Выкрутить руки

7 декабря 2017

Причинением вреда здоровью, потерей денег, времени и сил обернулось обычное посещение пермяком кафе. Скоро будет три года, как он пытается привлечь к ответственности сотрудников полиции.

В субботу, 27 декабря 2014 года, Андрей Боровских зашел в одно из заведений сети кафе «Хуторок» - «Пельменная на Уинской» в микрорайоне Садовый, неподалеку от своего дома. И вряд ли мог предположить, что он вернется к родным только через двое суток.

Добро пожаловать, или…
   
Придя в кафе, мужчина сразу оплатил чек на 1,5 тысяч рублей и еще 300 рублей заплатил за вход, заказав: стопку водки, бокал пива, фисташки и на остальные деньги попросил принести шампанское.

Андрей Боровских:
    - Я просил официантку, чтобы она уложилась в эту сумму. Одну бутылку шампанского я подарил девчатам за соседним столиком. Она приносит еще две и говорит, что нужно доплатить 900 рублей. Бутылка стоит 600 рублей. Я сказал, что не буду брать. В этом случае нужно было 300 рублей мне возвращать. Официантка сказала, что чек пробит ранее. Я и не просил сдачу, я просто отказался от товара, и все. Но сотрудница оставила одну бутылку на столе, и впоследствии стала требовать с меня доплатить 300 рублей. Из-за этого конфликт и произошел.

      То, что произошло потом, стало предметом административного разбирательства, затянувшегося предварительного расследования, возбуждения, а затем прекращения уголовного дела в отношении полицейских, которых позвала на помощь администратор.
     Были изъяты записи с камер видеонаблюдения внутри заведения. Стол, за которым сидел Боровских, находится прямо под одной из них, поэтому отчетливо просматривается все действо. На протяжении длительного времени видно, как посетитель сидит на своем месте, периодически выходит из зала, общается с официантками. Ни к кому никакой агрессии не проявляет.
     В 02.50 ч. происходит разговор с официанткой, которая показывает счет, что-то эмоционально объясняет. Мужчина не соглашается. После этого был вызван наряд полиции. На месте появляются два сотрудника вневедомственной охраны ФГКУ УВО ГУ МВД России по Пермскому краю – А.Носков и А.Ермаков.

Андрей Боровских:
   - Я их встретил еще в фойе. Они не представились, не показали удостоверения, не спросили у меня документы. Носков отодвинул меня. Я приподнял руки вверх, показывая, что не имею никаких отрицательных намерений. Он толкнул меня в плечо, и после этого вышел на улицу. Сотрудники полиции не  предъявили никаких требований о прекращении каких-либо противоправных действий, поскольку я ничего не совершал.

      Далее, из видеозаписи видно, что в 03.10 ч. мужчина вернулся за свой столик. Он решил открыть эту бутылку шампанского. Как  сам поясняет, уже из принципа: ведь наполовину он за нее заплатил. В это время к нему подходят сотрудники полиции, опять же не показывая никаких удостоверений. Носков машет перед лицом посетителя планшетом, потом выхватывает бутылку из рук, после чего с силой бьет Боровских по лицу. Вместе с напарником они вытаскивают его из-за стола. Мужчина пытается устоять на ногах, но оперативники, выкрутив ему руки, укладывают его на пол и надевают наручники. Несмотря на то, что они и так справились, и человек уже полностью обездвижен, еще и сотрудник кафе сзади придавил его коленом.

Андрей Боровских:
    - Лежу на животе уже, в беспомощном состоянии, а они начинают издевательские действия проводить, - связанные руки подтягивают к голове, заламывают их. Я при этом несколько ударился лицом об пол.

Посетители заведения спокойно смотрят. Сотрудники вызвали второй наряд, и еще двое полицейских вывели избитого на улицу. В это время Носков садится за стол и что-то пишет. Администратор подсаживается к нему, ничего не поясняет, не читает, не глядя все подписывает. Потом точно также делает ругой сотрудник, который помогал полицейским. Все это происходит в отсутствие Боровских.

