«Заминированный» город

8 ноября 2017

    7 ноября 2017 года в Свердловском  районном суде Перми председательствующий по уголовному делу судья С.А.Карпов огласит приговор  подсудимым по делу об обрушении части дома по ул.Куйбышева,103.  На скамье подсудимых: Владимир Дроздов, генеральный директор ООО «УК «Моторостроитель», Тамара Заремба, исполнительный директор, а также Валерий Романов, мастер ООО «Моторостроитель-ПЛЮС».
      Руководители управляющей компании обвиняются по ч.3 ст.238 УК РФ (выполнение работ и оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц), представитель подрядной организации – по ч. 3 ст.109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности двум и более лицам вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих обязанностей).
      Государственный обвинитель  Юрий Соболев запросил  для Дроздова пять лет лишения свободы, для Зарембы – три с половиной года реального срока, для Романова – два года условно. Кроме того, заявлены иски о возмещении морального и материального вреда на общую сумму более 50 млн рублей.

И грянул гром
     Ранним субботним утром 11 июля 2015 года, в 6 часов 13 минут, еще спящий город потрясла новость  - в самом центре Перми, на ул.Куйбышева, угол пятиэтажного дома №103 рухнул, завалив обломками тротуар и проезжую часть. С места трагедии сразу госпитализировали пять человек. Вскоре в больнице скончался 76-летний Станислав Гутермахер, его 76-ти летняя погибла жена под обломками. Получил травму 24-летний Владислав Голдобин. Повезло, что в выходной летний день не все были дома, и так рано еще не начался постоянный оживленный трафик пешеходов и транспорта. Жертв могло быть больше в разы…
     Все жители дома были эвакуированы, но уже через два дня вернулись обратно в первые два подъезда, в третий, по соседству с рухнувшим,  - позже. По результатам экстренного обследования дома власти заявили, что жить в нем безопасно, а разрушенную часть можно восстановить. Но всех волновал вопрос – из-за чего это произошло?
    В эти дни в СМИ появляется масса публикаций о предполагаемых причинах обрушения. Становится известно о многочисленных перепланировках нежилых помещений в подвале, в цокольном этаже, что не могло не сказаться на прочности здания. Вспоминали о том, что незадолго до этого во дворе были раскопки, стояла вода в коллекторе, подмывало фундамент, топило подвал. В то лето дожди шли стеной. Из-за настоящего урагана, который произошел в Перми 24 июня 2015 года, было повалено много деревьев, в том числе и на улице Куйбышева, и прямо рядом с домом. Были задеты контактные сети электротранспорта, которые  закреплялись  на жилых зданиях, в том числе и на Куйбышева,103.
    Таким образом, сразу появилось множество версий и предположений, назывался целый комплекс причин произошедшего. Казалось очевидным, что нужно полное и объективное расследование, принятие адекватных мер, а не махание шашками.

Сузить круг

    
Мэр города Игорь Сапко и глава администрации Дмитрий Самойлов уже с места трагедии начали делать  громкие заявления о том, что будут немедленно обследованы все дома 50-ых годов постройки. А другие когда? Сегодня, спустя более, чем два года, так ничего и не сделано. Тогда же нужно было успокоить общественность и самое главное – отвести народный гнев от себя и срочно найти виновников.

      Виктор Басаргин, губернатор Пермского края:
«
Наказание для виновных должно быть соразмерным масштабам трагедии. Если следствие выяснит, что катастрофа рукотворная, все, кто причастен к случившемуся, должны понести ответственность. Чтобы неповадно было нарушать написанные кровью правила, чтобы трагедия ни в коем случае не повторилась».   

Правда, получилось не «всех, кто причастен», а тех, кто первым попался.
     Уже через несколько минут после  обрушения было возбуждено уголовное дело по ст.238 УК РФ. Тамара Заремба, как только узнала о случившемся, сама поехала к следователям, но ее отпустили. Потом вызвали, и уже задержали. Арест в качестве меры пресечения следователь запросил и для Владимира Дроздова. Суд долго не раздумывал и отправил обоих за решетку.



Каринэ Сборщикова, адвокат Т.П.Зарембы:
     - Обращение было бесчеловечное с моей подзащитной. Наручники не сняли, даже когда она документы подписывала. Во время допросов ей стало плохо, вызвали скорую, увезли в больницу. Но и там не освободили руки, хотя человек был в критическом состоянии. К чему такие меры? Она не скрывалась, не представляет никакой опасности, находясь на свободе. У нее семья, безупречные служебные и бытовые характеристики.

