Показательное беззаконие

6 февраля 2019

В Пермском крае сведение счетов с конкурентами в бизнесе, политическими оппонентами сегодня все чаще происходит с помощью органов следствия, прокуратуры и суда. Заказные уголовные дела шиты «белыми нитками», но это ничуть не смущает должностных лиц.

Село Барда
Пожарная безопасность жителей целого поселения оказалась под угрозой из-за громкого уголовного дела. Чего добиваются его заказчики, и кто им в этом помогает?

«Похищение» без умысла
    Приговором Бардымского районного суда от 8 ноября 2018 года предприниматель Илдар Балтаев признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ (Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере), и ему назначено наказание в виде штрафа180 000рублей.
    По мнению суда, «Балтаев И.Г. совершил хищение денежных средств, принадлежащих бюджету Бардымского сельского поселения, путем обмана. Предоставлял подложные акты освидетельствования скрытых работ, отчитываясь о выполнении всего объема работ, предусмотренных муниципальным контрактом, осознавая, что сообщает заведомо ложные сведения о работах по устройству пожарных водоемов в с.Барда...»
    
Казалось бы, все понятно, но за «тяжелый» состав статьи «Мошенничество» судья А.Р.Махмудова выносит можно сказать «легкий» приговор. При этом суд определил сумму хищения в размере 324 558 руб., а штраф - почти в два раза меньше. Складывается ощущение, что «гора родила мышь». Но кому и зачем это было нужно?
    В апелляционной жалобе на решение Махмудовой адвокат Александр Березин указывает на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Суд не привел убедительных доводов наличия в действиях подсудимого обязательного признака хищения – обращение похищенного в личную собственность с корыстной целью. Ему вменяется в вину хищение, а его действия в материалах дела, исследованных в суде, описываются как ненадлежащее выполнение работ. Такие вопросы регулируются путем переговоров, либо в Арбитражном суде, - уверен защитник, так как речь идет о договорных отношениях между юридическими лицами, с которыми Илдар Балтаев не находился в трудовых или гражданско-правовых отношениях. Но именно он стал единственным крайним во всей этой истории.
    Как выяснилось, неспроста. Его жена Татьяна Балтаева –первый заместитель главы Администрации Бардымского муниципального района. И именно до нее хотели дотянуться те, кто заварил эту «кашу», использовав старый проверенный способ.

Анонимка как повод
 
    В сентябре 2016 года администрацией Бардымского сельского поселения был объявлен конкурс на установку 4-ых пожарных емкостей на сумму 1411 тыс. руб. Определен победитель – генеральный подрядчик ООО «Виадук». Он передает работу на субподряд ООО «МЕГАСТРОЙ» (директор В.Ш.Бакиров) на сумму 1193 тыс. руб. Илдар Балтаев был назначен ответственным за выполнение работ от субподрядчика, о чем официальным письмом был уведомлен заказчик. Никаких вопросов это решение не вызвало.
    В ноябре 2017 году объект был сдан. Комиссия сельского поселения работы приняла. Так как в зимних условиях привести в соответствие подъездные пути было качественно не возможно, то договорились, что работы по обустройству выполнят весной.
   Заказчик работы оплатил. Пожарные резервуары были приняты на баланс сельского поселения и взяты в схему дислокации  пожаротушения Пожарной частью №88. В январе 2017 года в емкости была залита вода в объеме 160 тыс. литров.
    В апреле 2017 года в местный отдел полиции приходит анонимка, в которой говорится о том, что закопанные емкости  ржавые, вместо 40-50 куб.м объемом 16-25 куб.м, толщина стенок не соответствует ГОСТу, без антикоррозийной обработки, установлены без должной подложки (плиты), засыпано вместо ПГС глина и т.д.
    Даже если предположить, что администрация по тем или иным причинам усомнилась в качестве выполненных работ, то в течение трех лет действуют гарантийные обязательства. Но те, кто все это затеял, хорошо понимали, что гражданско-правовой спор им невыгоден. Там все-таки трудно по доносу к ответственности привлечь, да еще именно того, кого надо. А вот возбудить уголовное дело оказывается гораздо проще. И поэтому анонимки были направлены не заказчику работ, а точно по адресу: в полицию и прокуратуру.

