Инерция заканчивается

13 июля 2018

Куда обращаться за помощью гражданам, страдающим алкогольной и наркозависимостью, бывшим потребителям, освободившимся из мест лишения свободы? Чем могут помочь общественные организации и органы власти в решении проблем? И почему действовать нужно сообща и как можно скорее.

      26 июня, в Международный день борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотических средств, Фонд «Зеркало» провел пресс-конференцию в рамках Х Ежегодного форума общественных организаций, входящих в «Антинаркотический альянс Пермского края». На мероприятии обсудили вопросы профилактики незаконного употребления наркотических средств и психотропных веществ, наркомании, алкоголизма и токсикомании.
     В мероприятии также приняли участие представители пермского краевого клинического наркодиспансера и центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями, ГУ МВД России по Пермскому краю, прокуратуры, аппарата Уполномоченного по правам ребенка.


     
   
Наш регионтрадиционно один из лидеров в стране по распространенности наркомании, сообщила Лариса Юркова, главный психиатр-нарколог минздрава Пермского края.
   - К сожалению, это так. Но та системная работа, которая проводится всеми заинтересованными структурами, дает свой результат. У нас одна из самых высоких обеспеченностей врачами и койкоместами в России по лечению и реабилитации. Помимо Перми, у нас создан медицинский центр в Краснокамске. Там есть все необходимое оборудование, чтобы помочь человеку и физиологически - есть специальные аппараты, которые помогают восстановить функцию центральной нервной системы, и психологически.

    Но производители смертельного зелья не стоят на месте. И сегодня есть такие наркотики, употребление которых могут не показать самые точные тесты. Есть клинические симптомы, но не понятно, чем они вызваны. Сложно распознать, отметили специалисты, некоторые виды синтетических наркотиков.

Лариса Юркова:
     -Это может быть связано с тем, сколько времени употреблялся наркотик, с особенностями организма, метаболизмом.
     Надо отметить, что на протяжении ряда лет мы отмечаем снижение отравления наркотическими препаратами. У нас растет число людей, находящихся в ремиссии. И в этом большая роль общественных организаций.
     Одна из важнейших проблем в социализации – трудоустройство. Проводилось несколько исследований, в том числе, в Перми, Краснокамске, Березниках, Чайковском, которые показали, что большинство наркопотребителей, и это ни для кого не секрет, зарабатывают на жизнь криминальным образом. Воровство, мошенничество, проституция и т.д. Это связано с тем, что люди не имеют должного образования, опыта работы. Образ жизни заставляет их нарушать закон, чтобы найти средства на наркотики. И как раз то, что после лечения таких людей «подхватывают» общественные организации и осуществляется социальная реабилитация, дает им возможность найти работу, начать обучение.
     Много примеров, когда, видя консультантов, которые сами имели опыт употребления, а теперь живут другой жизнью, работают, получают образование, создают семьи, рожают здоровых детей, наркозависимые тоже начинают выздоравливать. И, может, медики даже не могут дать такой поддержки, как те, кто прошли этот путь, и знают, что нужно делать.
     И я просто восхищаюсь ребятами, которые идут учиться в 40 лет, получают образование. Потом начинают с малооплачиваемой работы, и дальше постепенно улучшают свой социальный статус. Я очень хорошо это вижу, как жажда жизни заставляет человека двигаться вперед.
     А какой интерес у них к той же культурным мероприятиям! Выезжают на экскурсии по историческим маршрутам, по святым местам Прикамья. Они ходят в театры, создали сайт, и не одна премьера мимо них не проходит. Разыгрываются билеты. Для семей организуется посещение зоопарков, театров, кино, батутного центра и т.д. Такие одители раньше ничего этого детям дать не могли, и игрушками ребенка зачастую были бутылки и шприцы,  а теперь у них есть общее дело, общий досуг, совместное времяпрепровождение. Это снова семья, и дети растут уже в совершенно другой атмосфере. Появляются очень важные перспективы формирования совместного будущего.
     Тот, кто не имел опыта употребления, не может оценить это так, как те, кто сейчас вдруг увидели эту жизнь со всеми ее красками.

      Алексей Корольков, руководитель Фонда «Зеркало», рассказал о различных формах работы по реабилитации и социализации. Помимо профессиональных консультаций психолога, специалиста центра занятости, социального работника, юриста, обратившимся предлагается пройти бесплатное обследование, анонимную консультацию врача, получить лекарства, гигиенические принадлежности. Можно обучиться шитью, мыловарению, декупажу. При желании открыть свое дело и для продвижения бизнеса можно закончить курсы компьютерной грамотности.