Позже в суде Тамара Заремба расскажет, что ее дочь в тот момент была на седьмом месяце беременности.
    - Она мое задержание по телевизору увидела. Переживала сильно, и у ребенка произошла остановка дыхания. Он родился с тяжелым заболеванием, сейчас  инвалид. Мы не знаем точно, из-за чего такой диагноз, но я уверена, что это стресс сказался.

     Сначала следствие пыталось доказать, что вина руководителей УК в том, что в доме не был проведен капитальный ремонт. Но вскоре стало понятно, что, согласно действующему закону, он производится за счет средств собственников, накопленных в Фонде капремонта, либо на спецсчете. Программа, где определена очередность выполнения работ в МКД Пермского края, на тот момент составлялась министерством  строительства и ЖКХ. Как тут привлечь УК в уголовном порядке? Но в 2016 году обвинение предъявляют заново, уже на основании появившихся в деле заявлений семьи Пигалевых с 5 этажа. В суде потерпевшие подтвердили, что жаловались на наличие трещин, но «никаких мер принято не было».
     В материалах дела есть заявление Д.В.Пигалева  от 21.05.2013 г. Было проведено обследование жилого помещения  (акт от 29.05.2013 г.) и дан ответ об установке маяков для наблюдения за раскрытием трещин. Затем – заявление Т.И.Пигалевой от 05.11.2014 г. Меры реагирования – акты обследования от 06.11.2014 г. и от 01.12.2014 г. Последнее обращение было 22.04.2015 года. До Зарембы оно не дошло, но, по ее словам, могло напрямую попасть к исполнителям. Помимо этого «бездействия» обвиняемой вменено то, что она не проконтролировала работу подрядной организации.
     Так, в 2015 году ООО «УК «Моторостроитель»  заключило  договоры с двумя подрядными организациями (гендиректор А.В.Вансович). Одна из них – «Моторостроитель –ПЛЮС» - и выполняла работы в доме. Мастер Валерий Романов дал признательные показания о том, что он установил контрольные маяки в трещинах в стенах квартиры №72 (семья Пигалевых), но дальнейшего наблюдения за ними не осуществлял. Кроме того, он ввел в заблуждение свое руководство, сообщив, что изменения в размерах трещин отсутствуют. Эти заведомо ложные сведения он отразил в специальном журнале. Однако Вансович не привлечен к ответственности за действия своего сотрудника, а руководители УК – да.
     Еще во время расследования защита пыталась обратить внимание  следователя СУСК РФ по Пермскому краю К.А.Кузнецова, что обвинение юридически не состоятельно.

Каринэ Сборщикова:
    - В деле нет доказательств вины исполнительного директора управляющей компании. Нет и доказательств того, что в функциональные обязанности Зарембы входила перепроверка информации, поступающей от подрядной организации, тем более – от мастера участка и техника, не находившихся в подчинении Зарембы. Нет доказательств взаимосвязи между не доведением истинной информации до управляющей компании и наступившими последствиями. Есть только общие ссылки на законы РФ, что недопустимо в данном случае. Состав статьи подразумевает описание умышленных действий конкретного человека со ссылкой на конкретно им допущенные нарушения закона. Статья подразумевает совершение преступления – оказание услуг – с прямым умыслом. По данному делу он ни у кого не установлен.

    Защитники ходатайствовали в суде о том, чтобы дело было возвращено прокурору, так как органами предварительного следствия не конкретизированы обстоятельства уголовного дела, что свидетельствует о нарушении права на защиту  - знать, в чем конкретно обвиняются подсудимые, в частности – генеральный директор и исполнительный директор управляющей компании. В суде Дроздов пояснил, что работал в должности с 2013 года, выполнял управленческие функции, а непосредственно  координировал и контролировал работу структурных подразделений и сотрудников УК его первый заместитель. Так и осталось загадкой, почему занимавший эту должность Никита Соснин даже не был допрошен!  Хотя на тот момент фактически он был самым первым лицом компании. Дроздов  с 25.05.2015 г. по семейным обстоятельствам не исполнял обязанности гендиректора. Он написал заявление об увольнении, сообщил о своем решении Совету директоров. В соответствии с Уставом  Общества и трудовым договором спустя 30 дней после уведомления полномочия с него  снимаются, и Дроздов перестал быть гендиректором в конце июня. Но этот факт следствие не заинтересовал.
    И все равно невозможно понять избирательность при выборе обвиняемых. Почему не были привлечены техник и инженер по содержанию и ремонту жилого фонда ООО «УК «Моторостроитель», или предыдущие руководители, если установлено, что разрушение дома происходило с 2006 года? Хотя в то время и ранее его обслуживал ПМУЖЭП «Моторостроитель», а собственником была администрация Свердловского района. Так или иначе, пришлось бы задавать вопросы чиновникам. А негласное распоряжение городских властей было однозначным: администрация тут не при чем! 