Илдар Балтаев:
   - Их авторы мне, конечно, известны, потому что один из них подходил к моим друзьям предпринимателям и предупреждал их, что не надо, мол, со мной вести дела, так как скоро мной займутся следователи полиции. И почти вслед за его угрозами были отправлены анонимки на меня и мою супругу.

    
 Как следует из материалов дела, для проверки анонимных сообщений (!) был заведен материал предварительной оперативной проверки (МПОП). 22.05.2017 г. начальник отдела МВД России по Бардымскому району Р.С.Кучукбаев подписывает распоряжение о проведении оперативно-разыскного мероприятия (ОРМ) в рамках МПОП. На следующий день направляет письмо главе Бардымского сельского поселения, из которого собственно в администрации и узнают, что работы якобы выполнены ненадлежащим образом. То есть заказчика просто поставили перед фактом, что теперь он «потерпевший». До этого подрядчики никаких претензионных писем не получали. Всех все устраивало.
      В апреле 2017 года, еще в рамках проверки, оперуполномоченный отдела по экономической безопасности и противодействию коррупции М.Ф.Сайдашев опрашивал Балтаева. Тот пояснил, что на работу в ООО «Мегастрой» был принят по договору, к денежным потокам отношения не имел, его функцией была организация процесса, чем он и занимался. Подробно рассказал, какие работы были выполнены. А также о том, какие сложности возникли из-за того, что техническое задание и сметы не соответствовали друг другу, что не были указаны цены  на такие строительные материалы, как мастика, ПГС, не были заложены транспортные расходы. Тем не менее, муниципальный контракт был выполнен. По вопросу увеличения расходов генподрядчик обращался в администрацию, но там сказали, что денег нет. 
     Получив подробную информацию, Сайдашев использует ее по своему усмотрению, а именно -  26.05.2017 г. он подает рапорт о преступлении, на основании которого 26.06.2017 г. старший следователь Э.Х.Илькаев вынес постановление о возбуждении уголовного дела по ч.3 ст. 159 УК РФ.
     Но и на том история с анонимками не закончилась. Для «информационного сопровождения» дела и создания общественного резонанса, ради которого, в общем-то, все и затевалось, в начале июля 2017 года начинает работать группа «Барда Коррупционная» в сети «ВКонтакте», где уже открыто пишут про Балтаевых, обвиняя их в преступлениях, проводят он-лайн голосования за отставку замглавы и т.д. То есть цель всего происходящего становится очевидна. «Доброжелатели» снова пишут письма в полицию и прокуратуру, ссылаясь на эти сообщения. И уже не только оперативник Сайдашев пишет рапорт, но и помощник прокурора  Бардымского района Н.Х.Назаров дает поручение «промониторить» сеть интернет по указанным адресам на предмет обнаружения преступления, о чем есть несколько справок, в которых говорится, что в статьях в социальной сети «ВКонтакте» «содержится информация о противоправных действиях должностных лиц администрации Бардымского муниципального района Пермского края в сговоре с субъектами предпринимательской деятельности. Считает необходимым материалы проверки направить в Отдел МВД России по Бардымскому району Пермского края для принятия решения по существу в порядке ст.144-145 УПК РФ».
     Татьяна Балтаева, нотариально заверив скриншоты с этого сайта, обратилась в полицию с заявлением по факту распространения ложных сведений, порочащих честь и достоинство (протокол осмотра доказательств есть в распоряжении редакции). Старший дознаватель ОД Отдела МВД России по Бардымскому району И.Г.Рахмангулов вынеспостановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Установить лицо, которое создало эту группу, а значит и признак клеветы – заведомость - не представляется возможным, - сообщает Рахмангулов. Кроме того, напоминает про свободу мысли, слова и массовой информации. То есть, привлечь к ответственности тех, кто пишет публичные оскорбительные анонимки нельзя, а возбудить на их основании уголовное дело  - можно. Но почему-то это «лицо», которое не смог установить дознаватель, сразу же после заявления в полицию, прекратило писать. И сама «Барда Коррупционная» на этом и закончила свою активную работу, видимо, выполнив свою миссию по разоблачению главных коррупционеров на селе. 

Методы следствия 
     
Уголовное дело официально велось с июня 2017 года. Илдара Балтаева как свидетеля первый раз следователь Илькаев вызвал только 12 декабря.

