дело с инвалидом I группы, но тот сказал – все равно везти его на допрос на Куйбышева, 85, в ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю. Вышли на улицу. В служебную машину Гарипов с креслом, разумеется, не поместился, Тогда сотрудники полиции настояли, чтобы он ехал до отдела на своем автомобиле.
     Около 12 часов дня приехали в следственную часть, где и познакомились со следователем Т.Шардаковым. Подозреваемый хотел пригласить своего защитника, но был вызван адвокат по назначению Г.Бондаренко, которая смогла приехать только к 15.00. Юрий Гарипов уже почти шесть часов находился в сидячем положении, был лишен возможности принять пищу, и самое главное – справить естественную нужду.

Юрий Гарипов:
   - Надо в туалет сходить, я не могу уже терпеть. Просил, умолял сотрудников дать мне возможность поменять памперс, но получил категорический отказ. Сиделке сказали, что, если она выйдет, то больше не зайдет. В итоге я оказался весь в собственных испражнениях. Все побежало ручьем, под ноги следователю. Но он все равно не остановил допрос…
    Начались боли в позвоночнике. Стало как будто током прошибать. Я уже практически сползал с кресла, грыжа вылезла. Подписывал уже все документы, которые мне давали, не вчитываясь в них, не понимая их суть. Я хотел только одного, чтобы эти пытки поскорее закончились, и меня отпустили домой. Произошло это только в 9-ом часу вечера.

    Еле живой Гарипов вернулся домой, отлеживался два дня. Потом вызвал скорую помощь, сделали УЗИ.

Юрий Гарипов:
    - Мочевой пузырь растянулся, там появились два новообразования. Уже по результатам обследования урологи сказали, что у меня моча вверх начала подниматься. Почки бы отказали, и я вообще бы умер. Кроме того, после этого стресса, заболела поджелудочная, обострился панкреатит.

     Но и после этого следователь Т.Шардаков не изменил свои методы работы. Так, он пришел к Гарипову домой 24 августа и потребовал, чтобы на следующий день тот явился в отдел для подписания документов. Обвиняемый позвонил адвокату, но тот был занят с утра.

Юрий Гарипов:
     - Следователь стал меня запугивать, что мы тебя закроем за нарушение режима. Когда он ушел, мне стало плохо, скорую вызывали. На следующий день мне пришлось ехать на коляске несколько километров. Приехал и почти сразу потерял сознание. Меня увезла оттуда скорая помощь. Это было 25 августа. И на следующий день он снова заставил меня туда ехать. А сейчас мне говорят, что следователь еще проявил ко мне гуманизм! И в чем этот его гуманизм?

Соучастники
    
Юрий Гарипов сразу же, после первого допроса, обратился в прокуратуру Пермского края с жалобой на незаконные действия следователя. Но до сих, вот уже несколько месяцев, из надзорного органа идут одни и те же отписки.
    Заместитель прокурора края Л.Малышева сообщила, что «записи с камер видеонаблюдения, установленных в коридорах здания следственной части, не сохранились». Дальше сообщается, что согласно объяснением сиделки, во время допроса она давала Гарипову воду, а есть он не просил.

Юрий Гарипов:
    - Сиделку мою они на тот момент вообще не опрашивали. Уже после того, как мы написали жалобу в Отдел собственной безопасности ГУ МВД, звонил сам Шардаков, на которого мы и жаловались (!), и вызывал ее для допроса.

     Со слов Шардакова, допрос проходил с 15.15 до 16.45, после чего был объявлен перерыв, и у подозреваемого имелась возможность для соблюдения норм личной гигиены, принятия пищи и т.д. Исходя из этого, Малышева не усмотрела мер прокурорского реагирования. Это решение было обжаловано. И.о. начальника управления по надзору за следствием, дознанием и ОРД Прокуратуры Пермского края А.Демидов прислал несколько практически идентичных ответов о том, что доводы жалоб не подтвердились. А представленные медицинские документы получены после допроса. В связи с чем, указанные в них рекомендации о том, что Гарипову необходима смена положения тела каждый 2-3 часа, не могли быть доведены до следователя.

