Должностные наркоманы

26 ноября 2019

Избиение задержанного, подставные понятые, поддельные  документы , лжесвидетели и незаконный приговор. За решеткой оказался еще один осужденный за наркотики, чья вина так и не была доказана.     

     Идрис Мутуев провел доскональное расследование всех обстоятельств этого уголовного дела. Он собрал более двух сотен документов, подтверждающих грубые нарушения закона при проведении следствия и судебного разбирательства, и разоблачающих схему, в которую попал его сын Рамзан Мутуев. Но совершенно очевидно, что это были привычные методы работы для целой группы лиц в МО МВД «Осинский» и МРО УФСКН г.Чернушки, чьи имена теперь стали известны.

Ловушка
   
13 июля 2015 года Рамзану Мутуеву позвонил из отдела полиции Евгений Санников, представившийся оперативным сотрудником. Попросил приехать, в связи с тем, что у Мутуева закончилась лицензия на оружие. Молодой человек удивился приглашению, потому что разрешение на ношение травматического пистолета у него было до 19 апреля 2016 года, но все равно поехал.  Вскоре его телефон перестал отвечать на звонки. Родные забеспокоились.

Идрис Мутуев, отец осужденного:
      -
Я приехал в отдел, поднялся в кабинет уголовного розыска. Захожу и вижу, что сын пристегнут наручниками к подлокотникам стула. Там четверо оперативников. Один держит его за горло и кулаком бьет в бок. Он же выкрикивал националистические лозунги, ругался. Мол, в Ведено ему надоели чеченцы, а теперь и тут они достали его. Я закричал: «Вы что творите? Вы что, гестаповцы?». Оттащил одного от моего сына, но они вытолкали меня в коридор.

     Кроме оперуполномоченных Е.В.Санникова и Д.С.Зверева, в кабинете были Александр Носик и Александр Пеньков из Чернушенского межрайонного отдела УФСКН России по Пермскому краю. У Пенькова и находился телефон Рамзана Мутуева, которому все это время звонила мать. Хотя личный обыск не производился, как указывают в протоколе. Для этого нужны понятые. Документы, которые были с собой у задержанного, оказались у старшего следователя Чернушенского отдела следственной службы УФСКН РФ по Пермскому краю Ларисы Кузнецовой, которая вела допрос более шести часов без перерыва, что незаконно. Поэтому в протоколе  допроса указано, что он был начат в 14 ч. 00 мин. и окончен в 17 ч. 30 мин.  Хотя фактически Рамзан Мутуев приехал в отдел и был задержан в 11 часов утра.
      В протоколе допроса от 13 июля 2015 г. нет подписи ни следователя, ни адвоката, ни самого подозреваемого. Но в деле два (!) протокола допроса от 13 июля 2015 г., полностью идентичных, только в «правильном» варианте уже есть все нужные автографы. Следующий протокол допроса Кузнецовой от 14 июля 2015 г. составлен в ИВС МО МВД «Осинский», куда отправили Мутуева. И этим же числом отмечена явка с повинной. В чем же вдруг сознался Рамзан Мутуев?
      Как следует из материалов дела, 15 февраля 2015 года в вечернее время Р.И.Мутуев, действующий совместно с О.И.Маст и Р.А.Муталлаповым, получив наркотическое средство – смесь, в состав которой входит производное N-метилэфедрон, массой не менее 0,105 г, направился к месту своего жительства в с.Комарово Осинского района Пермского края. По пути следования под левой опорой дорожного знака с надписью «Мазунино» в районе д.Мазунино сделал "тайник-закладку2 с наркотическим средством, приготовив тем самым для последующего сбыта потенциальным покупателям. Но до 13 июля 2015 г., когда Мутуев  был вызван в отдел под надуманным предлогом, его почему-то никто не вызывал по повестке, не опрашивал, не искал, хотя место жительства и работы было известно. Да и в таком маленьком поселке все друг друга знают…    

Идрис Мутуев:
    - Под прессингом оперативников Рамзан оговорил себя. И это очевидно. Все его слова расходятся с показаниями реальных торговцев, проходивших по делу. Для установления истины следователь Кузнецова должна была провести очную ставку, устранить противоречия. Но она жаждала любыми путями закрыть моего сына. Поэтому первые изобличающие объяснения, полученные под психологическим и физическим давлением, она использовала потом для предъявления обвинения в совершении особо тяжкого преступления. Но явку с повинной в ИВС он не писал!

     Это подтверждается полученным впоследствии ответом из ИВС, в котором указано, что 14 июля 2015 г. Мутуев выводился из камеры два раза: в 14.50 и в 16.00, а явка с повинной составлена в 14.00. Кроме того, в журнале регистрации выводов подозреваемых и обвиняемых из камер ИВС отмечается, по чьему требованию это происходит. И в тот день нет отметки, что приходили из УФСКН. А нужные подписи были получены в «накопителе» в отделе МО МВД «Осинский» 15 июля 2015 года, прямо перед судом по избранию меры пресечения.

Адвокаты по вызову
    
Оказалось, что помог следователю адвокат Валерий Фролов, к которому за помощью обратилась семья Мутуевых.

Идрис Мутуев:
   - Адвокат Фролов сказал, что «нужно закладку взять на себя» и заключить сделку со следствием. Когда я потом спросил Рамзана про явку с повинной, он ответил, что не подписывал ее. Только документы, которые показал ему адвокат через решетку. Он объяснил, что это просто формальность. Потом Фролов сказал мне, что надо заплатить 5 млн рулей, и завтра сын будет дома.