Илдар Балкаев:
   - Он дал мне почитать показания одного из свидетелей и сказал матом, что мне конец, если я не признаюсь. Я ему ответил, что оговаривать себя не буду. Меня тут же задержали и увезли в ИВС. На следующий день по решению суда я был отпущен под подписку о невыезде. Однако мой личный счет и автомобиль моей супруги были арестованы. Считаю, что все это было чрезмерными мерами, с одной целью – оказать давление на меня.

      Еще июле 2017 года следователь заказал экспертизу в г.Оса. По ее результатам был выявлен факт завышение сметы на 400 тыс.руб. и не выполнена работа на сумму 268 тыс. руб. Таким образом, посчитали ущерб в 668 тыс. руб. Но выяснилось, что специалист, которого уполномочил следователь, не имел статус эксперта и достаточную квалификацию для выполнения порученной работы.

Илдар Балтаев:
   - Это не эксперт, а сметчик из г. Оса, который имеет непосредственные давние связи с человеком, который писал анонимки. Каким образом на него вышел следователь остается только догадываться.

      Пришлось искать другого специалиста и продлять сроки расследования. 25.01.2018 г. Илькаев выносит постановление о назначении экспертизы в лабораторию г.Екатеринбург. А Балкаева ознакомил с ним только 06.02.2018 г., то есть после того, как отправили материалы в экспертное учреждение.
     Это нарушение прав подозреваемого и его защитника, который должен был задать эксперту необходимые вопросы. По словам адвоката Александра Березина, он ходатайствовал о том, чтобы экспертиза была проведена в ФБУ «Пермская лаборатория судебной экспертизы» Министерства юстиции РФ. Но следователь сообщил, что такие исследования там не делают.

 Александр Березин:
      - Я сделал свой запрос туда же, в ФБУ «Пермская лаборатория судебной экспертизы» Министерства юстиции РФ, и получил ответ, что они такие экспертизы делают! Но есть очередь. Как же так получается, что из одной лаборатории два разных ответа? Возникает вопрос, что за документ предъявил нам следователь?

Как выяснилось, запрос в пермскую ЛСЭ следователь сделал 09.01.2018 г., но, не дожидаясь официального ответа, 25.01.2018 г., назначил проведение экспертизы в Екатеринбург. Получил нужное для обвинения экспертное заключение, Илькаев поспешил завершить следствие. Заместитель прокурора района Р.И.Бакунов подписал обвинительное заключение и направил дело в суд.

А судьи кто?
     
В судебном заседанииспециалисты «потерпевшей» администрации поселения заявили, что у них не было сомнений в полноте и качестве выполненных работ. И все, как один на вопрос прокурора отвечали, что Балтаев их «не обманывал и не водил в заблуждение, исковых претензий к Балтаеву нет». Также подтвердили, что часть работ не была заложена в смете из-за отсутствия финансовых возможностей.

