Территория беззакония

11 марта 2015

 

В Пермском крае обанкротили еще один крупный совхоз. Государственное имущество оказалось в частных руках. Как им распорядились новые владельцы? За что была осуждена главный бухгалтер? Куда идут бюджетные средства, если вместо хозяйств появляются гектары заросшей земли?  

   Приговором кунгурского городскогосудаПермского края Ирина Цепилова – главный бухгалтер ООО «Плехановское» признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст.160 УК РФ (присвоение и растрата, совершенные лицом с использованием своего служебного положения – прим.ред.). Наказание – штраф в размере пятьсот тысяч рублей.

   Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но почему не только сама осужденная и ее адвокат, но и бывшие работники предприятия не считают женщину виновной. Напротив, заявляют – Ирине Цепиловой отомстили за то, что она вынесла «сор из избы»…



Большое хозяйство
   ОАО «Совхоз «Сылвенский», расположенный в Кунгурском районе, в селе Филипповка, решением Арбитражного суда Пермского края от 18 октября 2012 года признано несостоятельным (банкротом). В отношении должника введено конкурсное производство. Конкурсным управляющим назначен Виталий Матин.
   Он заключает договор ответственного хранения имущества с предпринимателем Тимуром Иналовым и передает ему все то, что еще вчера принадлежало крупнейшему совхозу края. А это ни много, ни мало:
почти 700 голов крупного рогатого скота, сотни единиц сельхозоборудования, транспорт, тысячи центнеров кормов и зерна, тысячи квадратных метров земли, здания.
    На территории совхоза располагался зерноочистительный комплекс с немецким оборудованием, на протяжении многих лет совхоз выращивал элитные сорта зерна. Работала молочная ферма, почти достроенный современный свинокомплекс… В общем, было все для того, чтобы работать и поставлять разного рода продукцию на рынок, который так нуждается в местных сельхозпроизводителях. 
    Почему предприятие оказалось убыточным и не смогло самостоятельно рассчитаться с долгами? Бывшие труженики совхоза уверены, что это было преднамеренное банкротство, но никаких заявлений по этому факту Виталий Матин не делал.
   По договору ответственного хранения «Хранитель» - Иналов –обязан «обеспечивать сохранность переданного на хранение имущества в количестве и качественном состоянии указанном в приемо-передаточных документах, надлежащий уход и содержание за свой счет передаваемого на хранение крупно-рогатого скота.
Хранитель не вправе каким-либо образом распоряжаться переданным на хранение Имуществом без согласия  Поклажедателя,  а равно предоставлять возможность пользования им третьим лицам или передавать кому бы то ни было свои обязанности…».

Вознаграждением по договору является продукция (молоко и приплод от крупного рогатого скота).


Теперь «Плехановское»
    Сотрудникам «Совхоза «Сылвенский» пообещали, что они на улице не останутся и их устроят в новом предприятии Иналова ООО «Плехановское». С февраля 2013 года люди принялись за работу, надеясь возродить хозяйство. В апреле на должность главного бухгалтера была назначена Ирина Цепилова.
-Мы были знакомы с Тимуром Иналовым с 2011 года. В то время он приобрел имущество совхоза «Надежда». Получал государственное субсидирование, доход. Я иногда оформляла для него бухгалтерские документы, помогала по другим вопросам. Потом у него возникли проблемы с компаньоном. Они стали туда-сюда это  имущество переоформлять, брать кредиты.  Почти вся выручка уходила на их погашение. Я вносила свои деньги в кассу, приобретала материалы, выдавала людям зарплату, платила за электричество. В итоге Иналов мне задолжал около 370 тысяч рублей.
В 2013 году он предложил мне устроиться в «Плехановское», пообещав, что до конца августа  погасит долг передо мной. Говорил, что у него серьезные планы по развитию. Я видела, что люди работали с энтузиазмом, и хозяйство на тот момент было очень большое. 
Бухгалтерская отчетность практически не велась. За пять дней я составила квартальный отчет, чтобы нам не выпасть из реестра и вовремя получить субсидии по молоку.

    Предприятие, которое находится в процедуре банкротства, не имеет право получать бюджетные средства. Другое дело - забрать имущество банкрота или просто нерентабельного предприятия, создать новое юрлицо и подать заявку на субсидию. Как выяснилось, Тимур Иналов получает государственные деньги сразу на несколько хозяйств, находящихся в разных районах края.