Задержание
     
По закону сотрудники вневедомственной охраны должны были в кратчайшее время доставить задержанного в отдел полиции. Но согласно материалам дела, протокол был оформлен только в 8  часов утра. До этого времени его возили по больницам. Ему зашили разбитую губу и сделали рентген головы в МУЗ ГКБ №5  и в МУЗ ГКБ №1 г.Перми. В ООО «Первый травмпункт» его осмотрел Д.Бубнов, который поставил диагноз: ушиб грудной клетки слева, растяжение связок локтевого сустава слева. По словам врача, больше он этого пациента не видел.

Андрей Боровских:
    - Он написал – растяжение, оснований для госпитализации нет. Днем в субботу меня увезли в спецприемник на Героев Хасана, где меня осмотрел врач, и сказал, что нужно править плечо. Но только в воскресенье вечером я добрался дома, и снова пошел в больницу, потому что терпеть боль уже не мог. И опять попал к Бубнову. Он говорит, я оказал уже помощь, ничего больше сделать не могу. Тогда я вызвал скорую помощь, и уже ее сотрудники снова привели меня к нему. Он опять отказал. Я вернулся домой. На следующий день у меня поднялась температура, началось воспаление. Я снова поехал в травмпункт, и уже другой врач меня срочно направил к хирургу. Меня госпитализировали, под наркозом провели операцию. Оказалось, что у меня был вывих левого предплечья.

      Андрею Боровских был причинен вред здоровью средней тяжести, что повлекло не только потерю трудоспособности на срок более 21 дня, но и дальнейшие проблемы, так как работа пострадавшего связана с физическими нагрузками.
    - До сих плечо полностью не восстановилось, часто ноет, болит. Возможно, если бы сразу оперативно его поправили, то проблем впоследствии было бы меньше.
     По факту ненадлежащего оказания медицинской помощи  сотрудником ООО «Первый травмпункт» Боровских впоследствии написал заявление в правоохранительные органы. После длительных безрезультатных проверок 6 июля 2017 года капитан полиции УУП отдела полиции №4 Управления МВД по г.Перми А.Мазунина отказала в возбуждении уголовного дела. При этом в постановлении Мазунина противоречит сама себя, указывая, что «признаки вывиха левого предплечья имеются на рентгенограмме, выполненной в этот же день». Но дальше говорит о том, что травматолог, изучив снимки, поставил диагноз: «ушиб грудной клетки слева, растяжение связок левого локтевого сустава, ушитая рана нижней губы».  
Так что помешало доктору Бубнову поставить верный диагноз и оказать адекватную медицинскую помощь?
     В течение почти двух суток с момента задержания Андрей Боровских не имел возможности сообщить домой, где он.
    - У меня старенькая мама, которая не знала, где я. Ей  нужно подавать лекарства. Я неоднократно говорил об этом полицейским, но все бесполезно. У меня с собой был паспорт, личность могла быть сразу установлена, и меня должны были отпустить. Меня же держали в дежурной части, а потом в спецприемнике в общей сложности больше 40 часов. Закон уже был нарушен с их стороны, и они понимали, что нужно найти какой-то выход, чтобы не отвечать за этот беспредел. И нашли.

     29 декабря2014 года Андрея Боровских повезли в суд,- на общественном транспорте, в наручниках(!). Его обвинили в совершении правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.19.3 КоАП РФ («Неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, а равно воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей»).
     Судья Мотовилихинского районного суда г.Перми С.Бурлякова удовлетворилась рапортом Носкова и письменными объяснениями сотрудников, то есть заинтересованных лиц, о том, что «Боровских вел себя агрессивно, кричал матом, хватался за форменное обмундирование, отталкивал сотрудников и т.д», а к показаниям Боровских о том, что он этого не делал «суд относится критически и расценивает их как способ защиты и желание уйти от ответственности».  Признала его виновным и назначила наказание в виде штрафа в размере 1 000 рублей.
     Попытки обжаловать это решение оказались безуспешными. Его поддержала судья Пермского краевого суда Е.Филатова, а затем – заместитель председателя Пермского краевого суда М.Гилева.