      От услуг Фролова семья отказалась, заключив договор с Валентиной Белик. Но спустя какое-то время она стала отказываться от работы, ссылаясь на разные причины, а в результате вообще прервала общение. Тогда Идрис Мутуев понял, что больше никому не сможет доверить защиту своего сына. И, несмотря на то, что формально договор с представителем был, большую часть работы он сделал сам. Ознакомившись с документами, он выяснил, что в деле, оказывается, отметился и адвокат по назначению – Андрей Глухих. Он подписал протокол допроса от 13 июля 2015 г., но на самом допросе его не было. А вскоре выяснилось, что Глухих вообще не имел никакого права представлять интересы Мутуева, который к тому же и сам не просил назначить ему адвоката.
     Так, ордер № 25721 для защиты Мутуева Рамзана Идрисовича был выдан Глухих Андрею Геннадьевичу 10 июня 2015 г. То есть больше чем за месяц до задержания самого Мутуева! Но согласно справке из Центра обработки данных и Системы автоматизированного назначения защитников Адвокатской палаты Пермского края (АППК) этот ордер выдан по назначению следователя Ларисы Кузнецовой для защиты  Р.А.Муталлапова, который проходит по этому же делу. Кто-то просто вписал новое имя подзащитного от руки черной пастой, поверх заштрихованного корректором напечатанного текста. Муталлапов, действительно, был допрошен Кузнецовой в тот день, но с участием другого адвоката  - Е.Ю.Головковой. А выданный ордер на этот день на имя А.Г.Глухих решили использовать, поменяв имя. Не пропадать же добру!
     По данным фактам Идрис Мутуев обращался к П.А.Яковлеву, президенту АППК, в которой состоит Глухих. Но пришел ответ, что истекли сроки привлечения к дисциплинарной ответственности (не больше года). Хотя в данном случае, уверены родственники, речь, конечно же, идет об уголовном преступлении.

 

 

 

 

 

     
Закон не распространяется

      Еще во время первого допроса Рамзан Мутуев говорил оперативникам, что плохо себя чувствует, жаловался на головную боль, сильные боли в сердце, просил вызвать скорую помощь. Вместо этого Пеньков и Носик, надев на задержанного наручники, повезли его в ГУБЗ ПК «Осинская» ЦРБ для того, чтобы врачи подтвердили отсутствие тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей.
     Как сообщил впоследствии сам Мутуев, в больнице Носик удерживал его в коридоре больницы, а Пеньков зашел в кабинет замглавного врача Т.А.Завьяловой.

Идрис Мутуев:
    - Через приоткрытые двери мой сын слышал разговор, как Пеньков просил Завьялову, чтобы та дала медицинское заключение о возможности содержания Мутуева под стражей. В ответ Завьялова говорила, что у них нет таких полномочий, и нет лицензии на такое заключение. Тогда Пеньков сказал: «Дайте любую справку о том, что Мутуев здоров и может содержаться в СИЗО. Мне нужно его сегодня закрыть». После этого разговора Пеньков и Завьялова вышли из кабинета и ушли. Спустя минут пятнадцать вернулся Пеньков. В руках у него была справка.

      Справка заполнена в произвольной форме, так как бланк, видимо, предназначен совсем для других целей. Но указано: «Тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей, нет». Подписала этот документ председатель врачебной комиссии Осинской ЦРБ В.А.Владимирова. 13 июля 2015 г. А еще утром этого же дня та же самая Владимирова дала направление Рамзану Мутуеву на 17 июля 2015 г. на прохождение ВТЭК в связи с его тяжелым заболеванием.

Идрис Мутуев:
     - Он заболел еще 24 апреля, но к врачам не шел. Ему становилось все хуже, и 1 мая мы ему вызвали скорую. Сначала увезли в инфекционное отделение, потом перевели в реанимацию, где он был две недели. Пролежал в больнице полтора месяца. Когда его задержали 13 июля, у него с собой были документы, в том числе и свежие анализы. Все это изъяла следователь Кузнецова. И не надо быть специалистом, чтобы увидеть, что у него все еще шел воспалительный процесс.

    Согласно выписному эпикризу из Осинской ЦРБ, Р.И. Мутуев находился на лечении «с 06.05.2015 г. по 17.06.2015 г». Установлен диагноз: «Внебольничная двухсторонняя полисегментарная  деструктивная пневмония тяжелой степени. Осложнение: кровохарканье, постгеммарогическая анемия средней степени тяжести, двухстронний экссудативный плеврит, инфекционный эндокардит с поражением ТК с TR III ст. (65%)», а также сопутствующие заболевания. Больной был направлен на консультацию кардиохирурга в Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии для решения вопроса об оперативном лечении и замене клапана. Вместо этого Мутуева отправили в тюрьму. Хотя у него есть заболевание, которое входит в перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию в условиях ИВС, СИЗО. О чем, конечно, не могла не знать следователь Кузнецова и другие должностные лица. Но самое главное, что ГУБЗ ПК «Осинская ЦРБ» не включено в перечень учреждений, осуществляющих медицинское освидетельствование подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. И полномочий на проведение этих мероприятий не имеет. Выданная справка не является медицинским заключением о наличии (отсутствии) тяжелого заболевания и не влечет правовые последствия (ответ из Минздрава Пермского края от 24.08.2015 г.).
     В деле имеется ответ прокурора Осинского района Р.С.Кучукбаевана жалобу Идриса Мутуева. После трех страниц перечисления общих фраз из Конституции и других законов, Кучукбаев наконец сообщает, что мера пресечения в виде заключения под стражу избрана 15.07.2015 г., а справка выдана 13.07.2015 г., в связи с чем Правила медицинского освидетельствования на процедуру выдачи этой справки не распространяются. И вообще Р.И. Мутуева не освидетельствовали, а просто осмотрели, - пишет прокурор. Но в ИВС он был водворен именно по этой справке от 13 июля 2015 г. Кроме того, в деле есть постановление о производстве именно освидетельствования, подписанное следователем Кузнецовой. Но и оно вынесено без законных основанных, а именно: заявления самого подозреваемого или обвиняемого, либо его представителя или ходатайства руководителя медицинского подразделения места содержания под стражей.