Алексей Корольков:
    - Но возникают «барьеры», потому что, например, для реализации продукции надо сделать ИП, собрать массу документов, пройти все инстанции. Стать предпринимателями тем, с кем мы работаем, конечно, не просто. Но желание у них есть, и есть результаты.

    Другая технология – это сопровождение лиц, освобождающихся из мест лишения свободы. У них произошел перерыв в употреблении, и чтобы не допустить рецидив, необходимо помочь им сохраниться «в трезвости».

Алексей Горшков, член Общественного совета ГУФСИН России по Пермскому краю:
   - Наш благотворительный Фонд "Свет Жизни" и социальное бюро «Надежда» оказывают помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию.
      Так получается, что по всей территории Пермского края, от воспитательной колонии для несовершеннолетних и до «Белого лебедя», колонии для осужденных к пожизненному лишению свободы в городе Соликамск, в течение года мы посещаем все исправительные учреждения. Проводим встречи с теми, кто скоро должен освободиться. Вместе со справкой об освобождении ему дают информацию и о нашем центре. И многие приходят к нам. С отделами полиции у нас нет каких-то специальных соглашений, но из Индустриального, Пермского, Свердловского районов к нам людей отправляют.
      Мы даем возможность помыться, постирать вещи, помогаем продуктами, одеждой, оказываем помощь в восстановлении документов.
    Что касается медицинской помощи, то нам помогает краевой тубдиспансер, принимает наших ребят без документов; наркодиспансер, с которым мы сотрудничаем уже на протяжении более10 лет,  СПИД центр – никогда нет отказов.
     Большая масса людей, которые потеряли жилье по каким-то причинам, живут на улице, они не пользуются транспортом, не ходят в магазины, супермаркеты. У этой категории граждан потерян доступ к тем услугам, которые есть в городе. В связи с тем, что они ведут маргинальный образ жизни, утрачиваются социальные навыки. Им нужна помощь, чтобы войти в общественное или государственное учреждение. Мы иногда сопровождаем в полицию, потому что они не умеют разговаривать с представителями органов, не могут ответить на вопросы.   
     У большинства, кто выходит из мест заключения, есть семьи, дети. Люди возвращаются в жизнь, начинают посещать какие-то культурные мероприятия, выходят на какие-то площадки в городе, у них появляется чувство собственного достоинства.

      Сегодня у тех, кто совершил какое-то не тяжкое преступление в состоянии наркотического опьянения, есть возможность получить альтернативное наказание – лечение вместо тюремного срока.

Лариса Юркова:
    - Это большая поддержка для человека, который еще не упал низко, еще может вернуться к людям, к нормальной жизни.
      Если судом предоставляется такая возможность, то человек сначала проходит диагностику у врача психиатра-нарколога. При подтверждении диагноза проходит лечение в стационаре, медицинскую реабилитацию, а затем социальную. Пациент, имеющий наркологическое заболевание, приходит со справкой от нарколога в территориальное управление минсоцразвития, и ему предлагается пройти реабилитацию. Это полустационарная форма. Он приходит, получает психологическую поддержку, ему помогают в трудоустройстве, в восстановлении документов. И это работает во всех городах, во всех территориях Пермского края.
     Больше тысячи человек прошли лечение - альтернативную медицинскую  реабилитацию. Не могу точно сказать, сколько из них прошли социальную. У нас заключено соглашение между минздравом и минсоцразвитием, разработаны направления, и по ним работают.

     Но межведомственное взаимодействие для решения проблем наркомании совместными усилиями под большим вопросом, заявили участники встречи. На круглый стол были приглашены представители  краевой администрации, министерства социального развития, но они не пришли.

Эльшан Алиев, руководитель Благотворительного Фонда «НИКА»:
    - Опять нет представителей администрации. Мы-то и так все друг друга знаем, что нам рассказывать самим себе, какие мы хорошие. Нужно решать проблемы, которых очень много. Это и помощь иногородним, получение регистрации, постановка на учет и т.д.

    В негосударственных центрах, где анонимное лечение, иногородние жители могут находиться, а в краевом наркодиспансере без регистрации услуги не предоставят. Что же касается местных пациентов, то они сами зачастую не хотят проходить официальную медицинскую реабилитацию и вставать на учет.

Александр Ватлин, руководитель реабилитационного центра «Здоровая жизнь»:
   -
Основная наша задача – сделать так, чтобы люди бросили употреблять. Нужны юридические основания, чтобы мы взаимодействовали с государственными структурами и краевым накодиспансером, в том числе. У нас может находиться человек в тяжелом состоянии, проходить реабилитацию, и его нельзя отпускать, так как он сорвется. Но это все не официально.