Волшебным образом
   
Андрей Боровских сразу написал заявление о противоправных действиях сотрудников полиции, превышении должностных полномочий, то есть, наличии признаков уголовного преступления. Но документ сначала зачем-то приобщили к административному делу, потом «спихнули» на участкового, что не соответствует его компетенции. И только после многочисленных настойчивых жалоб оно попало туда, куда нужно – в следственный отдел по Мотовилихинскому району г.Перми СУ СК РФ по Пермскому краю.
    19 февраля 2015 года появляется первое постановление следователя А.Бурайкина об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции. В материалах проверки, на которые ссылается Бурайкин, есть показания А.Носкова. Он сообщает, что вызов на объект поступил в 02.15. Через три минуты он и Ермаков прибыли на место, надели бронежилеты и зашли в кафе, где администратор показала на Боровских, сообщив, что он отказывается платить. Но по камерам –время прибытия наряда около 03.06, по сообщениям из дежурной части – кнопка сработала в 02.55. Временные расхождения в показаниях полицейских встретятся еще много раз, но это не главное. Дальше Носков рассказывает о том, что Боровских вел себя неадекватно, пытался затеять драку с персоналом, не реагировал на замечания. Администратор попросила остановить Боровских, и Носков выхватил у него неоплаченную, по словам администратора, бутылку. После этого Боровских якобы схватился за автомат Носкова, и тогда тот вынужден был нанести ему «расслабляющий удар кулаком правой руки в лицо». Но дальше отмечается, что разбил губу мужчина сам, когда его положили на пол, и он неудачно стукнулся. Если «расслабляющий удар» был законным, как уверяет Носков, то зачем еще какие-то оправдания? Потом вместе с Ермаковым они выполнили «боевой прием» и надели наручники. Но для чего после того, как человек уже был обездвижен, они продолжали применять насилие? Нет ответа.
     Дальше Носков говорит о том, что в течение десяти минут после задержания мужчина был доставлен в дежурную часть отдела полиции в Мотовилихинском районе. Но протокол, как мы помним, составлен в 8 утра. На это Носков отвечает, что до этого времени Боровских возили по больницам, и он не мог составить протокол. Отказ в возбуждении уголовного дела основан только на показаниях полицейских и сотрудников кафе. Судмедэкспертиза еще не была закончена, но и без этого следователю стало очевидно, что никакого превышения должностных полномочий не было.
     Андрей Боровских обратился в суд. 27 августа 2015 года судья О.Спиридонов признал постановления Бурайкина и районных прокуроров С.Зубарева и  В.Неволина, отказавших Боровских в удовлетворении жалобы на действия следователя, необоснованными и обязал устранить допущенные нарушения. В частности, судья обратил внимание, что следователем не были предоставлены эксперту видеозапись, медицинские документы и другие материалы проверки, не были поставлены вопросы о механизме получения травм. Было установлено, что заявителю причинен вред здоровью средней тяжести, а Бурайкин пишет про «легкий вред». Спиридонов отмечает, что следователь при вынесении постановления ограничился лишь перечислением доказательств одной стороны, не дал оценку доводам Боровских. Вывод о том, что действия сотрудников носили законный и обоснованный характер, а физическая сила и спецсредства были применены для пресечения административного правонарушения, никаким образом не мотивирован, - отметил суд. Кроме того, Боровских был задержан на срок более 40 часов, при том, что его личность была установлена, и никакой необходимости в лишении свободы не было. К тому же, он нуждался в медицинской помоши.
    Руководителю районного следственного отдела Н.Унаняну пришлось все-таки отменить незаконное постановление своего подчиненного. Проведение проверки поручили следователю Ф.Бочковскому. Он выносит отказное постановление 6 ноября 2015 года. Унанян его отменяет, так как проверка проведена не в полном объеме. Но 16 декабря 2015 года Бочковский выносит очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Ничего принципиального нового в материалах не появляется. Противоречия не устранены, все строится на показаниях заинтересованных лиц. Свидетелей-посетителей кафе, которых было много, уборщицу, которая вытирала кровь с пола, так никто и не опросил. Вместо этого появляются дополнительные объяснения Носкова, которые еще больше все запутывают. Носков с Ермаковым утверждают, что в отдел Боровских доставил другой наряд сотрудников. Один из них – М.Миронов, полицейский-водитель, это подтверждает, а другой – Д.Никитин говорит, что Носков и Ермаков отказались от их помощи, о чем сообщили в дежурную часть.
    Ранее Носков говорил, что протокол составил в дежурной части утром, а теперь, оказывается, что начал его писать в кафе, а закончил в отделе. Свидетели, в частности сотрудники, туда не привозились. С улицы приглашали каких-то понятых. Процессуальный документ составлен без указания паспортных данных задержанного, не подчеркнуто ни одно из оснований задержания, соответственно не ясна его цель.      
     10 февраля 2016 года уже новый руководитель районного СО О.Садилов отменяет постановление, и поручает проведение проверки своему заместителю Н.Лебедевой. И опять почти все как под копирку переписывается. В видеозаписях следователь тоже видит то, что ей нужно. И по ее мнению, они только подтверждают, что никакого превышения полномочий не было. Лебедева «увидела», как Боровских хватался за автомат, как продолжал сопротивление, уже находясь на полу (!). В возбуждении уголовного дела снова отказано.
       Никто не ожидал, что гражданин окажется таким настойчивым. Многие ведь быстро сдаются, не в силах выдерживать этот бюрократический произвол, сотни страниц макулатуры, защищающей беззаконие. Но Андрей Боровских дошел до Уполномоченного по правам человека, и попал на личный прием к М.Заббаровой –руководителю СУ СК РФ по Пермскому краю. И, о чудо, - 17 мая 2016 года она выносит постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного п.п. «а,б» ч.3 ст.286 УК РФ («Превышение должностных полномочий, с применением насилия или с угрозой его применения, с применением оружия или специальных средств») по факту причинения Боровских А.Г. телесных повреждений при задержании сотрудниками полиции. Но в одном из последующих ответов прокурор В.Ильенков напишет,что дело возбудили, так как «от Вас поступали многочисленные жалобы». То есть, если бы не жаловался, то и не возбудили бы, несмотря на признаки преступления, о которых говорит руководитель Следственного управления?