Идрис Мутуев:
    - Как можно в течении 15 минут освидетельствовать больного на наличие у него тяжелого заболевания, если ему даже температуру не меряли? И врачи его тогда в глаза не видели. Но потом в целях сокрытия своих преступлений выдернули и переклеили листы в амбулаторной карте.

      Впоследствии терапевт Е.Г.Сапожников сначала даст пояснения о том, что он лично осматривал Р.И. Мутуева 13 июля 2015 года. Но когда выяснилось, согласно ответу из отдела кадров той же Осинской ЦРБ, что с 06.07.2015 г по 02.08.2015 г. он находился в основном отпуске, то врачу пришлось признаться, что не было его в больнице и не осматривал он Мутуева...
     9 сентября 2015 года врачебная комиссия Осинской ЦРБ в составе врачей Е.Г.Сапожникова, А.В.Котомина и В.А. Владимировой снова выдает справку, где уже указан диагноз Р.И. Мутуева, но тут же написано, что он может содержаться в ИВС, СИЗО, этапироваться. Самое интересное, что эта комиссия даже не осмотрела обвиняемого, потому что в тот момент он был в ИВС в с.Елово за 56 км от больницы. Начальник медицинской части №12 ФКУЗ МСЧ-59 ФСИН России К.А.Клюкин также ответил на запрос адвоката, что больной с септической деструктивной двухсторонней пневмонией, осложненной правосторонним экссудативным плевритом, может содержаться в СИЗО.

Идрис Мутуев:
     -Лечение ему категорически нельзя было ему прерывать, но 13 июля 2015 года следователь Кузнецова  лишила его этой возможности. К вечеру у него опухли ноги.  Жизненно необходимые лекарства, которые были выписаны сыну, ему не выдавали ни в ИВС, ни в СИЗО. Мы, родители, сами покупали их и отвозили. И сейчас точно также отправляем их в колонию. Хотя начальник МСЧ-59 Н.В.Никольская уверяла, что ему все выдают, лечат и наблюдают.


     Еще 15 июля 2015 г. Мутуева отправил под арест судья Осинского районного суда Пермского края В.С.Полыгалов, также ссылаясь на справку о том, что нет тяжелых заболеваний. При этом указывает: «Мутуев Р.И. сам является потребителем наркотических средств, нигде не работает, одним из источников его дохода является участие в незаконном обороте наркотиков» и т.д. Для судьи Полыгалова, видимо, не существует презумпции невиновности. Спустя два дня после задержания, он уже осудил Мутуева. Почему нигде не работает? Если в том же судебном заседании выяснилось, что молодой человек работал водителем, помогал родителям в бизнесе. По месту жительства характеризуется положительно, ранее не судим. Да, по словам отца, сын когда-то употреблял наркотики, но давно бросил. Ни один анализ не подтвердил наркотическое опьянение. Но должностные лица считают, что такие граждане уже поражены в правах и в отношении них можно распространять клевету, не стесняясь; использовать их в сфабрикованных уголовных делах, рассчитывая, видимо, на то, что защищать наркомана никто не будет. Но закон пока не отменен. И доказать причастность Рамзана Мутуева к незаконному обороту наркотиков по ч.3 ст.30, п «а» ч.4 ст.228.1 УК РФ и была задача следствия. А суда - разобраться по существу и вынести законное и обоснованное решение. И вот как это было сделано.