Каринэ Сборщикова:
    - Я как юрист не могла даже предположить, что все сконцентрируется только на УК, и что причина обрушения не будет иметь значение. Зачем  проводились строительно-технические экспертизы? Для такого обвинения они совершенно не нужны были. Ведь по такому непростому и требующему специальных познаний в строительстве делу люди были арестованы задолго до получения заключений экспертов. Получается, их участь была предрешена. Заведомо и откровенно.

     Тем не менее, перед экспертами следователь Кузнецов, помимо всего прочего, поставил вопрос о том, в чьи обязанности входило обеспечение требований по эксплуатации здания. Специалисты пояснили, что это не входит в их компетенцию, и, тем не менее, указывают, что ответственность несут инженерно-технические работники  организаций по обслуживанию жилищного фонда, собственники зданий, те, кто установил маяки и должен был систематически их контролировать. Про должностных лиц государственных органов  и органов местного самоуправления ничего не сказано, но из заключений и так понятно, что скамья подсудимых должна быть очень длинной.
  

Ходовое место


     Пятиэтажный четырех подъездный жилой дом был сдан в эксплуатацию в 1957 году. В советское время в нем располагался диетический гастроном -  «диетка», как их называли. Он был предусмотрен проектом дома. Потом его место занял магазин «ДиГАС».
     Подвальными помещениями, часть которых изначально проектировалась под бомбоубежище,  распоряжалась администрация, позднее новые собственники. Их становилось все больше, и как они обустраивали площади под свои нужды, стало ясно только после трагедии. Без обследований и необходимых согласований, делали все, что хотели. Разрушали коммуникации, включенные в состав общедомового имущества, сносили бетонные опоры внутри, вместо окон делали двери в несущих стенах, углубляли  основание здания. При этом грунт, по словам свидетелей, вывозили КамАЗами.
     К примеру, в 2006 году проект «Капитальный ремонт входа по ул.Куйбышева, 103 Свердловского района г.Перми» выполняет МУ «Технический надзор за капитальным ремонтом». Реконструкцию входа в подвал с увеличением оконного проема до дверного, с разрушением кирпичной кладки в несущей стене изменяемой части дома проводят без разрешений, земляные работы  - без необходимых инженерных изысканий.
      Сергей Титов (потерпевший по уголовному делу) живет в том злополучном подъезде, часть которого обрушилась. Он хорошо помнит, с чего начались перепланировки в этой части дома.
     - В 90-ые годы тут было окно для приема стеклотары, все время очереди, народ толпился. В подъезде устроили общественный туалет. Моя мать добилась того, чтобы это все прикрыли. Но им надо было как-то работать, и тогда они возвели пристрой. Уже «ДиГАС» распоряжался, потому что подвал был продан к тому времени. В суде представителям БТИ задавали вопрос, на основании чего все это сделано, говорят - нет документов.
     И так по всему дому. Мама постоянно возмущалась по этому поводу, ходила в администрацию, но все бесполезно. А потом появилась закусочная.
.

      В 2002 году квартира на первом этаже, как раз в обвалившейся части дома, была переведена в нежилое помещение. Собственник З.И. Кривошеина подтвердила в суде, что в 2003-2004 г.г. между колоннами были убраны перегородки, оконный проем был увеличен, кирпичная кладка под окном убрана. Через образовавшийся проем были подведены трубы к тепловому узлу. Установка входной группы с торца повлекла изменение фасада. Уже тогда появились трещины.    
 
     Судебные эксперты выяснили, что в 2003 году устройство дверного проема вместо окна по проекту «Продовольственный магазин с точкой общепита-закусочной по ул.Куйбышева,103», утвержденному генеральным директором Ленинского отделения Западно-Уральской региональной общественной организации инвалидов «Возрождение» Арефьевым, было выполнено без технического обследования несущей стены изменяемой части дома.
      В 2007 году работы в цоколе и первом этаже обрушившейся части дома выполняла ООО «Партнер Групп». Сотрудник ООО - свидетель В.Ю.Горьков - рассказал в суде, что руководил работами, которые в проекте были обозначены как «Ремонт эвакуационного выхода», а, по сути, были глобальной перестройкой. Директором компании являлся М.В.Матвеев, но«серым кардиналом», по выражению Горькова, был Д.Ю.Толстиков, один из бывших собственников,  находящийся под стражей по другому делу.
    Таким образом, незаконно была проведена реконструкция, которая ослабила несущую способность дома. Но судебным экспертам не были предоставлены все документы, и поэтому однозначные выводы в заключениях отсутствуют.