    Два других свидетеля – это директор субподрядной организации, который говорит, что все работы выполнял назначенный по приказу и ответственный за все И.Г. Балтаев, которому он передал наличными 250 000 руб., но не помнит, когда, где и за что. Еще один предприниматель на следствии показал, что получил от Балтаева доверенность на получение профнастила, а в суде  сказал, что эту доверенность получил от своего соседа, с которым у него давние деловые отношения. Он привез стройматериалы на сумму 824 тыс. руб., продал их и передал Илдару Балтаеву 741 672 руб., а оставшиеся деньги забрал себе как вознаграждение. В суде Балтаев согласился только с полученной суммой от продажи стройматериалов, а кому передали 250 тыс. руб. так и не было установлено.
    Таким образом,  даже из показаний свидетелей обвинения не ясно, в чем конкретно выразился такой способ хищения, как обман и введение в заблуждение членов приемочной комиссии.
    Надо отметить, что для контроля за исполнением муниципального контракта администрацией был заключен договор технического надзора с ООО «Мегастрой», директор Р.Р.Илькаев. На следствии и в суде он дал показания, что был только на одном объекте, даже адреса которого не помнит (?). Видел емкость, изоляционный материал, пригрузы. Там все соответствовало локально-сметному расчету. По завершении установки всех 4-ых резервуаров, вместе с членами приемочной комиссии приняли работы с оценкой «хорошо», подписал акты. А потом от сотрудников полиции узнал, что все было сделано ненадлежащим образом. «Значит, Балтаев меня обманул», - говорит Илькаев, который в рамках своего контракта должен был лично осуществлять технический надзор, и никто ему в этом не мешал. И если нарушения действительно есть, то он должен нести ответственность за ненадлежащее выполнение своей работы. Но к нему вопросов у следствия нет.
     В основу же обвинения Илдара Балтаева легло заключение эксперта из лаборатории Екатенбурга В.Ю.Песцова, который посчитал, что работы были выполнены ненадлежащим образом. Суд не учел доводы защиты о том, что при назначении этой экспертизы следователем были допущены нарушения закона и прав обвиняемого и адвоката. Не была дана объективная оценка самому исследованию и выводам Песцова. Так, он пояснил суду, что «произвел осмотр 4-ых емкостей и взял образцы ПГС на ул.Никулина и ул Курчатова по одной пробе, при этом на плиты не натыкались». Но в протоколах осмотра места происшествия, оглашенных в судебном заседании, установлено, что по адресу на ул.Никулина на дне котлована имеются три плиты и на ул.Курчатова также- три плиты. Данных о том, что они были изъяты или демонтированы, нет.
    Песцов не выполнил в полном объеме постановление следователя, взяв пробы с двух, а не с четырех котлованов. Он мотивировал это плохими погодными условиями. Трудно считать состоятельными выводы эксперта о том, что «если работа по нанесению изоляции на резервуары не выполнена в полном объеме, то, значит, она не выполнена вообще». При этом Песцов пояснил, что качество изоляционного материала он не определял.
Илдар Балтаев:
    - Песцов указывает, что по ул.Никулина и ул.Курчатова отсутствует песчано-гравийная подготовка в объеме 20 куб.м. Экспертизу он проводил 6 марта, когда на улице лежали метровые сугробы. Эксперт Песцов  спустился в котлован, покопался в снегу, взял какие-то пробы неизвестно чего.  Добраться до ПГС он не мог, т.к. его уложили на дно котлованов под плиты. Плиты он не поднимал! По двум другим адресам: ул.50 лет Победы и Лесная эксперт пробы вообще не брал, но, однако, по ним он делает вывод, что ПГС на дне присутствует! Где логика? Я в суде неоднократно обращал внимание на то, что в локально-сметном расчете отсутствует цена на песчано-гравийную природную смесь. Эти расходы произведены исключительно за мой счет!  Мои расходы только на приобретение 40 куб.м составили 14 700 руб. И мне не понятно, как эксперт Песцов без указания расценки на ПГС в смете смог посчитать сумму ущерба?
     Прокурор в суде все время акцентировал внимание и задавал вопросы про ПГС. Так вот, согласно государственного стандарта, песчано-гравийная смесь бывает двух типов: природная и обогащенная. Как бы я не назвал ПГС – песок или гравий, никаких нарушений по сути нет. Это все ПГС. Я положил на дно котлованов более мягкую фракцию ПГС, как того требует технология.
    Также эксперт Песцов указал, что на резервуарах не выполнена битумно-резиновая или битумно-полимерная гидроизоляция. Считаю, что это выдуманный и не соответствующий действительности факт. Требование такой изоляции необоснованно из-за отсутствия в локально-сметном расчете самого материала. Несмотря на это, я взял все расходы на себя. Все емкости сначала были огрунтованы, а затем на них была нанесена мастика. Считаю, что по этому поводу претензий к подрядчику быть не должно.
    И последнее, на что ссылается Песцов в своей экспертизе – на отсутствие нужного количества утяжелителей. Да  в действительности на объекты было уложено 6 комплектов утяжелителей, общим весом 18, 8 тонн.   Ни в техническом задании, ни в смете, ни в каких либо других документах нет указания на то, сколько утяжелителей должно было быть уложено на каждую емкость. Это подтвердил в суде свидетель обвинения. Согласно нормативным требованиям такие указания должны быть в проекте  и плане производственных работ, которые представляются  исполнителю  Заказчиком. Кроме того для земляных работ Заказчик должен был предоставить документы по геологическим изысканиям. Таких документов исполнителю представлено не было.   