Понятые и соучастники
    
Основанием для задержания Рамзана Мутуева стала обнаруженная «закладка» недалеко от д.Мазунино, которую якобы и оставил обвиняемый.
     Рапорт на имя начальника Чернушкинского МРО УФСКН России по Пермскому краю Е.А.Чукавина написал тот самый старший оперуполномоченный Александр Пеньков. В нем он просит разрешения на проведение 15 февраля 2015 года ОРМ по обследованию зданий, помещений, сооружений, участков местности и транспортных средств, а также наблюдения в отношении неустановленного мужчины, известного как «Рамзан». Этим же числом датирован рапорт на разрешение проведения ОРМ «Проверочная закупка». Но в книге учета совершенных преступлений (КУСП) сообщение о поступившей информации регистрируется спустя сутки, то есть 16.02.2015 г. Почему информация не была немедленно передана для регистрации? Это нарушает ведомственные приказы о том, что проводить проверку ранее регистрации в КУСП категорически запрещено. Кроме того, должно быть постановление о проведении данного ОРМ за подписью руководителя органа. Так, постановление о проведении поверочной закупки на В.В. Мерзлякова, одного из фигурантов, подписано начальником УФСКН России по Пермскому краю генерал- майором В.Н. Черкашиным в тот же день -  15 февраля 2015 года. Странно ведь. Почему  Александру Пенькову один документ подписали, а второй нет? Но была ли подпись в тот день? Сам Пеньков находился в Осе. Сначала ему надо было доехать до отдела в Чернушке, чтобы получить подпись своего начальника Е.А.Чукавина, а потом - до управления ФСКН по Пермскому краю в Перми, что за 300 км. А там, в выходной день, его сидит и ждет Черкашин? Потом нужно вернуться в г. Оса, проехав еще 150 км. И получается, что капитан Пеньков с утра, проехав 500 км, оказывается в 13 часов дня снова в МО МВД «Осинский», где вечером ему предстояло еще одно ОРМ.
      Итак, по версии следствия, Пеньков узнал про "тайник-закладку" в 22 час. 10 мин., а в 22 час. 25 мин. уже изъяли наркотик. В протоколе осмотра места происшествия указано, что время начало осмотра - 22 час 10 мин. и окончание осмотра в 22 час. 25 мин. За 15 минут доехали до места преступления, протокол напечатали (видимо, прямо в машине), понятых нашли и все нужные подписи поставили. Супермэны просто, а не оперативники.  Преступление еще не совершено. Никто не знает, где оно будет совершено, но рапорт на ОРМ около д. Мазунино на 15 февраля 2015 года, подписанный  Чукавиным, уже в кармане у оперативников. В одних показаниях Александр Пеньков утверждает, что сообщение пришло утром, в других, что вечером - из прослушки телефонных разговоров. Но когда он получил подпись начальника – после сообщения о закладке? То есть после 22 часов 10 мин., в воскресенье?
      Из материалов дела следует, что Пеньков и оперуполномоченный В.М.Гаврилов  около заправки нашли понятого М.И. Ахмарова. Далее они остановили водителя дальнобойщика А.С. Чупенко из Московской области. Ночью, в поле, увидев машину без спецсигналов, водитель останавливается и едет с ними в д. Мазунино, чтобы быть понятым?
     Как позже в суде расскажет Пеньков, данные о водителе-дальнобойщике он списал с его бейджика (!). Это, видимо, новый вид документа, удостоверяющего личность. Идрис Мутуев и его адвокат направили запрос в УФПС Московской области по поводу места жительства Чупенко, указанного в протоколе. Пришел ответ, что в зоне обслуживания почтовых отделений связи Подольского почтамта адреса ул.Ленина, д.59 нет. Далее пришел ответ из ГУ МВД России по Московской области также о том, что нет такого адреса. Впоследствии был получен ответ из МВД РФ о том, что гражданин Чупенко Александр Сергеевич в автоматизированной системе  Российский паспорт не значится. Отец и сам не поленился, съездил в г.Подольск, чтобы удостовериться, что понятой под именем А.С.Чупенко – просто выдуман. А ведь есть протокол его опроса, где он красноречиво рассказывает о том, как сотрудники наркоконтроля обнаружили и изъяли пакет с порошкообразным веществом и т.д. И подпись его стоит...



      Что же касается второго понятого М.И. Ахмарова, который совершенно случайно повстречался на автозаправке Пенькову и Гаврилову, то он существует. Правда, машины у него в тот момент не было, вопреки утверждению оперативников. Более того, этим «случайным» понятым оказался не кто иной, как член антинаркотической комиссии Чернушенского муниципального района, включенный в ее состав буквально 27 января 2015 года. И вот так, почти сразу, молодому человеку представилась возможность «отличиться» на новом месте.
     Таким образом, протокол осмотра места происшествия не имеет законной силы, но он ложится в основу обвинения Рамзана Мутуева.
     18 февраля 2015 года начальник УФСК России по Пермскому краю В.Н.Черкашин выносит постановление о предоставлении результатов ОРМ следователю. В приложении первым указывается рапорт об обнаружении признаков преступления (КУСП №№2 от 16.02.2015 г), а дальше уже идут рапорты на проведение ОРМ, как и должно быть по закону, а не так, как в этом деле. Но дату ОРМ Черкашин на своем постановлении предусмотрительно не указывает. 19 февраля следователь Кузнецова вынесла постановление о возбуждении уголовного дела на основании рапортов Пенькова. До апреля никакого движения по нему не было, а затем его присоединяют к уже расследуемому Кузнецовой уголовному делу в отношении Маст и ее сообщников по нескольким пунктам ст.228.1 УК РФ (Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов), котороебыло возбуждено 17 января 2015 года.
       Организатор всей схемы и лидер сообщества Ольга Маст дает показания о том, что«Рамзан приехал к нам в Пермь, где я передала ему  5 пакетов с наркотиком для размещения по местам закладок. Рамзан сделал закладку под дорожной табличкой и сообщил мне об этом по телефону». С каждым протоколом количество пакетов растет: в следующем - 10, а потом и 20. Но при этом  вес наркотического средства остается неизменным. Этот телефонный звонок от Мутуева якобы и перехватили оперативники. Но сколько ни просила защита предоставить распечатку переговоров, подтверждающую сведения обвинения, этого сделано не было.
     Маст говорит о том, что Мутуев сделал закладку в 4 часа утра 15 февраля 2015 г., но тут же поясняет, что«в Пермь он приехал в обед, или не позднее вечернего времени 15.02.2015 года». Эти удивительные путешествия во времени никого не смущают.
     Как выяснилось, Рамзан Мутуев, действительно, был знаком с Ольгой Маст и ее друзьями. По словам свидетелей, он на машине иногда подвозил их в Пермь или обратно в Осу. Его телефон, видимо, попал в записную книжку Ольги Маст, которая приобщена к делу в качестве вещественного доказательства. Но в ней она подробно записывала и действительно ценную информацию: кто, где, сколько закладок сделал; отмечала количество пакетов, денежные суммы. Но ни имени, ни фамилии Мутуева в этом отчете о деятельности преступного сообщества нет.
     На предварительном следствии и в судебном заседании давал показания так называемый агент УФСКН, подставное лицо, чье имя засекретили, и в материалах дела его обозначают то как Евсина, то как Еремеева (в редакции есть его настоящие данные). Он также входил в группировку Маст, был неоднократно судим за наркотики. В результате, в очередной раз оказавшись «на крючке» у органов, стал сотрудничать со следствием и участвовать в ОРМ. Молодой человек рассказал, что 15 февраля 2015 г. к нему обратились  сотрудники наркоконтроля и попросили оказать содействие в раскрытии преступной деятельности Ольги Маст и Руслана Муталлапова. Он созвонился с Русланом, сообщив ему, что нужен наркотик. Руслан сказал, что наркотики есть, пусть переводят деньги на карту. После того, как деньги были переведены, Руслан назвал Евсину место закладки – у д. Мазунино, пояснив, что чайный пакет с наркотиком будет лежать под столбом в снегу. По словам Евсина, он также звонил Ольге Маст, и она сказала, что Рамзан приедет и покажет, где «примерно» лежит пакет. То есть Мутуев не знает, где закладка, которую он сам сделал?
     Евсин подтвердил, что 15 февраля 2015 г он ездил на место с двумя оперативными  сотрудниками УФСКН г. Чернушка и никаких понятых с ними не было. Получается, что и сообщения о преступлении не было, а было спланированное мероприятие. Это подтверждает стенограмма прослушивания телефонных переговоров (ПТП) сотрудников с Евсиным. И не в 22 часа 25 мин. была изъята закладка, как утверждают Пеньков и Гаврилов, а в 22 часа 08 мин., и не ими, а Евсиным. Далее он пояснял, что протокол изъятия наркотического вещества на месте не составлялся. Затем сотрудники УФСКН привезли его к дому, высадили  и уехали. Дальнейшая судьба этого наркотика ему не известно. 
      Следователь  Кузнецова  пишет, что допросила по уголовному делу этого зашифрованного агента Евсина 28 сентября 2015 г. в МО МВД России «Осинский». Но он был осужден еще 23 июня 2015 г. и отправлен отбывать срок в места лишения свободы. Согласно полученной информации, не конвоировался после ни в ИВС, ни в МВД.  Еще один сфабрикованный протокол.  
    Как выяснилось и по другим фигурантам оперативники и следователь работали такими же методами. В МРО УФСКН по г.Чернушки ОРМ по делу Маст провели 12 декабря 2014 года, а зарегистрировали в КУПС 23 марта 2015 г., то есть спустя почти 100 дней (!).Мероприятия проводятся в Осе, а понятые из Чернушки и даже из Перми.