Сергей Титов:
    - У нас все стены несущие. А они утверждают, что под окнами не несущие. Я говорил на суде, что нужно вызвать других экспертов в заседание, и этот вопрос рассмотреть. Но судья сказал, что ничего не нужно. Прокурор сказал, что уже есть экспертиза.

В результате никто из заказчиков и исполнителей, прорубивших окно в будущую катастрофу, к ответственности не привлечен.
    Но и на этом дом не оставили в покое. Появился еще один пристрой к уже «танцующей» стене. Слишком уж ходовое место, выгодное для любого бизнеса. А чтобы трещины, идущие от самого основания дома, не смущали, по указанию неустановленных лиц они были закрыты облицовочной плиткой по нижней части всего фасада. Не видно – значит нет.
     Только в 2008 году, когда уже были закончены все реконструкции, дом от ПМУЖЭП «Моторостроитель» попадает в обслуживание в УК «Моторостроитель». Приватизация жилого фонда, передача прав от администрации жителям, как и почти везде, происходила с нарушением закона. Капитальный ремонт сделан не был. Инвентарное дело о состоянии дома многое рассказать не могло, так как происходившие с ним изменения по большей части были самовольными. Но к тому времени о трещинах уже знали, в том числе и в надзорных ведомствах.
      Так, есть решение Арбитражного суда Пермского края от 10 апреля 2008 года. Инспекция государственного надзора Пермского края обратилась с иском к ПМУЖЭП «Моторостроитель» о привлечении к административной ответственности. Поводом стал Акт проверки от декабря 2007 года. В нем отражено, что при визуальном осмотре наружных стен жилого дома №103, на уровне первого и второго этажей (в обрушившийся впоследствии части дома) наблюдаются трещины шириной раскрытия от 2,2 мм до 3 мм. По внешнему виду, пишут инспекторы, трещины образовались задолго до 2007 года. Было предложено провести обследование несущих и ограждающих конструкций здания силами специализированной организации для того, чтобы убедиться в безопасности. Никакой реакции на предписание не последовало. Тогда ИГСН обратилась в суд. В удовлетворении заявленных требований было отказано на основании того, что проводить осмотры общего имущества имеют право только собственники помещений. На тот момент - администрация Свердловского района, и уже упомянутые Толстиков и Кривошеина. Последним как раз обследование было нужно меньше всего. Чиновники, судя по всему, также ничего не сделали. Предприняла ли еще какие-то меры государственный строительный инспектор Л.А.Новикова, которая обнаружила трещины, - неизвестно.Но решение суда было скрыто от УК. «Всплыло» оно уже в уголовном деле.
     Жители продолжали регистрировать право собственности на квадратные метры, получая впридачу трещины. В то же время не имея возможности оформить нежилые помещения как общедомовое имущество, чтобы самим контролировать все, что там происходит.
    Со временем деформации наружных стен старой пятиэтажки были уже всем очевидны. В марте 2015 года УК «Моторостроитель» провела очередное собрание  собственников.  Жители снова заговорили о том, что дом трещит по швам. Им предложили обратиться в администрацию, чтобы создать комиссию на предмет аварийности здания. Также, по словам В.Дроздова, сама управляющая компания сообщала чиновникам о состояния дома. Чтобы подтвердить свои показания,  подсудимый сделал запрос и получил ответ, что… никаких обращений не было. Кроме того, «исчезла» вообще вся переписка с УК «Моторостроитель», даже в электронном виде (!). Но не глупо ли таким образом отрицать, что информация  доводилась до должностных лиц? Ведь известно, что этот дом, как и другие, два раза в год, во время весенних и осенних инспектирует целая комиссия, в состав которой входят и представители администрации. Есть акт от 24.04.2015 г. о том, что был произведен осмотр технического состояния общего имущества МКД с участием представителя администрации г.Перми и старшего по дому. В акте отмечено наличие трещин в кирпичной кладке фасад дома. В выводах комиссии указано на необходимость капремонта фасада  в 2032 году, несущих стен и перекрытий в 2035 году. В целом же по программе капремонта этот дом должен был быть полностью отремонтирован к 2050 (!). Но он уже не дождался…
     Сегодня вокруг восстановленного дома 13 входов. Сергей Титов особенно обеспокоен тем, как появился магазин «Семейный», расположенный на другой стороне от обвалившейся части дома. По его словам, там углубили подвал на 1,5 -2 метра. И это тоже  может быть бомбой замедленного действия. Но проблема в том, что до сих пор так и нет официального заключения о техническом состоянии дома в целом.
     Специалисты ЗАО «Проектный институт реконструкции и строительства», авторы проекта по восстановлению обрушившийся части, сделали цифровую модель всего дома, и просчитали, как будут себя вести конструкции при изменениях.