Все свободны
    Не прошло и полгода, как из 149 человек добровольно-принудительно было уволено больше половины. Возмущенные люди не могли поверить в то, что происходит. А когда стали требовать документы, то выяснилось, что с февраля по апрель они вообще не были официально устроены, так как заявления о приеме на работу писали на подставное лицо. Сотрудники обратились в Генеральную прокуратуру. Проверку «спустили» на местный уровень. Кунгурская городская прокуратура выяснила, что трудовые договоры заключены не были, приказы не издавались. Но привлекать к ответственности никого не стала, так как истек двухмесячный срок для обращения.
Анфиса Климовских, агроном:
-Весенне-полевую работу мы провели за 12 дней, после чего нас уволили. При увольнении выяснилось, что два месяца трудового стажа вообще потеряны. Я совмещала должности агронома, бригадира, заправщика и учетчика. Первый раз я получила три тысячи рублей, второй раз – четыре, и при расчете – пять тысяч рублей. И еще меня заставили отрабатывать две недели.
Я обращалась к Уполномоченному по правам человека. Был ответ, что мои права нарушены, но чтобы это доказать, нужно обращаться в суд.

При этом долг по зарплате перед многими работниками составлял около ста тысяч рублей, так как им не заплатили еще за последнее время работы в ОАО Совхоз «Сылвенский».
    Следующее заявление бывшие сотрудники написали в ГУ МВД России по Пермскому краю, в администрацию Президента. Они рассказали уже не только о нарушении собственных прав, но и о том, что произошло с имуществом их родного колхоза.
«...сразу же после увольнения исполнительного директора Александра Лыхина (бывший генеральный директор ОАО «Совхоз «Сылвенский» - прим.ред.) начали распродавать скот, оборудование, трактора и машины исчезали с территории предприятия в неизвестном направлении, из 700 крупного рогатого скота дойного стада осталось 200….
С населения деревни Филипповки незаконно собирались деньги за водопользование. Полученный урожай 2013 года продавался через другую организацию…Чтобы не выдавать людям расчет при увольнении, нас одного за другим стали обвинять в краже материальных ценностей. Руководство ООО «Плехановское» приезжало к нам домой и требовало пустить их для обыска, не имея на это никакого права…
Главный бухгалтер за свое несогласие вести двойную бухгалтерию была уволена. Все документы были уничтожены, а ее обвинили в том, что она украла деньги…»

Опасная работа
      Ирина Цепилова совмещала должности главного бухгалтера, кассира, «кадровика». Позже этим «многостаночикам», которые работали у Иналова, удивится даже судья. Но добросовестно выполнять свои обязанности становилось все труднее. Ни о каком развитии предприятия речь уже не шла, и  Ирина стала отказываться вести «черновую бухгалтерию».
-Иналов приезжал и продавал скот с фермы напрямую. Приедет вечером, продаст – деньги в карман положит, не проводя через кассу. Я начинала возмущаться, потому что с меня будут акты требовать. Он просил оформлять приходными ордерами, что якобы деньги пришли, а на самом деле их не было. Потом, когда надо было выдавать зарплату, Иналов вносил деньги фактически уже займом. То есть, велась «черновая бухгалтерия». Сколько могла я сопротивлялась этому, и тогда он говорил: «Ну, проводи». 
Зарплата начислялась по двум ведомостям, одна часть – официально, другая – «в конверте». Руководству надо было только одно  - налоги не платить.
Требовали, чтобы я не уменьшала по отчетам поголовье, чтобы они не лишились субсидии. Я не стала делать фиктивные документы. Последние отчеты они сами составляли. 
   Главный бухгалтер проработала до 30 августа 2013 года. В тот день с утра в офис приехал Тимур Иналов и сообщил, что отстраняет ее от работы.
Ирина Цепилова:
-Он сказал: «Я тебе никаких денег не должен, ты и так проворовалась, собирайся и уматывай отсюда, сейчас приедет моя жена – заберет у тебя все ключи, и чтобы к вечеру тебе здесь не было».
Приезжает его жена, забирает печать, ключи, открывает сейф, все перерывает. Там все документы были в папках, все отчеты, все в порядке. Я поняла, что уже начался беспредел, что никакой акт не составляется, и дело этим не закончится.
Я только успела спрятать черновые ведомости, которые доказывают, что я деньги выдавала.