Идрис Мутуев:
     - Ночь, зима. На улице около 20 градусов мороза. Расстояние между Чернушкой и Осой около 120 км. Автобусного сообщения не существует. Но якобы совершенно случайная понятая С.А. Першина, оставив двоих детей дома, на ночь глядя поехала за 120 км. в г. Оса. Приехав туда около 21 часа, она стала ждать до 2-х часов ночи, пока ей не позвонили оперативники. Разве это не абсурд?

     Иван Дьяконов, замначальника полиции МО МВД России «Осинский», о котором мы уже писали в статье «За того парня» ( «ТП» № 7 (102) от 18 сентября 2019 года), брал объяснения у понятых А.А.Смирнова и В.Н.Конева при проведении ОРМ «Проверочная закупка» 11 февраля 2015 г. Как выяснилось, этот Смирнов прописан по адресу, где проживает мать самого Дьяконова и является родственником последнего. Как следует из объяснений, в присутствии этих понятых подставному агенту Евсину сотрудники дали деньги для того, чтобы он перевел их на карту, что и было сделано. Потом он позвонил своему знакомому «Суле» (Руслан Муталлапов), после чего сообщил полицейским, что закладка находится в одном из подъездов дома в г.Оса. Законность проведения этого ОРМ также вызывает вопросы, и было ли оно вообще или также составлено задним числом? Объяснения написаны как под копирку, до запятой, с одними и теми же орфографическими ошибками. Данные Смирнова и Конева вписаны ручкой, при том, что сам документ напечатан. Кроме того, Дьяконов записал, что Конев проживает в г.Оса, ни номера дома, ни квартиры при этом не указав, что является нарушением. На самом деле, этот гражданин живет в Чернушке, и точный адрес его известен.
     В этом уголовном деле около двадцати "карманных" понятых, которые проживают в г. Чернушка, Пермского края, где находится МРО УФСКН. Понятые, которых привлекают оперативники, а не следователь, дознаватель или прокурор, как это положено по закону, почему-то становятся закупщиками, начинают участвовать в ОРМ, а потом– осужденными за сбыт наркотиков. 
     Оперативники использовали запрещенные методы, а именно склоняли подозреваемых к распространению наркотиков, к совершению новых преступлений  и вовлечению других лиц в сообщество. Так, В.М. Гаврилов и А.А.Харитонов через агента УФСКН, который впоследствии был осужден за наркотики, совершили провокацию по отношению к В.В.Мерзлякову. В законе написано, что инициатива о сбыте наркотиков всегда должна исходить от наркоторговца. Из допросов свидетеля Гаврилова видно, что это было не так. Оперативник и агент сами предложили сделать закладку Мерзлякову и создали для этого все необходимые условия. Хотя лицо, совершившее преступление в результате провокации со стороны сотрудников полиции, не подлежит уголовной ответственности. Такой правовой позиции придерживается Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) и Верховный Суд РФ. 
     Выяснилось, что и сам начальник  МРО УФСКН г. Чернушки,  майор полиции Чукавин вместе с  Пеньковым  тоже подстрекали Мерзлякова к распространению наркотических веществ. Это может подтвердить свидетель, есть и стенограмма этого разговора. Так, Пеньков говорит Мерзлякову: «Можно же сделать так же что как бы для тебя плюсики зарабатывать. Просто их надо Валера зарабатывать. Для тебя вообще п…дец. <…>Ты на поле с кем нибудь съезди, да и вообще все будет (нецензурное слово).
В.В.Мерзляков: Ну и че я съезжу?
А.П.Пеньков: Ну че, надерете конопли мешок на (нецензурное слово). Поедете, потом какого-то такого, кого не жалко. Б…дь, Валера, или ты или кто-то. Кто в теме. Кто варит его <…>Надерете там все (нецензурное слово) будет. Мешок возьми только большой…Бошки раз посдирали в мешок побросали. В Пермяково уср..ться этой травы.
Е.А.Чукавин: Напичкали половину. Потом еще раз поедете. Ты неожиданно в кусты уйдешь, б…