Борис Пименов, директор ЗАО «Проектный институт реконструкции и строительства»:
     - Дому 60 лет, а увеличение объемов городской застройки приводит к подъему уровня грунтовых вод (по различным причинам) и, соответственно, к изменению свойств грунтов основания зданий, а это вызывает не предусмотренные проектом деформации зданий.
     
Математическое моделирование дома сложной конфигурации в плане по ул.Куйбышева, 103, состоящего из 4-х блоков (подъездов) без температурных и деформационных швов, с учетом измененных свойств грунта совпало с результатами технического обследования.
     
В настоящий момент в остальной части дома несущая способность конструкций обеспечена, но конструктивная схема в виде смешанного каркаса (несущие кирпичные стены и внутренние колонны с опирающимися на них балками и плитами) при определенных условиях превращается в геометрически изменяемую систему.
      
Усложняет ситуацию снижение прочности характеристик кладки наружных стен, неоднородная жесткость блоков и неравномерные осадки, вызванные изменением свойств основания (грунта). Всё это приводит к возникновению трещин по их границам. Каждый из блоков является геометрически неизменяемой системой, которая живет своей жизнью. В пределах блоков также происходит перераспределение усилий от деформации основания, что приводит к возникновению новых микротрещин.     
       На практике мне не встречались при долговременной эксплуатации ни кирпичные, ни бетонные сооружения без трещин. Вопрос в том, остаются ли они при этом геометрически неизменяемыми? Поэтому прогнозирование поведения здания в дальнейшем показало необходимость наблюдения за его состоянием.

Под восстановленной частью  дома  усилили грунты, но нужно 2-3 года, чтобы все стабилизировалось.

БорисПименов:
     - В несущей способности, оставшейся после восстановления части здания, у меня сомнений нет. Вопрос, надо ли там закреплять основание? Считаю, что нет, т.к. модифицируя основание по захваткам, мы, закачивая цемент, под давлением поднимаем участок фундамента и здания в пределах захватки, в стенах возникают трещины. Сбрасывая давление, здание частично возвращается в первоначальное состояние, т.е. увеличивая жесткость основания, мы уменьшаем прочностные характеристики кирпичной кладки.  Для ликвидации трещин в стенах квартир потребуется дополнительный ремонт.
    У меня нет ответа, что проще - построить новое или приспособить старое. Москва пошла по пути сноса старых многоэтажек. Видно посчитали, что это будет экономичнее.

      Стоимость квадратного при реконструкции оказалась чуть ли не в два раза выше, чем в новостройке. В итоге обошлась в 28 млн рублей. Но потерпевшие говорят о безобразном качестве ремонта. Претензии же почему-то высказывают не заказчику – администрации, не исполнителю – ООО «Объединенная дирекция по реализации программы «Достойное жилье-Пермь» (директор Эдуард Московкин), а подсудимым, к которым ранее они уже предъявили иски о возмещении морального и материального вреда. 
     Администрация  же в суде, через прокуратуру, просит возместить деньги, потраченные  на ремонт. Вопрос отдан на откуп судье.
     Чиновники сами выбрали компанию для выполнения работ. Определили сумму, чтобы хватило на всех. Взяли средства на реконструкцию из специального фонда для ЧС. А теперь хотят их получить с подсудимых. Хотя, как выяснилось, у них более, чем скромные доходы. А почему бы администрации  не потребовать деньги, например, с собственников. Учредителем «Моторостроителя», как и многих других УК, входивших ранее в НП «Ассоциация управляющих компаний», числится небезызвестная группа «Развитие территорий Урала». Обратились бы к Алексею Луканину (бывшему соучредителю) или Александру Морозову, который якобы в розыске, но продолжает руководить своими УК. А ведь именно с «морозовскими» домами происходят трагедии.  В 2013 году в Кунгуре, в старом доме рухнули перекрытии между первым и вторым этажами. Обслуживала УК «Гарант комфорта». В 2014 году в микрорайоне Загарье погибла молодая женщина, на которую упала бетонная плита входной группы подъезда. Обслуживала УК «Жилсервис». Но на скамье подсудимых не оказываются ни те, кто уже столько лет выводят млрд  рублей из сферы ЖКХ Пермского края, в том числе, в свое время разворовали федеральные транши для капремонта домов, ни коррумпированные чиновники и силовики. Именно их стараниями жилой фонд приходит в аварийное состояние и рушится на глазах, хороня под обломками людей.