     
Государственный обвинитель, заместитель прокурора района Р.И. Бакунов на суде изо всех сил поддерживал обвинение, что логично и не выходит за рамки закона. Но вот его взаимоотношения с экспертом Песцовым, который специально приехал из Екатеринбурга на заседание, вызвали недоумение у окружающих. Так, Бакунов с Песцовым были замечены вместе, обедающими в кафе. «От людей на деревне не спрятаться», как известно. И местный прокурор мог бы так открыто себя не дискредитировать. В судебном заседании адвокат Березин обратил внимание судьи на этот недопустимый факт, о чем есть соответствующая аудиозапись.
     Так и не устранив даже очевидные противоречия, судья А.Р.Махмудова признала Илдара Балтаева виновным и назначила наказание в виде штрафа.

Александр Березин:
   - В материалах уголовного дела около 200 страниц посвящены каким-то исследованиям, вообще не относящимся к установке пожарных емкостей в с.Барда.
     Судом при вынесении приговора не приведено убедительных доводов, что преступление, по которому осужден мой доверитель, не относится к сфере предпринимательской деятельности. Наоборот, материалами дела только подтверждается, что он действовал в рамках заключенных гражданско-правовых договоров между администрацией Бардымского сельского поселения, ООО «Виадук» и ООО «Мегастрой». С  моим подзащитным И.Г. Балтаевым никаких договоров вышеуказанные организации вообще не составляли.   
     Неверное применение норм уголовного закона началось со стадии возбуждения уголовного дела. Согласно ч.3 ст.20 УПК РФ, состав статьи 159 УК РФ относится к уголовным делам частно-публичного обвинения, которые возбуждаются не иначе, как по заявлению потерпевшего, либо его законного представителя. Поводом для рассмотрения дела Бардамским районным судом послужил рапорт оперуполномоченного М.Ф.Сайдашева, который не является потерпевшим. Следовательно, уголовное дело возбуждено с нарушением закона. Моего подзащитного обвиняют в том, что он что-то похитил, но не вменяют ни одной копейки. Ни одного убедительного доказательства - ни прямого, ни косвенного следствие не приводит. Чьи деньги  и сколько  присвоил  мой подзащитный в суде так и не выяснено.    
    При оценке доказательств суд не привел надлежащей мотивировки, по которым он принял за основу одни доказательства и отверг другие. Судом сделаны попытки доказать ненадлежащее качество выполненных работ путем допроса лиц, которые сами не выполняли должным образом свои обязанности.
     Имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие линию защиты (показания свидетелей, письменные материалы, фото и видеоматериалы) в приговоре не приведены совсем.
     В связи с этим, считаю, что приговор не соответствует требованиям законности и справедливости.

    Также есть ответ из Аппарата уполномоченного по защите прав предпринимателей Вячеслава Белова, к которому обратился Илдар Балтаев. Изучив материалы дела, бизнес-омбудсмен делает вывод о том, что «при производстве предварительного и судебного следствия по уголовному делу в отношении Балтаева И.Г. допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства, которые могли повлиять на вывод о виновности или невиновности привлекаемого к уголовной ответственности лица». Вячеслав Белов указывает, что вменяемое преступление совершается с прямым умыслом, направленным на хищение чужого имущества или приобретения права на него. В данном случае выводы об этом нельзя сделать из материалов уголовного дела. Уполномоченный советует суду апелляционной инстанции обратить внимание на разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, о котором говорит и адвокат.
   