Как пояснил Глеб Таранов, главный врач краевого клинического наркодиспансера, наркологический диагноз имеет право поставить только психиатр-нарколог. У реабилитационных центров нет лицензии на медицинскую деятельность.
     - Вы - не медицинские учреждения, и срок, который провел человек у вас, не будет засчитываться ему в счет реабилитации. Если пациент находится у вас полгода, то приводите его к нам, хотя бы раз в месяц, и тогда этот срок ему будет учитываться. Иначе это время пропадает.
      Если он в тяжелом состоянии,  то должен находиться в учреждении, где ему могут оказать квалифицированную медицинскую помощь.
Пациенты состоят на учете три года, и если ремиссия подтверждается, то снимаются, но только по решению комиссии.

     Рашид Гибадулин, заведующий отделением краевого Центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями, рассказал о том, что только в Перми и Краснокамске активно ведется работа по выявлению больных и доведению их до филиалов Центра. А в остальных территориях врачи работают только с теми, кто пришел, а это всего лишь вершина айсберга. Именно общественные организации, реабилитационные центры ближе всего находятся к потребителям. Поэтому только с их помощью можно «дотянуться» до наркозависимых, чтобы мотивировать их на обследование и лечение.
     Каждое ведомство находится в рамках своей компетенции, и никакого взаимодействия нет, - считает и Константин Малышев, руководитель НП «Антинаркотические программы».
   - Противоречия не разрешимы. Я последние десять лет об этом говорю – без толку. Никто не может взять на себя ответственность, в рамках какой-то программы. Минсоц говорит, что нас эти программы не интересуют, у минздрава свои полномочия, только лицензированная деятельность. И от того, что мы собираемся, общаемся, у нас не меняется ничего. 
   Давайте будем говорить откровенно. Все технологии пришли, когда в Пермском крае реализовывались программы ООН. Сегодня у нас нет возможности контактировать с зарубежными фондами, узнавать о том, что появляется нового. Мы продолжаем работать так, как нас научили, как нам показали, когда всех свозили за границу. Когда и представители министерств съездили в Лондон, Амстердам; приняли участие в международных конференциях, посмотрели, как в Германии работают. Был толчок! А сейчас эта инерция заканчивается. Пришли другие чиновники, которые ничего не понимают в этих технологиях и не интересно им. Чего скрывать-то?

    Представители НКО заявили, что даже не знают, к кому обращаться за помощью и содействием в администрации. Нет известно всем куратора.

Юлия Стерхова, начальник отдела аппарата Уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае:
    -Что касается того органа, который должен сопровождать НКО, то  в администрация губернатора есть специальный отдел.
      Сопровождение должно быть медико-социальным. В прошлом году мы проводили круглый стол, касающийся несовершеннолетних. Сформулировали некоторые предложения по поводу создания программы для реабилитации несовершеннолетних, которой у нас нет.
Вы – люди, работающие на «земле», вы лучше других знаете, что необходимо и как это сделать. Поэтому очень важно услышать ваши предложения и передать тем, от кого зависит принятие решений.
    
    Представитель прокуратуры Пермского края Елена Шишкина также предложила участникам Форума по итогам круглого стола сформулировать предложения, которые будут рассмотрены с точки зрения законодательства и возможностей для реализации. У прокуратуры есть полномочия и для того, чтобы самой инициировать обсуждение проблем и принятие решений органами власти. В настоящее же время надзорному органу не мешало бы провести проверку по факту прекращения финансирования антинаркотических программ.

Марина Кокурина, президент Благотворительного Фонда «Свет жизни»:
     -
У меня просто крик о помощи! С 2012 года мы работам по программе «Противодействие наркомании и незаконному обороту наркотиков», которая финансировалась министерством социального развития. Сначала сказали, что ее продлили до 2022 года, но сейчас все идет к тому, что ее закроют и нам откажут в финансировании. У нас есть фонды в территориях, наработанный опыт,  - у нас все есть, мы готовы работать, но в этом году все заканчивается, видимо. Состоялась трехсторонняя встреча между представителями МВД, минздравом, минсоцем, где решили, что программа неэффективна, и деньги куда-то перераспределяются.
     Мы не можем без зарплаты работать. А что будет с этой категорией бывших потребителей, вышедших на свободу? С ними, кроме нас, никто не работает. В государственных центрах нет такой помощи, которую мы оказываем. И туда так просто не попадешь, как к нам. А сейчас, узнав, что такая ситуация, люди приходят и спрашивают, а что нам делать, нам некуда идти?! Освободившиеся снова пойдут совершать преступления, вот и все.