Бизнес или люди
    После  трагедии в Администрацию города Перми, в Пермскую городскую Думу  было направлено Открытое письмо жителей. В нем говорилось о том, что «с целью восстановления законности и недопущения впредь случаев, подобных произошедшему с домом по ул. Куйбышева, 103, Администрация г. Перми обязана незамедлительно вернуть все ранее изъятые подвальные помещения в многоквартирных домах в общую долевую собственность собственников жилых помещений».
    Напомним, с начала 1990-х годов на основании Решения малого Совета Пермского городского Совета народных депутатов от 08.06.1993 № 115 Администрацией города Перми в одностороннем порядке подвальные помещения в многоквартирных домах изымались из владения собственников квартир и включались в Единый реестр муниципальной собственности.
    Между тем, изначально по своему объемно-планировочному и конструктивному решению они проектировались и создавались в качестве неотъемлемой части жилого дома, в них находятся инженерные коммуникации, необходимые для обслуживания здания.
     В результате, проданные администрацией подвалы оказались в руках «временщиков», различных юридических и физических лиц, которые  производят массовые перепланировки, ведущие к ослаблению несущих конструкций, что уже приводит к трагическим последствиям, обрушениям. При этом собственники лишены возможности контролировать происходящее с их общедомовым имуществом  и обеспечивать безопасную эксплуатацию дома.
    Авторы петиции предложили  создать рабочую группу из числа экспертов, собственников, представителей Администрации г.Перми, депутатов Пермской городской Думы  для определения и согласования в самое кратчайшее время всех необходимых юридических механизмов возврата подвальных помещений их законным собственникам, жителям города Перми.
   Департамент имущественных отношений администрации г.Перми прислал на Открытое письмо отписку, и продолжил оформлять право собственности, выставлять помещения на торги. По-другому он и не может. Руководство города ставит перед своим структурным подразделением планы по наполнению бюджета. А так как имущество, с которого можно было бы получать доход,  практически не осталось, все давно «по карманам» своих да наших, то приходится продавать  нежилые помещения в МКД, оставляя людей практически в заложниках.
      Главными инициаторами петиции в мэрию стали жители нескольких домов по ул.Мира. Они собирали живые подписи под обращением. Как никто другой активисты знают, что такое жить в доме с проданными подвальными помещениями. Больше десяти лет они борются за свои права.
     31 декабря 2006 года трубы отопления в квартирах д.59 ул. Мира г. Перми загудели, батареи стали быстро охлаждаться. Управляющая компания, обслуживающая дом, пояснила, что в подвале дома на трубопроводе отопительной системы произошла авария, а двери подвала закрыты на замки. Департамент имущественных отношений администрации г. Перми сообщил, что помещения подвала д.59 сданы в аренду, ключи находятся у арендаторов. Так, жители узнали, что техническая часть дома, в котором они приватизировали квартиры, является собственностью администрации г. Перми.
     Новый 2007 год и все январские каникулы. жители д.59 ул. Мира встретили при температуре не выше +10 градусов. После чего собрали комиссию, вырезали замки, и УК отремонтировала аварийный трубопровод.
     На общем собрании жителей большинство проголосовали за то, чтобы просить администрацию города Перми передать подвал собственникам, как предусмотрено законами РФ, в том числе «О приватизации». Первая квартира в доме была оформлена в собственность в 1992 г., то есть до решения Совета депутатов.
      В начале февраля протокол общего собрания сдали в администрацию г. Перми и Департамент имущественных отношений. Через 35 дней получили ответ, что подвал д.59 ул.Мира находится в собственности администрации города. Не было ни слова о том, что он уже был выставлен на аукцион. Вскоре жители случайно узнали, что 12 марта 2007 г. технический подвал д.59 ул. Мира, который обслуживал все квартиры дома водой, отоплением, электроэнергией, канализацией, продан в частную собственность, под названием «нежилое встроенное помещение». Вот такая циничная операция. Кстати, так происходит до сих пор. Чиновники втихаря оформляют права собственности, пока жители не спохватились, а если уже кто-то заявил свои требования, то быстренько продают.
    Интерес к деньгам от незаконной продажи подвала дома по ул.Мира,59 (около 6 миллионов рублей) был сильнее, чем требования закона. Свою позицию должностные лица обосновывают вопреки фактам и здравому смыслу. Десять лет они повторяют мантру, что в подвале нет инженерных коммуникаций. Хотя в материалах дела есть                                                                                                                                  схема технического оборудования подвала, где обозначено, как размещаются трубопроводы, запорная арматура, обслуживающие дом. УК пояснила, что все коммунальные услуги жители получают из подвала. Прокуратура г. Перми ответила, что не может принять за основу ответ УК (!).
    Жители собрали документы из архивов, ЦТИ, провели экспертизы. Выяснилось, что еще в 1997 году администрация зарегистрировала право собственности на жилой дом, но уже со встроенными помещениями. А в 2006 году их включили в ЕГР.