Я сказала, что в течение трех дней жду претензий, оформления документов, расчет. Но никаких объяснений я так и не получила.
   Ирина написала жалобу в Кунгурскую городскую прокуратуру, в налоговую инспекцию. Рассказала о том, что велась «двойная бухгалтерия», о том, что распродавалось имущество и т.д. Но местная прокуратура никаких нарушений не нашла. Тогда она обратилась в прокуратуру Пермского края. Оттуда, как обычно, направили жалобу опять в Кунгур. Оставалось одно – обратиться в суд. Его бывший главбух выиграла. В марте 2013 года ее отстранение от работы было признано незаконным, с ООО «Плехановского» была взыскана в ее пользу задолженность по зарплате. Апелляционная инстанция оставила решение в силе.
   Ирина решила, что конфликт исчерпан, справедливость восстановлена, но ошиблась. Все только начиналось.

Найти крайнего
   Сотрудник местного отдела по экономической безопасности и противодействию коррупции ГУ МВД Николай Мужиков позвонил Ирине Цепиловой на сотовый и сообщили, что поступило заявление от Тимура Иналова о хищении денег, надо приехать для объяснений. Женщина сказала, чтобы высылали повестку официально. Она сама живет в другом населенном пункте.
- Я приехала. Сразу на меня вылилось столько негатива, сразу такое предвзятое отношение почувствовала. Сказал, что меня обвиняют в хищении полмиллиона рублей, и мне сразу лучше признаться, иначе они все ровно «повесят на меня». Я объяснила, что у меня есть доказательства – ведомости. Позже я привезла их копии. Но следователь в протоколе пишет против меня то, что интересно следствию.Я отказалась подписывать. Написала на Мужикова жалобу, но сказали, что все законно, он действовал в рамках УПК. Хотя у меня есть аудизапись нашего разговора.  
   На следующий же день к Ирине Цепиловой как к особо опасной преступнице за 60 км от Кунгурского района приезжают с обыском. Забирают компьютер и те самые ведомости.

Лилия Поварницына, адвокат:
  
- Больше всего возмутило, когда изъяли ведомости – прямое доказательство ведения «двойной бухгалтерии». По закону, все изъятые документы приобщаются в качестве вещественных доказательств. Если они не приобщаются, то они возвращаются лицу, у которого были изъяты. Об этом УПК прямо говорит. А следователь Ветрова их просто отдала потерпевшей стороне, то есть Иналову. Это вообще нонсенс!
Мы обратились с жалобой в Кунгурсккий городской суд с требованием, чтобы эти ведомости были возвращены. Но суд указал, что это не его компетенция, а следователь - процессуально независимое лицо.

  Таким образом, Ирина Цепилова была лишена почти единственного документального доказательства своей невиновности. На действия следователя защитник пожаловалась в ГУ МВД по Пермскому краю, но безрезультатно. Побывали на приеме у одного из руководителей  Главного Управления. Он пояснил, что следователь  Наталья Ветрова находится в отпуске, и нет возможности проверить правомерность ее действий. В отделе собственной безопасности просто выжидали, когда уголовное дело разберет прокуратура и суд.
Но адвокат все еще надеялась, что дело до суда не дойдет, настолько нелепыми казались обвинения по шести (!) уголовным делам.
Лилия Поварницына:
- В нашей стране чтобы дело возбудить надо не один месяц. А здесь сначала одно, а потом в один день – еще пять!