Андрей Боровских:
    - Я не знал тогда, что рано было радоваться. Заббарова отправила сначала все в район, чтобы они там свои «косяки» подчистили, а потом уже дело поступило в первый отдел по расследованию особо важных дел в следственном комитете.

     И вот, спустя полтора года после происшествия появляется копия карты вызова скорой помощи. Действительно, сотрудники полиции говорили о том, что вызвали скорую, когда привезли задержанного в отдел. Тем самым они пытаются доказать, что, согласно закону «О полиции», приняли меры по оказанию задержанному первой помощи, а также установили достоверно отсутствие угрозы жизни и здоровью. Сам Боровских утверждает, что никакой скорой не было, поэтому и в деле никаких подтверждающих этот факт документов ранее не было. И вот новый поворот. В материалах появляются показания сотрудников скорой помощи Г.Малых и Р.Алексеева о том, что у Боровских не было выявлено повреждений, создающих угрозу жизни и здоровью.

Андрей Боровских:
    - Во время проведения СМЭ старший эксперт показывает мне какую-то бумагу и говорит: вот копия медицинской карты, никаких повреждений у тебя на момент задержания не было. Я прошу у него посмотреть этот документ, он не дает мне его. Говорит, попросишь у следователя.

    Старший следователь первого отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Пермскому краю С.Душкин тоже оттягивал как мог ознакомление потерпевшего с появившимся невесть откуда документом. Потом показал.  «Это не моя подпись и диагноз написан не мой!» - говорит Боровских, и просит провести экспертизу. Но делать ее по копии, согласно закону, нельзя. А оригинал якобы не сохранился. Таким образом, подделка не доказана, но и подлинность не подтверждена.