Алексей Голубев, адвокат:
    - Еще в апреле обращались и в Следственный комитет, и в прокуратуру с тем, чтобы были изъяты и сохранены записи с камер, но этого сделано не было. Мы считаем, намеренно. Остальные доводы тоже не имеют подтверждения. К тому же, возникает вопрос, даже если был перерыв, то как Гарипов мог сходить в туалет? Для этого ему необходимо лечь. Дома, чтобы переместиться из кресла на кровать, он использует специальные приспособления. А там как он должен был сделать то, что уже на протяжении 13-ти лет сделать не может!? Он рассчитывал, что через час-полтора вернется домой, как ему и обещали оперативники, проводившие обыск.
     Прокурор нам отвечает, что следователь не мог знать о состоянии здоровья. То есть косвенно вина признается. Но незнание закона не освобождает от ответственности, тем более, - должностное лицо. Если даже нет каких-то специальных норм, связанных с допросом инвалидов, то должны использоваться общие нормы. В них четко и ясно закреплено, что действия органов государственной власти, в том числе правоохранительных,  в отношении подозреваемых, обвиняемых, не могут поставить их жизнь и здоровье под угрозу.

    Справка об инвалидности была сразу предоставлена Т.Шардакову. Хотя, наверное, и особой необходимости в этом не было. Можно и так было предположить, что в жизни инвалида-колясочника столько особенностей, что без специалиста оценить его состояние нельзя. Но следователя не остановило то, что он имеет дело с человеком с ограниченными возможностями, а наоборот спровоцировало к проявлению какой-то немотивированной жестокости.
    Юрий Гарипов обратился за помощью в Аппарат Уполномоченного по правам человека в Пермском крае. 9 сентября 2017 года на имя прокурора Пермского края В.Антипова было подано обращение от Т.Марголиной. Она указала, что вынуждена не согласиться с предыдущим ответом Л.Малышевой, так как в нем нет информации о проведении опроса адвоката Г.Бондаренко, которая во время допроса Гарипова Шардаковым внесла в протокол запись о необходимости прекращения следственного действия по состоянию здоровья гражданина. Кроме того, отсутствуют сведения о том, что была проверка соблюдения требований ст.187 УПК при проведении допроса инвалида I группы следователем, который мог учесть состояние здоровья Гарипова (провести допрос по месту жительства, ограничить его по времени с учетом рекомендации врачей и т.д.)
     Ответ пришел от заместителя прокурора края А.Дерышева, который, видимо, не читал обращение омбудсмена, и снова переписал все, что было ранее.
     Таким образом, все попытки добиться реакции от прокуратуры оказались безрезультатными. Юрий Гарипов решил обратиться в Ленинский районный суд, чтобы признать решение А.Дерышева незаконным, необоснованным и немотивированным. А также с требованием: «обязать явиться в суд следователя ГСУ ГУ МВД России по Пермскому краю Т.Шардакова, оперуполномоченного УБЭП ГУ МВД России по Пермскому краю С.Шипицына, врачей скорой помощи Ташаева, Дегтярева, Жиляеву».
     
Еще во время обыска у Гарипова дома, когда он почувствовал недомогание, дважды вызывалась скорая помощь. Первая бригада приехала в 9.40 утра.

Юрий Гарипов:
    - После продолжительной беседы с сотрудниками полиции, врач не стал мне ничего объяснять, просто сказал, что не может меня госпитализировать, так как возражают сотрудники полиции. В 11.45 приехала уже другая бригада. Опять же пообщались с сотрудниками полиции, и сказали, что оснований для госпитализации нет.

    Но в ответе из прокуратуры указано, что сам Гарипов отказался от госпитализации! В материалах дела нет такого факта. Тем не менее, сам отказ скорой помощи в госпитализации гражданина с жалобами на болевые синдромы будет дальше обжаловаться, как и действия сотрудников полиции.

Алексей Голубев:
    - Судебной практики по нарушениям прав инвалидов 1 группы со стороны госорганов практически нет. Были случаи в отношении бездомных, попрошаек, но до суда дело не доходило. А так как в нашем случае, в отношении нормального гражданина, имеющего постоянное место жительства, платящего налоги, - не было. Гарипов являлся индивидуальным предпринимателем. Все сотрудники его фирмы были устроены официально, оплачивались отпуска, в том числе и декретный одной из сотрудниц.