Тамара Вотинова, собственник, руководитель инициативной группы:
     - В БТИ г. Перми уже имелись документы о регистрации приватизированных квартир в доме. Откуда взялись встроенные помещения в подвале д.59 ул. Мира? Разрешительной документации на перевод подвала из технического во «встроенное помещение» не было в Правовом деле ЦТИ.
      По архивным документам подвал вместе с лестничными клетками отнесен к вспомогательным площадям. Встроенных помещений не проектировалось в доме №59 ул. Мира. Отклонений от проекта не было.
      Согласно СНиПам наш подвал является техническим, и по ст.36 ЖК РФ относится к общему имуществу собственников дома.

Но жители уже ничего поделать не могли, и с ужасом наблюдали, как новые владельцы переоборудуют свои  помещения. Грунт вывозили мешками.

Валерий Зекин, кандидат технических наук, профессор ФГОУ ВПО ПГСХА им.академика Д.Н.Прянишникова:
   
- В наружных стенах подвала дома по ул.Мира,59 были пробиты дверные и оконные проемы. Они сразу ослабили прочность стен фундамента, и дом пришел в движение. Когда мы обследовали в 2006 году, то уже тогда появились волосяные трещины. Мы сказали поставить маяки и наблюдать за ними. Жители ведут журнал, смотрят за динамикой. Говорят, что маяки отходят, трещины растут.

Была незаконно проведена реконструкция, а оформлена как перепланировка. Обращения к администрации с требованием вернуть все на место: выкупить обратно  помещения, восстановить состояние до прежнего, разумеется, услышаны не были.
      Но и суды не помогают жителям в восстановлении справедливости, отказывая в удовлетворении требований. Более чем странные аргументы можно, например, прочитать в решении судьи Пермского краевого суда Л.В.Першиной, которая рассматривала апелляционную жалобу на решение Индустриального районного суда г.Перми, -  «…истцы не смогли с достаточной точностью указать, каким образом будет восстановлено нарушенное право в случае передачи указанных помещений собственникам многоквартирного дома». Задача суда была - восстановить право, а что делать со своими помещениями они уж как-нибудь сами разберутся!
    Отдают ли себе отчет судьи, в угоду муниципалитету принимая решения о подвалах, к каким последствиям это может привести? И ведь они не будут нести ответственность, если что-то случится с домом и с людьми.

Последний трамвай
    
Перестройка нежилых помещений с нарушениями - одна из самых очевидных версий обрушения дома по ул.Куйбышева,103. Но таких домов у нас тысячи в Перми и в крае. Есть и объективное объяснение – законное согласование реконструкции забюрократизировано до абсурда. С одной стороны – никому не нужная волокита вместо короткого и эффективного процесса, с другой – повальные разрешения за взятки. Но запас прочности необследованного жилого фонда с учетом износа и ненадлежащей эксплуатации скоро начнет не выдерживать повсеместно.  Этот же дом, как и многие другие, был в особой зоне риска.
     Он расположен буквально в двух метрах от проезжей части. Практически круглосуточное движение транспорта, в том числе большегрузного. В свое время вибрация от дороги была названа одной из причин разрушения административного здания на той же улице, рядом с Трестом №14, которое было расположено прямо около трамвайных путей.
    Но рядом с проезжей частью много старых жилых и административных зданий. Пока выдерживают. По мнению специалистов, во многом благодаря тому, что в советское время фундаменты возводили с громадным запасом прочности. Но никто не мог предположить, что спустя 50-60 лет в них начнут ломать несущие стены.
     В доме на Куйбышева ни разу не было капремонта, полного обследования. Иначе бы обязательно встал вопрос, почему на протяжении десятков лет, помимо всего прочего, его разрывают контактные сети  электротранспорта.   
     Крюки на стене здания, на которые были подцеплены сети трамвая и троллейбуса, согласно ответу МУП "ПермГорЭлектроТранс", были зафиксированы в 1993 году. Но, как выяснилось, трамвайные появились гораздо раньше, в 70-ых годах, а троллейбусные присоединили позже.
     С собственниками, когда те появились,  этот вопрос никто не согласовывал. Администрация поясняет, что «в качестве опорных конструкций следует использовать специальные опоры, стены кирпичных и железобетонных зданий и по согласованию с соответствующими организациями — конструкции тоннелей, мостов, путепроводов и других инженерных сооружений; размещение не предусматривает согласований при использовании стен кирпичных зданий с жильцами этих домов»
        При этом все ссылки, которые даются,  - на СНиПы от 2012 года. То есть они имеют обратную силу? Проект согласования установки подвесов на здании утерян? Был ли он вообще? Скорее всего, дом, проектом которого эти конструкции не были предусмотрены, никто не обследовал. И когда на эту растяжку повесили еще и троллейбус, то нагрузка увеличилась в два раза. 