 В Пермском краевом суде, куда поступила апелляционная жалоба от адвоката Березина на решение Бардымского районного суда, был заслушан А.И.Скосарев, старший государственный эксперт ФБУ «Пермская лаборатория судебной экспертизы» Министерства юстиции РФ. Сторона защиты все-таки добилась проведения экспертизы в этом учреждении.    
     Результаты этой экспертизы прямо противоположны выводам В.Ю.Песцова. Эксперт Скосарев на суде высказал мнение, что заказчик подготовил очень не качественную документацию, много работ пришлось делать подрядчику во время исполнения заказа за свой счет, т.к. он не смог бы сдать объект. 
     При проведении экспертизы Скосарев, в присутствии заместителя главы Бардымского поселения Э.М. Нурсубина, на дне котлованов, приподняв плиты, обнаружил тот самый ПГС. Увидел, что весь выкопанный грунт с объектов был вывезен. Значит подрядчик эти работы выполнил, хотя в сметах они не были предусмотрены. На каждом объекте он увидел кучи ПГС на поверхности закопанных емкостей, так как необходимо было подготовить площадку для подъезда и разворота автомобилей и т.д.
     Эксперт пришел к выводу, что работы выполнены на сумму 1 436 400 руб. А договор был заключен на сумму 1 404 442 руб.50 коп. То есть, перерасход -  31 957 руб. 50 коп., а точнее – экономия бюджета поселения!
    Примечательно, что спустя год этот же заказчик  - Бардымское сельское поселение – размещает заказ на установку двух пожарных емкостей уже за 1 774 000 руб.! Но теперь, наверное, это уже «правильные» подрядчики. Они не сэкономят.
    Но ничто не смутило коллегию судей Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи А.Г.Богомягкова, судей Л.Я.Кетовой, Д.С.Салтыковой.  Они оставили приговор Бардымского районного суда без изменения, жалобу – без удовлетворения. Примечательно, что в апелляционном определении нет даже ссылки на экспертизу, представленную из ФБУ «Пермская лаборатория судебной экспертизы» Министерства юстиции РФ, т.к.  вывод эксперта А.И.Скосарева сломал бы лаконичную схему обвинения Илдара Балтаева, выстроенную Бардымским районным судом

Ломать – не строить  
    
 Какая бы ни была подоплека этой истории, и какие бы цели не преследовали ее инициаторы, организаторы и исполнители, пострадавшими в ней оказались еще и жители.
    Больше двухлет выкопанные емкости лежат на земле. Рядом вырытые котлованы, которые не ограждены и представляют опасность для населения.
    То, каким варварским способом, были проведены эти так называемые следственные действия, поразило всех независимых экспертов, которые побывали на месте. Они не могли понять, почему нельзя было проверить объем резервуаров и качество работ известными экономными и бережными способами, в том числе шурфованием, без выкапывания.
    Поселение находится в зоне пожарных рисков. А водоемов поблизости нет. Именно в целях пожарной безопасности и во исполнение решения суда администрацию обязали установить резервуары. Были потрачены бюджетные деньги, выполнены работы, исключены риски, и все это пошло «в топку» ради сведения чьих-то личных счетов. Не понятна безвольная позиция муниципального образования, которое по 131 ФЗ несет ответственность за безопасность людей, проживающих на территории.
    На комиссии по ЧС в Бардымском муниципальном районе этот вопрос не раз поднимался. Но прокуратура отвечает - там уголовное дело, не суйтесь…

 

Село Усть-Качка
Как устраняют из общественно-политической жизни опопонентов? Два уголовных дела «на ровном месте» возбудили в отношении бывшего главы Усть-Качкинского сельского поселения. Его заместитель уже осуждена ранее.

«Я его слепила из того, то было…»
     