     Такая вот бурная «антинаркотическая» деятельность в Осинском и Чернушенском отделах.
     Уже три года Идрис Мутуев пытается добиться ответа от Осинской прокуратуры, но тщетно. Уже упоминаемого прокурора Кучукбаева однажды удалось застать на рабочем месте. Мутуев еще раз рассказал ему об избиении сына, о фальсификации материалов уголовного дела.

Идрис Мутуев:
    - Прокурор, сидя в кресле и делая пилкой себе маникюр, ответил: «Подумаешь, опер ударил Вашего сына пару раз. Опер ведь тоже человек».  На мое возмущение его словам, он ответил, что разберемся, приходите в понедельник. А когда я пришел, то секретарь сказала, что прокурор ушел в отпуск.                                                                                                                                 

     Не удивительно, что та же прокуратура выдала обвинительное заключение по уголовному делу Р.И.Мутуева, Т.А.Алексеевой, В.В.Мерзлякова и Р.А.Муталлапова  без даты, печати и подписи зам. прокурора Осинского района Р.К. Акбаева, а также без подписи начальника следственной службы УФСКН по Пермскому краю А.В.  Сапунова. Начиная от первых протоколов и до обвинения  - больше половины документов в этом деле без подписей! Тот же Акбаев и в ответе на заявление Мутуева, присланном почтой, не подставил свою подпись. Это вообще нонсенс! Чем это можно объяснить? Только тем, что все всё понимают. Но отвечать за это не хотят. Так кому было жаловаться на нарушение прав?

«Узаконить» беззаконие
     Единственный раз шанс остановить беззаконие появился, когда судья Н.С.Шабунин, ознакомившись с материалами, отправил его обратно в прокуратуру, а оттуда – в следствие, тому же следователю Ларисе Кузнецовой. Но она устранила замечания привычным образом. Так, в деле вдруг появляется второй протокол допроса, уже с подписями, протокол задержания Р.И.Мутуева, которого ранее не было. Но и в нем умудрились написать, что он составлен в 17.30 ч., то есть после допроса. Кроме того, протокол задержания составлен 13 июля 2015 года. Но в нем следователь Кузнецова отмечает, что в 09 час.00 мин. 14 июля 2015 г. сообщено прокурору о задержании Мутуева Р.И. Как это так? Заранее? И подпись на появившемся спустя несколько месяцев после задержания документе все тот же адвокат Глухих поставил, у которого ордер был на защиту Муталлапова. Примечательно, что этот адвокат расписывается в документах прямо на подписи Мутуева, что не дает возможность увидеть, как отдельно выглядит его личная роспись.
     И вот дело снова уходит в суд, уже в марте 2016 года. Но судья Шабунин, видимо, не захотел участвовать в таком деле, и его отдали судье Надежде Павловой.
     Следователь Кузнецова и другие должностные лица считают, что с обвиняемыми-наркоманами можно делать все, что угодно, используя их в своих целях. Но забывают, что именно по причине употребления они же и заложат всех с потрохами при первой же возможности. Так и получилось.
     В судебном заседании Ольга Маст, которая была главным свидетелем по делу Рамзана Мутуева, стала давать совсем другие показания, нежели на допросах Кузнецовой. Так, она сообщила, что ранее давала показания под наркотическим воздействием. «Я не читала показания, так как находилась в состоянии, когда мне было все равно, а также я доверяла следователю….Я подписывала протоколы, не читая их и было такое, что давала показания без адвоката, это все для того, чтобы мне дали увидеть Муталлапова Р.А.»
    
 Муталлапов - сожитель Маст и один из обвиняемых. Отвечая на вопрос адвокатов, почему Евсин и Маст признали ОПГ и согласились с обвинением, он также в суде рассказал о методах работы следователя Кузнецовой.
«Он согласился, чтобы его не лишали свободы до суда, так как он потребитель, очень трудно остаться без наркотиков. На Маст О.И. повлияла следователь, она отдала ей распечатки моих телефонных разговоров с другими девушками, чтобы Маст обозлилась на меня, стала ревновать».
    
Муталлапов сообщил, что закладку у деревни Мазунино сделала Маст, когда они ехали в Пермь. Сама Маст призналась, что Мутуев не виноват.
«Я хотела, чтобы Мутуев Р.И. делал закладки, но он не делал. Делал только Евсин. Я пыталась вовлечь Мутуева в группу, чтобы он тоже участвовал в этом, но у меня не получилось».