Андрей Боровских:
     - По их словам, якобы еще Бочковский сделал запрос в скорую помощь. Там сделали копию, которую забрал его водитель. Но следователь не подшил ее сразу к делу, а положил куда-то в стол, а потом она нашлась. Это вообще как? Я считаю, что это самый настоящий подлог, то есть еще одно преступление, которое было совершено.

    Сегодня уже очевидно, что дело открыли только для того, чтобы «грамотно» его закрыть. И 17 ноября 2016 года С.Душкин вынес постановление о прекращении уголовного дела, опять переписав все, что было до него, добавив про «заверенную копию карты вызова скорой медицинской помощи». Но копия не заверена! Сам следователь отклонил ее как доказательство, при этом продолжает на нее ссылаться.
В конце же своего решения Душкин приходит вообще к потрясающему вывод:
     «Боровских А.Г. использовал уголовное расследование в качестве инструмента воздействия на принятие судом выгодных для него решений при рассмотрении гражданских дел по исковым заявлениям о возмещении ему вреда, причиненного правомерными действиями сотрудников полиции»

То есть, оценку фактам следователь так и не дал. Зато личные домыслы нашли место в постановлении, которое поставило жирный крест на попытках гражданина добиться справедливости.

Сговор
    
Еще в августе 2015 года по иску А.Г. Боровских Мотовилихинский районный суд г.Перми вынес решение в его пользу о компенсации морального вреда с ООО «Пельменная на Уинской» в размере 5 000 рублей за нарушение прав потребителя. А ранее, в апреле, Управление Роспотребнадзора по Пермскому краю наложило на кафе штраф в размере 20 000 рублей за совершение административного правонарушения. Было установлено, что администрация заведения при реализации алкогольной продукции (в данном случае того самого шампанского (Боско») не удовлетворила требование потребителя об отказе от услуги, что привело к включению в счет платы за фактически не оказанную и не потребленную услугу.     
    Получается, что незаконные действия персонала привели к конфликту. Но в данном случае заведение привлечено к ответственности. А вот сотрудники полиции, причинившие вред здоровью, следователи, прокуроры снова остались безнаказанными благодаря высокопоставленным покровителям, которые ни при каких обстоятельства не сдают «своих». Ну а граждане, им, видимо, чужие.    

Комментарий:
О.Галактионова, директор ООО «Пельменная на Уинской»:
    - Внутренняя служебная проверка была проведена в отношении администратора. Дана оценка: конфликт администратором не был спровоцирован, счет был выставлен в соответствии заказом гостя.
    В кафе нет должности охранника. В конфликтных ситуациях, сотрудники кафе вызывают вневедомственную охрану. За действие сотрудников полиции мы ответственность не несем.
    Охрану вызывают во всех случаях проявления агрессии в адрес, как работников, так и посетителей. Гражданин Боровских А.Г. стал нецензурно выражаться в адрес администратора, отказывался оплачивать свой счет, грозился применить физическую силу…
    Посетители нашего кафе по-прежнему могут чувствовать себя в безопасности. Данный инцидент в нашем кафе единственный. Оперативность, с которой сработали и сотрудники кафе, и полиция, обезвредив дебошира, говорит о том, что безопасность гостей превыше всего.
  

В Постановлении Управления Роспотребнадзора по Пермскому краю также есть объяснения руководителя, но совсем другие:
     «По факту выявленного нарушения О.В. Галактионова пояснила, что ситуация с гр. А.Г.Боровских была исключительной и связана с напряженной работой персонала в предновогодний период. Сотрудники не сориентировались в сложившихся обстоятельствах и не отреагировали должным образом….Со всем персоналом была проведена разъяснительная работа, ответственные лица депримированы»…

 

                                                                                           Оксана АСАУЛЕНКО

 

№8 (93) от 5 октября