Кунгурское правосудие
   Обвинения сводились к тому, что находясь на рабочем месте, используя служебное положение, главный бухгалтер неоднократно присваивала денежные средства ООО «Плехановское».
   В судебном заседании заслушивались показания очевидцев. После того, как суд стал оказывать на них давление, защите пришлось вести аудизапись заседания. Но даже те, кто пытался что-то сказать в пользу Цепиловой, оказались в списке свидетелей потерпевших. Так, Сергей Попов, заместитель директора по производству, не стал покрывать руководство. На него тоже попытались завести дело о хищении ста тысяч рублей. Но обвинение рассыпалось за недоказанностью. Самому Попову задолженность по зарплате в размере шестидесяти тысяч рублей так и не выплатили.
   В качестве доказательства вины Цепиловой указал ноутбук, но его данные не исследовали в судебном заседании. Он был изъят с нарушением закона и принадлежал не ООО «Плехановское», а ООО «Агрос».
Была аудиторская проверка. Но выводы экспертов основаны только на тех документах, которые передал Иналов осенью 2013 года. Платежные ведомости, расходные и приходные кассовые ордера, авансовые отчеты, на которые ссылается суд были изъяты у Цепиловой только в марте 2014 года и не могли быть предметом проверки.
   Акт инвентаризации, на который ссылались потерпевшие, был составлен в отсутствии главного бухгалтера, что делает его недействительным. Тем более, что факт незаконно отстранения от работы ранее установлен судом.
  И главное - в июне 2013 года Цепилова находилась в больнице, на операции. И в эти дни ей тоже вменяется кража денег за клевер, которые она якобы перевела на свой счет.
Лилия Поварницына:
-Это экономическое дело, но и в рамках следствия, в судебном следствии было какое-то недопонимание того, что такое «зарплата в конвертах». Нами были представлены наряды бригадиров, справки 2 НДФЛ, то есть подтверждения того, что зарплата выдавалась по двум ведомостям. Но почему-то и следователь, и судья воспринимали это как зарплату в конверте в буквально смысле - в бумажном. В общем, то, что не хотели слышать, то и не слышали.
   Судья Кунгурского городского суда Ольга Кужбаева признала Ирину Цепилову виновной и назначила ей наказание в виде штрафа в пятьсот тысяч рублей.
   В апелляционной жалобе адвокат указала на главные нарушения принципов правосудия в отношении Ирины Цепиловой- незаконность, необоснованность, несправедливость.
   Но Пермский краевой суд не стал отменять решение нижестоящей инстанции.

Лилия Поварницына:
-У Ирины Геннадьевны просто обостренное чувство справедливости, за что она и получила. Супруга Иналова в суде так и пояснила, что это месть.
Я считаю, что моя подзащитная невиновна и была незаконно привлечена к уголовной ответственности. Чем это объясняется? Наверное, тем, что местничество хуже коррупции.
У нас есть две вышестоящих инстанции. Если и они не примут законного решения, тогда будем обращаться в Европейский суд по правам человека.

«Рожки да ножки»
   Судя по этим фотографиям, которые сделали бывшие работники, от некогда большого хозяйства «Совхоза Сылвенский», переданного на ответственное хранение, спустя несколько месяцев после этого ничего не осталось.
Анфиса Климовских:
-27 лет я проработала. Никаких предпосылок и к банкротству «Совхоза «Сылвенский» не было. Мы перед этим поменяли молочное оборудование – потом его куда-то увезли. Ничего не осталось - они даже дорожные плиты на машинном дворе и то вырвали и продали куда-то. Сейчас начали топливные бочки вывозить.
На сегодняшний день осталось несколько коров и один тракторист. Все!
Когда мимо проезжаю и вижу эти заросшие поля – реву, сердце кровью обливается! Ни один клочок земли не обработан. 400 га зерновых оставили, и они ничего не убрали. Зачем это сделали? Ни молока, ни мяса, ни зерна. Ни район, ни край денег теперь не получают.

Если бы мы работали, мы не дали бы развалить хозяйство…

Сергей Попов. бывший заместитель директора по производству ООО «Плехановское»
-Мы пришли, чтобы поднимать, развивать это предприятие. Шикарная база была, у людей стимул появился трудиться. Я тоже работал с утра до ночи. Потом меня обвинили в том, что я трачу слишком много денег на лечение скота, на корма, на технику. А ничего этого не нужно было. Иналову это предприятие было не нужно. Там схема одна: довести до банкротства, сделать убыточным и скупить «за копейки», а потом распродать по частям.

  Так что происходит с сельским хозяйством в Пермском крае? Куда и кому идут бюджетные деньги? Где, например,  продукция «Плехановского», «Агроса», «Истока»? А ведь это то, для чего, собственно, и выделяют средства федеральное и краевое министерства сельского хозяйства.