«Расчетная нагрузка на один стенной крюк в местах закрепления гибких поддерживающих устройств на стенах зданий не должна превышать 7000 Н (700 кгс). Фактическая нагрузка меньше максимально допустимой и может меняться в зависимости от различных условий: от вида подвески; высоты подвешивания контактных проводов; веса конструкций, веса проводов; ветровых нагрузок, температурных климатических воздействий».

    
По мнению специалистов, общая нагрузка от электросетей трамвая и троллейбуса была примерно в 1,5 тонны, что для такого старого, уже не устойчивого здания – катастрофа. Удивительно, что все не разрушилось раньше.
     Перед московскими экспертами был поставлен вопрос, повлияли ли сети на то, что произошло? Они ответили уклончиво: «возможно».  Но версия о том, что именно это обстоятельство стало роковым, была негласно озвучена специалистами практически сразу. После чего МУП "ПермГорЭлектроТранс" поспешил отсоединить провода от других жилых домов города.

«В 2015 году в районе дома по адресу: ул. Куйбышева, 103, были установлены опоры контактной сети».

    Конечно, так и должно было все крепиться давным-давно – на специальные опоры, а не на старые, еле живые дома. Но нам так и не ответили на вопрос, сколько зданий еще остаются «натянутыми» таким образом?


     Как известно, лучшая защита – нападение. Так, МУП "ПермГорЭлектроТранс" безуспешно попытался заявиться в качестве потерпевшего в уголовном деле. Мол, понесли мы убытки из-за ремонта, простоя и т.д. Упущенная выгода муниципального предприятия была поставлена на одну чашу весов с гибелью людей, к которой, возможно, и привела преступная халатность должностных лиц.
     Как стало известно, контактные сети были натянуты под углом именно в той части, которая оказалась вырванной первой.

Из заключения судебных экспертов:
      «Непосредственной причиной обрушения части жилого дома №103 по ул.Куйбышева в г.Перми явилось разрушение простенка несущей стены первого этажа в осях, которое вызвало последовательное падение опиравшегося на него ригеля и плит первого этажа, затем вышележащих этажей, с последовавшим за этим обрушением остальных наружных стен данной части здания».

Жительница дома:
   -
Вечером был треск в стене, когда еще троллейбусы ходили. Потом перестали – и треск прекратился. Утром я рано проснулась, было тихо, а потом щелканье увеличилось. Я ходила по квартире, смотрела. Прошел первый трамвай, как раз где-то в 6 часов. Я сделал шаг назад, в другую комнату, и стенка начала опускаться у меня на глазах…   

Послесловие
   
Важно озвучить публично все причины трагедии, чтобы она стала уроком.
    Управляющие организации, наверное, должны сделать выводы о том, что сотрудничать и эффективно взаимодействовать надо, в первую очередь, с жителями, а уж потом с администрацией, которая как всегда выйдет «сухой» из воды, а вы будете сидеть в тюрьме.
    Собственники – о том, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Надо контролировать безопасность проживания, тщательно охраняя свое имущество. При любой самовольной перестройке бить во все колокола, не дожидаясь необратимых последствий. Те же потерпевшие из дома по ул.Куйбышева,103 рассказывали в суде о трещинах чуть ли не с палец толщиной, которые они затыкали, но активных совместных действий так и не предприняли. И даже после того, что произошло – дом не объединился, есть только отдельные энтузиасты.
    Всем же вместе пермякам – необходимо добиваться прекращения порочной судебной практики в вопросах ЖКХ, соблюдения законов должностными лицами. Они не сделали капремонт при приватизации, что и приводит к таким последствиям, продают общее имущество, и не принимают меры после чрезвычайной ситуации для того, чтобы она не повторилась.


Валерий Зекин:
    - Как говорится, нет «здоровых» зданий, есть не дообследованные. Нам необходимо создать программу последовательного ремонта домов со сроком эксплуатации более 50 лет, а это большинство «хрущевок». Все данные есть. Нужно создать систему, четко прописанный алгоритм и для сегодняшней ситуации, и на будущее, иначе мы проблему не решим.

Борис Пименов:
    -Конечно, нужно сделать ревизию всех домов по срокам эксплуатации, нанести на карту, выделить по цветам. Никто без обследования не скажет, точно об уровне тех или иных зданий. Мы давно работаем с ЖКХ и, к сожалению, ситуация только ухудшается. Денег в отрасли нет, стало меньше профессионализма, нет, соответственно, и видимых результатов.

 

Оксана АСАУЛЕНКО

 

 

№8 (93) от 5 октября