Алексей Горшков:
    - Семьдесят процентов освободившихся в Краснокамске прошли через наш Фонд и бюро «Надежда». Нам оказывают поддержку предприниматели, но это не может нас спасти, потому что благодаря тем проектам, которые были реализованы на протяжении последних многих лет, мы вышли на такой уровень, люди получили такой доступ к нашим услугам, что сегодня без полноценного государственного финансирования мы не сможем работать. Наш Фонд не сможет оказывать ту помощь, которая необходима.

Эльшан Алиев:
    - Это была помощь в более упрощенном порядке. Это как раз и было то звено, посредничество между НКО и государством. В государственную социальную гостиницу без полиса даже не пустят, а здесь принимают всех.

Алексей Корольков:
   - Цель таких организаций только в желании помочь, не ради каких-то показателей. Эти люди мыслят по-другому. Они помогают конкретному человеку здесь и сейчас, с фанатичностью, иногда круглосуточно, в ущерб себе. И вот эту искренность, этот труд, такие технологии взять и зарубить - это может быть непоправимо.

     Сворачивание программы помощи освободившимся из мест лишения свободы в одном из самых криминальных регионов страны, где исторически и уже хронически данный контингент составляет существенную часть населения, а поток из колоний не прекращается, - безответственно со стороны власти. Тем более, что осужденных по наркотической 228 статье УК РФ становится все больше. И если раньше, по словам руководителей реабилитационных центров, с управлением наркоконтроля было активное взаимодействие, то теперь, после расформирования ФСКН, все изменилось.

Олег Кучев, оперуполномоченный, капитан полиции ГУ МВД России по Пермскому краю:
   - Да, мы поддерживали НКО. Активно работали по реабилитации, чтобы люди доходили до наркодиспансера, центров. Но потом, при вхождении нашего управления в МВД, все это потерялось. Сейчас даже нет этих отделов по профилактике, социализации. Все затихло, ушло на второй план, но мы готовы поддерживать эти инициативы, доносим до руководства проблемы. Хотя, видимо, нужно на более высоком уровне это решать, совместно. На антинаркотические комиссии, может быть, эти вопросы выносить, где и губернатор должен присутствовать, или хотя бы его представители.

За пять месяцев этого года сотрудниками полиции было изъято более 46 кг наркотических веществ. В оперативные сети попадают, в том числе, и несовершеннолетние, многие из которых  - по незнанию, глупости, из-за желания подзаработать. Они понимают, что произошло только на допросе у следователя.

Олег Кучев:
   - Бесконтактный сбыт сейчас очень распространен среди молодежи. Это легкие деньги. Но когда они попадают в поле зрения сотрудников, значит, они уже в системе по распространению находятся.
    Есть план, сотрудники работают в этом направлении, по оперативной информации задерживают.
Конечно, палочная система существует. Это издержки нашей работы, может быть.

Юлия Стерхова:
    -Проблема в том, что дети попадают в многоэпизодные преступления. И совершенно очевидно, что они какое-то время находятся в разработке. Уполномоченный по правам ребенка еще в прошлом году говорил о том, что не надо вести «детей» таким образом. Есть оперативные интересы, но есть и права несовершеннолетних.

    В школах не рассказывают о том, как «охотятся» за подростками сотрудники полиции в интернет-магазинах и на специально созданных сайтах. Как ради показателей любой ценой проводят липовые контрольные закупки, а потом показывают такую же липовую раскрываемость преступлений и получают премии. При этом все понимают, что наркотика в Пермском крае меньше не становится, но наркобароны могут спать спокойно. В тюрьме сидят совсем другие люди. А то, что все больше сломанных молодых жизней, то ведь у нас, как известно -  «лес рубят - щепки летят».

Справка
Международный день борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков учрежден Генеральной Ассамблеей ООН в 1987 году.
Число лиц, употребляющих инъекционные наркотики, во всем мире превысило 13 млн человек. В России, по данным ФСКН, 6 млн наркоманов, 1,8 млн человек – больны наркоманией, 350 тысяч – находятся на учете в наркологических диспансерах. От 900 тыс. до 1 млн 100 тыс. наркозависимых – это подростки и молодежь в возрасте 11-24 лет.      
Ежегодно от наркотиков гибнут от 70 до 100 тысяч россиян. Проблема наркомании напрямую связана с ростом распространенности инфекции, вызываемой вирусом иммунодефицита человека. От 60 до 80 % носителей ВИЧ заразились инъекционным путем, то есть вследствие потребления наркотических веществ.

Оксана АСАУЛЕНКО

№8 (93) от 5 октября