И это еще не все. На вопрос защитника, в каких отношениях была Маст со следователем Кузнецовой, Муталлапов сообщил:

     «Они учились в одном классе, были хорошие знакомые. Знаю, что начальник УФСКН Чукавин Евгений тоже ее одноклассник. Кузнецова дала телефон Маст, и они созванивались. Видел в телефоне Маст номера Кузнецовой и Чукавина, они по телефону решали, когда кого привезти, увезти из СИЗО».
 
   
 Во время нахождения в СИЗО Ольга Маст свободно выходила в интернет, также она получила доступ к засекреченным материалам этого дела. Защита ходатайствовала о том, чтобы Чукавин и Кузнецова были вызваны в судебное заседание, но судья Павлова отказала. Также она не подвергла принудительному приводу «понятых», которые участвовали в ОРМ по Мутуеву, а возложила эту обязанность на…защиту. То есть оперативники написали в протоколе липовых понятых, а искать их должны адвокаты обвиняемого?! Они бы и нашли, если бы эти люди существовали. А так – судья зачитала их объяснения из дела. Тем самым, не дала возможность в ходе судебного заседания выяснить, кто на самом деле подписал ОРМ, и как были получены доказательства, на которых строится обвинение. Но и без этого показаний допрошенных свидетелей и подсудимых было достаточно, чтобы вынести обоснованное решение.
      Но на все противоречия, прямые признаки фальсификации материалов уголовного дела, на алиби Мутуева и другие обстоятельства, которые подвергают сомнению, либо прямо опровергают версию следствия, судья Павлова закрыла глаза. И вынесла приговор, поражающий своей жестокостью, с учетом всего, что выяснилось в ходе судебного разбирательства.
      Так, Руслана Муталлапова приговорили к 18 годам лишения свободы, Валерия Мерзлякова – к 10 годам, а Рамзана Мутуева – к 9 годам и 8 месяцам, а также к штрафу в 150 тысяч рублей.
    
Ольга Маст, дело по которой было выделено в отдельное производство, ко времени процесса над другими участниками, уже была осуждена. Организатор сообщества, вовлекшая в преступную деятельность несколько человек, на протяжении длительного времен торговавшая наркотиками в городах Пермского края (более 12 только эпизодов), ранее судимая, нигде не работающая, приговорена Осинским районным судом к шести годам лет лишения свободы.
      Судье Павловой было мало того, что она на такой срок отправила в тюрьму Рамзана Мутуева, чья виновность так и не была доказана, так она еще и распространяла недостоверную информацию, а достоверную скрывала. Так, для привода в суд Павлова направляла в ИВС и СИЗО требования. И всегда при этом на официальных документах указывала, что он «ранее судим», что является ложью.

 

А вот в самом приговоре, на первой странице, где дается короткая справка о каждом из обвиняемых, она у всех указала заболевания, кроме Р.И.Мутуева. При том, что только у него оно является тяжелым, препятствующим содержанию под стражей. Видимо, для того, чтобы покрыть незаконные действия своих коллег, она умышленно не указывала на эти обстоятельства. Осинский районный суд выдает справки за подписью председателя К.Э. Соломникова о том, что Мутуеву Рамзану Идрисовичу, согласно статистических данных, назначено наказание в виде 18 лет лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Ничего себе «описка»!
      Судья Павлова отказала защите в предоставлении аудиозаписи, при том, что были ходатайства от защиты на ведение аудиозаписи. Она сообщила, что из-за сбоя записывающего оборудования фиксирование состоялось не в полном объеме, поэтому предоставить не могут. И текст тоже не выдали. Также в своем ответе судья Павлова пишет, что согласно уголовно-процессуального законодательства  аудиофиксация судебного заседания не является обязательной и законом не предусмотрена выдача каких-либо копий аудиозаписи судебного заседания. А вот председатель Осинского районного суда Соломников поясняет: «В соответствии с действующим законодательством, материалы аудиозаписи судебного заседания подлежат приобщению к материалам уголовного дела, в случае получения их непосредственно судом».Таким образом, суд их получил, но предоставить стороне не хочет.  Об открытости и гласности судопроизводства в Осе, видимо, не слышали, как и о средствах, которые выделяются государством специально для этих целей.       

Идрис Мутуев:  
    -  Судья Павлова Н.Н. в любом случае была обязана приложить эту аудиозапись к материалам этого уголовного дела, в каком бы объеме она не состоялась. Но она этого не сделала, потому что эта запись выявила бы нарушения закона в отношении подсудимого Мутуева Р.И. и его защиты в ходе судебного заседания, что дало бы нам дополнительные аргументы для обжалования и отмены неправосудного приговора.  Это было грубое судебное заседание с обвинительным уклоном. Вот чего она боялась.                                                                                                                              

     Приговор по Рамзану Мутуеву оставлен в силе судебной коллегией по уголовным делам Пермского краевого суда под председательством судьи Н.Н.Кобяковой. За пять минут в совещательной комнате решили, что все законно и нарушений нет. А председатель Пермского краевого суда В.Н.Вельянинов, к которому обратился с жалобами на судей Идрис Мутуев, обвинил последнего в давлении на суд, указав, что он не участник процесса, хотя Мутуев официально участвующий в деле защитник.
     Отец продолжает бороться за сына, который имеет тяжелые заболевания. Он обращается во все возможные инстанции, но продолжает получать формальные, некомпетентные отписки.

Идрис Мутуев:
   - Прокуратура Осинского района нашу жалобу, поступившую им из краевой прокуратуры, направила в Осинский межрайонный следственный отдел. Следователь Л.В. Строгин пишет, что оперуполномоченный А.В. Носик не наносил удары Р.И. Мутуеву, а я утверждаю, что он наносил, так как я видел все это своими глазами, и я своими руками оттащил его от своего сына. Почему при появившихся разногласиях следователь  Строгин  не поставил меня, моего сына и сотрудника наркоконтроля Носика А.В. на очную ставку? На крайний случай, на детектор лжи.  