Именно так могла бы сказать про свое постановление о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 160 УК РФ, в отношении Василия Лузина старший следователь Пермского межрайонного следственного отдела СУ СК Р по Пермскому краю Е.С.Любимова, которое вынесла его 19.09.2018 г. в 18 час.20 мин.
     В документе сообщается, что 21.12.2015 г. В.П.Лузин, являясь главой Усть-Качкинского сельского поселения, действуя из корыстных побуждений, используя свое служебное положение, в отсутствие решения совета депутатов сельского поселения, незаконно вынес распоряжение «О премировании главы сельского поселения по итогам работы за 2015 год», согласно которому распорядился о выплате себе премии в размере 38 245 рублей, тем самым «совершив хищение путем присвоения вверенных ему денежных средств, причинив Усть-Качкинскому сельскому поселению Пермского муниципального района Пермского края материальный ущерб на указанную сумму». Но и это еще не все. Любимова вынесла еще одно постановление в этот же день о том, что в 2014 году Лузин таким же образом «похитил» 7 260 рублей! Итого – 45 505 рублей.
     Любимова направила материалы прокурору для определения подследственности. Зампрокурора Пермского района М.Ю.Трубников должен был бы отменить постановление как незаконное и не давать ход этому мягко говоря странному делу. В первую очередь, в связи с тем, что Лузин на тот момент являлся главой Усть-Качкинского сельского поселения – председателем Совета депутатов, депутатом по избирательному округу №1. То есть -  спецсубъектом. Решение о возбуждении уголовного дела в таком случае принимается руководителем следственного органа Следственного управления СК РФ по Пермскому краю.
      Василий Лузин подал жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконными и необоснованными постановлений в Пермский районный суд.   
     Судья О.Е.Лобастова оставляет жалобу без удовлетворения.При этом, дает оценку постановлению о возбуждении уголовного дела о 7 260 руб., которого на момент рассмотрения жалобы уже не было. Куда оно делось – неизвестно. Осталось только одно, но сумма в итоге предъявляется общая. Районный суд так не установил, какие нормативно-правовые акты нарушил глава и достаточно ли этого для возбуждения уголовного дела.
      06.12.2018 года на решение судьи Лобастовой была подана апелляционная жалоба. И 27 декабря ее рассмотрели в Пермском краевом суде.
      Адвокат Алексей Цуканов еще раз обратил внимание суда на незаконность действий следователя Любимова, на то, что ни районная прокуратура, ни суд не пресекли грубое, явное нарушение закона.
    - Впервые с таким феноменом сталкиваюсь…Законодатель наделил таких лиц, а на тот момент Лузин совмещал три должности, привилегиями. В первую очередь - иммунитетом – это защита от незаконных уголовных преследований.
     Серьезный конфликт существует в Усть-Качке по поводу приватизации жилья. Проблема федерального масштаба. Понятно, что такие люди должны быть защищены. Рядовой следователь не может преследовать выборных должностных лиц, участвовать в этом, вольно или невольно помогая каким-то политическим силам. Такого не должно быть. Не понятно, по какой причине суд первой инстанции эту очевидную ошибку не увидел и не устранил.
    У таких лиц есть гарантии, которые изложены как в Уставе поселения, так и в законе №767 «Гарантии к осуществлению полномочий главы выборного органа местного самоуправления». В этих гарантиях сказано, что глава обладает социально-трудовыми гарантиями, имеет право на индемнитет – возмещение или вознаграждение за выполняемую работу.  Вознаграждение Лузина  - это заработная плата, включающая в себя и премию.  
     К новому году все служащие выписывают себе премии, а если он находится, например, в конфликте с частью депутатов, то они ему никогда премию не выпишут. А Конституция говорит, что дискриминации не должно быть.
     Ему вменили ч.3 ст. 160 УК РФ – присвоение. Но при этом не указали, в чем объективная сторона преступления выразилась, какие конкретно нормы нарушены?
     А есть ли вообще разрешение выписывать премии? Нет такого разрешения. А если ли запрет, запрещающий ему выписывать себе премию? Нет. По трудовому законодательству (ст. 129), в зарплату входит и премия. Там есть запрет в Уставе в отношении главы, что ему нельзя получать премии из других источников. И все. А со своей статьи расходов – можно.   
     Дело в том, что местное самоуправление – институт гражданского общества. И в этом случае разрешено все, что прямо не запрещено в законе. Ст.12 Конституции говорит о том, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственно власти. Там  - запрещается все, кроме прямо разрешенного в законе, а у местного самоуправления не так,  - у них все разрешено. И если запрет Лузин не нарушал, то и привлекать его не за что. Кто действует в своем праве, тот не нарушает его.
    Я полагаю, что действия в отношении Лузина,  - мера пресечения, оперативно-разыскные мероприятия, - не основаны на законе, поскольку сами постановления о возбуждении уголовных дел изготовлены с пороком и ущербны. Мы считаем, что их необходимо признать незаконными и обязать должных лиц устранить допущенные нарушения.