Иван Огородов, министр сельского хозяйства Пермского края:

  - ОАО «Совхоз «Сылвенский» - федеральное предприятие, которое подчинялось Территориальному управлению Росимущества. Пермский край отличается тем, что у нас большое количество и федеральных земель, и федеральных предприятий. В связи с этим давно возникают определенные проблемы.   Вопрос собственности на землю, на активы – это очень важный вопрос.
   В свое время, когда федеральные министерство сельского хозяйства и Росимущества вышли с инициативой передачи федеральных предприятий в ведение субъекта, то руководство края на тот момент заявило, что «нам это не к чему».
Собственником остается Росимущество, которое, к сожалению, не всегда эффективно управляло своими активами.
Вот был образцово-показательный совхоз-техникум «Уралец» в Верещагинском районе. Замечательная территория, в 80-х годах там было поголовье более тысячи голов крупного рогатого скота, инфраструктура, высокий уровень плодородия земель. А сейчас на 80 % площадей – сосны разной величины. Только после того, как губернатор очень остро нынешним летом в Оренбурге поставил вопрос перед полпредом и федеральным министром сельского хозяйства вопрос сдвинулся. Сейчас эта земля передана в долгосрочную аренду одному из эффективных агропредприятий района. И здесь действительно нужно сказать слова благодарности за оперативность работы.
Но вот Совхоз Верхнемуллинский с ее «Красавой» - сколько было вложено туда в советское время! Была построена огромная мелиоративная система – там выращивались овощи, которыми кормили всю Пермь. И никаких не было вопросов по поводу, например, цены капусты. А сейчас мы возим ее из других районов края, а весной – вообще из Дагестана, Туркмении.
Мы говорим Росимуществу, что нельзя так обращаться с этой землей. Сколько писем губернатором было написано о том, чтобы передали в край или продали не кому-нибудь, кто просто заявится и предложит больше цену, а действующим в крае сельхозпроизводителям. Но на сегодняшний день на торги по земле в Гамово заявилось предприятие из другого региона, и по закону, если они дадут больше денег, то выиграют. Но не факт, то там будут заниматься сельским хозяйством.
   Много лет на слуху банкротства совхозов «Верхнемуллинский», «Савинский», тепличных комбинатов «Муллинский», «Пермский», «Конезавод №9», ОПХ «Лобановское» и других.
    Росимущество имеет право контролировать эти предприятия, чтобы происходила объективная процедура приобретения нового собственника. Но, к сожалению, примеров положительных очень мало.
Я могу назвать успешной приватизацию предприятия – ОАО «Агрокомплекс „Кунгурский“. Сто процентов акций этого предприятия купил адекватный собственник «Телец», который сегодня успешно работает.  
   Есть пример в Куединском районе, когда государство приняло решение – ликвидируем учреждение (ГУ «Куединская государственная сортоиспытательная станция»), а там работало больше двухсот человек. Люди остались на улице. Что делать? Они зарегистрировали новое юрлицо, и начали обрабатывать эту же землю. Хотя чтобы оформить все по закону им понадобилось почти семь лет. Но это тоже выход.
   На 2015 год наша задача привлечь из федерального бюджета не менее 1 млрд 400 млн рублей. Из них 500 млн уже подтверждено. Нужно подписать соглашения и направить эти деньги сельхозпроизводителям. Свыше 300 млн рублей пойдут на возмещение процентов по кредитам.

 Комментарии:

Виталий Матин, конкурсный управляющий ОАО «Совхоз «Сылвенский»:
-У меня ничего не пропало. Все на месте. Иналов за свой счет все содержит, лечит скот. А оперативное движение коров я не могу отслеживать. Все нормально. Предприятие живо и здорово. Совхоз будем ликвидировать, имущество продавать как бизнес. Сейчас мне это сделать мешают суды, которые идут с некоторыми участниками процесса. А от жителей я устал. Они сами не хотели работать, а сейчас ведут себя по-скотски.

Тимур Иналов, учредитель ООО «Плехановское»:
-Раз людиговорят, что все пропало, значит, так оно и есть. Земля разверзлась, и все провалилось. Я не буду ничего пояснять. Меня все уже проверяли, и ничего не нашли. Кому я еще что должен доказывать?! 

 Оксана Асауленко

№3 (118) от 8 апреля