Да зачем им это? Ведь они и так знают, что Идрис Мутуев прав. Он уже все доказал. Каждому лжесвительству, каждой сфабрикованной бумажке он противопоставляет норму закону. И когда-нибудь его честное расследование ляжет в основу уголовного дела по должностным лицам, если они, конечно, раньше не окажутся на скамье подсудимых, как например Александр Пеньков.

«Опер тоже человек»
      
Странно, наверное, было бы ожидать от сотрудников, которые с легкостью фальсифицируют материалы уголовного дела, какой-то щепетильности в отношении к вещественным доказательствам, которые к тому же в этих подставных ОРМ «участвуют». Но все-таки это наркотики, граммы и даже миллиграммы которых –это плюс-минус несколько лет срока. Но, оказалось, ими распоряжаются с такой же небрежностью, как и чужими человеческими судьбами. Идрис Мутуев на основании материалов уголовного дела составил таблицу изъятых и сданных на хранение наркотиков.



Идрис Мутуев:
     - В МРО УФСКН г. Чернушки наркотическим веществам не велся строгий учет. Наркотики часто не сдавались в оборудованную для этого камеру хранения. Неделями могли находиться на руках у ст. оперуполномоченного Пенькова А.П. и ст. следователя Кузнецовой Л.В. Очень часто наркотики без рапорта, без акта  сдачи – приемки передавались друг другу. Бывало, что наркотики не сдавали в камеру хранения, но из камеры хранения их получали. Так, Пеньков 15.02.2015 г. изымает 0.063 г.  метилэфедрона и не сдает в камеру хранения, а ст. следователь Кузнецова Л.В. по рапорту из камеры хранения получает остаток этого наркотика после исследования и сдает на химическую экспертизу. Как так?
     12.03.2015 г. изъяли 0.236 г.  метилэфедрона. На исследование ушло 0.015 г., на экспертизу ушло  0.02 г., остается -  0.201 г., а сдают в камеру хранения 0.221 г. наркотика. Спрашивается – Откуда появились излишки наркотиков  в количестве 0.020 г.?  В рапорте на имя начальника Чернушинского МРО УФСКН по Пермскому краю Чукавина Е.А. следователь просить принять наркотическое вещество
N- метилэфедрон массой 0.461 гр. (оставшегося после исследований). Но, согласно их же документам, всего было представлено 0.501гр. Взяли на исследование - 0.02 г. Получается, остаток  = 0.481гр. Где еще 20 грамм? И так по каждому рапорту я выявил эти несоответствие.
     А при уничтожении вещественных доказательств по постановлению судьи Павловой, т.е. наркотиков, проходивших по этому уголовному делу выявилась крупная недостача метилэфедрона.
    Так, всего якобы было изъято метилэфедрона 5.749 гр. После обследования и химической экспертизы остается 4.774 г.  По акту № 156 от 24 ноября 2016 года уничтожено 4.573 г. метилэфедрона.  Не хватает 0.221 г. метилэфедрона! Но прокурор Осинского района Р.С. Кучукбаев, судья первой инстанции Н.Н Павлова и председательствующая апелляционного суда Н.Н. Кобякова закрыли на это глаза, вместо того, чтобы возбудить уголовное дело  в отношении полицейских.

      Но ведь сколько веревочке не виться, а конец будет….Видимо, за хорошую работу Александр Пеньков получил должность начальника МРО УФСКН г.Чернушки, в подчинении которого находилось шесть районов, и звание майора. Но ему нужно было пройти переаттестацию, что сделать он почему-то не спешил. Бегал-бегал от комиссии, но в результате был отправлен на принудительное освидетельствование. И что же выяснилось? Майор является наркопотребителем со стажем! Чтобы не порочить честь мундира, руководство ГУ МВД по Пермскому краю приказало уволить его по-тихому. А 22 июня 2016 года, уже после вынесения приговору Рамзану Мутуеву, Пеньков был задержан возле подъезда своего дома. При обыске у него изъяли наркотики. Как выяснилось, он приобрел наркотическое средство – смесь, содержащую производное N-метилэфедрон, в полимерном свертке, массой не менее 0,912 грамм. Часть его употребил сразу, остальное – хранил. Кроме того, у задержанного было изъято 0,5 грамм амфетамина, а это является крупной партией. Пеньков свою вину полностью признал. Пояснил, что после увольнения и ликвидации ведомства ФСКН России находился в депрессивном состоянии…
     28 ноября 2016 года Чернушенский районный суд Пермского края признал Александра Пенькова виновным в совершении преступления по ч.1 ст.228 УК РФ. Судья Чернушенского районного суда Пермского края О.С.Лупенских «забыл» про амфетамин и вынес наказание Пенькову только за метилэфедрон – целый год исправительных работ.

Послесловие
      В кого же превратились должностные лица в погоне за раскрываемостью и отчетностью, галочкам и палочками? В самых настоящих наркоманов, «опьяненных»  возможностью легко сшить дело, которые в поисках такой очередной «дозы» не гнушаются никакими средствами для достижения своих целей, потому что, видимо, уверены в своей безнаказанности.
     Более 19 млн жалоб и заявлений поступило в инстанции от граждан за недолгое время существования ФСКН России. Службу расформировали, но те же самые сотрудники перешли обратно в отделы в МВД как, например, следователь Лариса Кузнецова, и по-другому работать они не умеют…

Оксана Асауленко



№5 (110) от 11 июня