     Но отменить постановления  – это значит, признать, что в Пермском крае следователи занимаются незаконным уголовным преследованием выборного должностного лица. Нужно их привлекать к ответственности в этом случае. А если они расскажут, по чьему указанию действуют? Но и оставить так нельзя. Жалоба Лузина уже поступила в Пермский краевой суд, и «закрыть глаза», как в районном суде, не получится. И придумали.    
    Заседание в Пермском краевом суде назначили на 27 декабря 2018 года, а 26 декабря уголовное дело в отношении В.П.Лузина поступило в Пермский районный суд Пермского края для рассмотрения по существу. В этом случае, согласно законодательству, производство по жалобе о несогласии с процессуальным решением следователя о возбуждении уголовного дела, подлежит прекращению. Что и сделал судья Пермского краевого суда С.А.Коробейников. В апелляционном постановлении он пояснил заявителю, что вопросы о признании незаконными или необоснованными решений и действий (бездействия) должностных лиц на стадии досудебного производства он вправе поставить уже в ходе судебного разбирательства по уголовному делу.
     14 января 2019 года состоялось заседание в Пермском районном суде. Помощник прокурора Пермского района Пермском края Ю.А.Раев заявил ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом, ссылаясь на допущенные существенные процессуальные нарушения при возбуждении уголовного дела, которые невозможно устранить в ходе судебного заседания…
     Ну, и что это было? Не кажется ли инициаторам всего этого действа, что на этот раз как-то совсем глупо получилось? Пока добились только одного -  публичного резонанса. И теперь все знают, что есть еще честные и скромные главы поселений. Потому что, если эти премии – это единственное что смогли «накопать» в очевидно заказном уголовном деле, то Василия Лузина надо к награде представить и …премию выписать.
    А вообще от правоохранительных органов хочется продолжения. Ведь все главы себе премии выписывают. Может быть, в следующий раз им заглянуть в ведомости несменяемого главы администрации Пермского муниципального района Александра Кузнецова

Эхо не приватизации
      19 декабря 2018 годаВасилий Лузин сложил с себя полномочия. Участвовать в новых выбора он уже не мог. Именно этого и добивались те, кто писал анонимки, заказные материалы в местной печати, возбуждал уголовные дела.
     Так, 7 августа 2017 года Пермский районный суд вынес приговор Марине Куртеевой, замглавы администрации Усть-Качкинского сельского поселения: три года колонии общего режима и штраф в размере 90 тыс. рублей. Она признана виновной в совершении двух преступлений по ч. 3 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершённое в крупном размере с использованием служебного положения»). Первое дело было связано с незаконным присвоением канализационно-насосной станции (КНС), которую Куртеева купила у совхоза еще в 1997 году. После чего объект был приватизирован по решению суда, отремонтирован и сейчас используется. Но следователи и суд решили, что нанесен ущерб сельскому поселению, хотя администрация этой КНС никогда не владела, не пользовалась, не является потерпевшей стороной и не понесла ущерб.
     Также Марине Куртеевой было предъявлено обвинении в том, что она получила так называет «откат» в размере 40 тыс руб. от подрядчика. Этот эпизод был построен только на свидетельских показаниях.
   Тем не менее, замглавы арестовали в зале районного суда, отправили в места временного содержания до решения апелляционной инстанции. 11 октября 2017 года Пермский краевой суд отменил решение нижестоящего, и заменил реальный срок на условный. Но самое главное было сделано – Куртеева получила судимость, публично дискредитирована и и не может участвовать в выборах.
     Василий Лузин, уверен, что и в отношении него уголовное преследование началось из-за того, что он продолжает вместе с активными жителями бороться за приватизацию жилого фонда.
    В статье «Без срока давности» (газета «Территория Пермь» от 6 июня 2016 года) мы писали об истории «поглощения» курортом Усть-Качка сельского жилищного фонда вместе с проживающими в нем людьми, которая началась еще в 1994 году. И вот уже больше двадцати лет Василий Лузин вместе с жителями борется за их конституционное право. Сначала как руководитель местного ТОСа, а потом – как выборный глава поселения. И, конечно, за это время многим перешел дорогу. Особенно тем, кто продолжает получать дивиденты от этой «сделки». Так, люди вынуждены выкупать свои квартиры. И уже более 200 млн руб. утекло в карманы тех, кто владеет курортом, а также покрывающих их должностных лиц. Кто ж даст остановить этот «золотой поток»?
    Тем не менее, инициативная группа не сдается. Василий Лузин рассказал, что на днях они побывали на приеме у Алексея Пушкова, депутата Госдумы от Пермского края. Он пообещал оказать содействие в решении этого застарелого вопроса. На встрече также присутствовал Сергей Сарапульцев, руководитель следственного управления Следственного комитета РФ по Пермскому краю. Он со своей стороны заверил, что даст поручение еще раз проверить обстоятельства, из-за которых усть-качкинцы чуть ли не единственные во всей стране оказались лишены права на жилище…

Оксана АСАУЛЕНКО

№5 (100) от 11 июня