       Для того, чтобы привлечь сотрудников за причинение вреда здоровью и обратиться с иском в гражданский суд, необходимо провести комплексную судмедэкспертизу. Но где взять на нее деньги? Ведь по постановлению Шардакова был наложен арест на имущество и денежные средства Гарипова.

Опять «пираты»?
      Арестован автомобиль инвалида, банковские счета. Юрий Гарипов получает пенсию – 17 тысяч рублей в месяц, около 4 тысяч компенсацию за лекарства и услуги ЖКХ.  Но в месяц ему надо больше 60 тысяч рублей. Только одна сиделка обходится в сутки в 1400 рублей. Кроме того, Гарипов помогал своей дочери, инвалиду детства. В последний год он жил на деньги от продажи квартиры. Миллион уже потратил, оставалось еще около 1 млн 700 тыс. Но теперь эти средства недоступны. Растет долг за квартиру, и приставы начали вычитать средства из пенсии.
    Попытки отменить арест оказались безуспешными, несмотря на то, что есть необходимые выписки из Пенсионного фонда. Но судья Пермского краевого суда О.Райхель, рассматривавший апелляционную жалобу, применил в своем постановлении двойное отрицание, написав, что «безусловно», «без всяких сомнений» не доказано, что данные счета не использовались в преступных целях. А Шардаков, видимо, доказал безусловно и без всяких сомнений.
    Как выяснилось, оперативно-розыскные мероприятия в отношении Гарипова начались еще год назад. Это еще раз подтверждает, что следователь досконально знал, как живет этот гражданин, и, планируя в отношении него дальнейшие следственные действия, мог и с врачом поговорить, и законы почитать, и не форсировать события таким образом.

Юрий Гарипов:
   - Они сделали контрольную закупку. На основании этого провели обыск у моих сотрудников, и у одного из них изъяли 800 дисков. Я сам уже не мог их контролировать, так как давно отошел от дел.

Алексей Голубев:
    - Сроки расследования дела продляются. Все будет зависеть от экспертизы. Мы подавали следователю ходатайство о том, чтобы участвовать при исследовании доказательств, потому что боимся, что они могут подменить продукцию. Ответа нет.

     Офис-менеджер уже пошел на сделку со следствием, чтобы смягчить для себя наказание, а это значит, что остальные сотрудники фирмы практически автоматически становятся обвиняемыми. Так как ИП было оформлено на Юрия Гарипова, то он - в первую очередь.

Алексей Голубев:
    - Они говорят, что была создана организованная группа для совершения преступления в период с 2016-2017 г.г., но у Гарипова ИП с 1994 года. Он был официальным лицензиатом, продавцом  фильмов и музыки.

     Тяжелое увечье Юрий Гарипов как раз и получил в 2004 году из-за своей работы. В те годы он боролся с местными «пиратами», представляя «Фонд  распространения продукции, защищенной авторскими и смежными правами» в Пермской области. Помощь ему оказывал адвокат Фонда. Сначала ранение после нападения получил он, а затем стреляли в самого Гарипова. Хотели, видимо, убить. Но он выжил, став инвалидом.

Юрий Гарипов:
    - Три недели я был без сознания. Потом меня увезли лечиться в Москву. Здесь я, наверное бы, не выжил. А преступников никто и не искал. Меня даже не опрашивали…

    Тогда было понятно, что этот бизнес «крышуют» бандиты, и каждый просчитывал риски для себя. Cегодня же стрелять тем, кто контролирует эти денежные потоки, нет необходимости. Они могут посадить любого, кто встал на пути или просто для отчетности. Поэтому теперь бояться надо неожиданного стука в дверь и слов: «Откройте, полиция!».
    Но такие садистские методы – они ведь от профессионального бессилия, от отсутствия доказательств или их нехватки, чудовищной некомпетентности и при этом уверенности в том, что любое беззаконие будет прикрыто. А то, что очередной «галочке» в раскрытии преступления, добытой таким путем, – грош цена, людей в погонах давно не смущает.

                                                                                        Оксана АСАУЛЕНКО

№8 (93) от 5 октября