Обобрали до «Нитки»

7 мая 2018

     Следователь по особо важным делам СО по г.Лысьва СУ СКР России по Пермскому краю Сергей Шихов направил в Лысьвенскую городскую прокуратуру для утверждения обвинительное заключение по уголовному делу, связанному с ООО «Лысьвенская чулочно-перчаточная фабрика».      
    Бывший генеральный директор предприятия Игорь Торбеев обвиняется по ст.145., ч.1УК РФ (Частичная невыплата свыше трех месяцев заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных установленных законом выплат, совершенная из корыстной или иной личной заинтересованности руководителем организации, работодателем - физическим лицом, руководителем филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации). Сумма ущерба, по мнению следствия, более 8 млн рублей.

Легендарный бренд
     Лысьвенская чулочно-перчаточная фабрика (ЛЧПФ) была одним из последних предприятий в Пермском крае, уцелевшим с советских времен.     

    «1942 год – переломный  год в Великой отечественной войне. На Урал эвакуируются промышленные предприятия. Среди многочисленного оборудования, привезенного с Запада, были и вязальные машины. Зная нужды фронта, в городе Лысьва принимается решение об организации трикотажной фабрики.  Тружениками этих предприятий для фронта и тыла  выпускались чулки, подшлемники, свитера, ватные телогрейки. Это было время, когда фабрика начала делать свои первые шаги в выпуске чулочно-носочных изделий.», - из истории фабрики читаем на сайте предприятия.

    Работала вплоть до настоящего времени. Специализировалась на выпуске и реализации трикотажных изделий для всех возрастных категорий населения.
     В 90-е г.г., как и другие государственные предприятия, фабрика была акционирована. Сменилось несколько руководителей, но основное производство сохранялось. Помимо этого компания занималась реализацией сопутствующих товаров, оказанием посреднических услуг, связанных с недвижимым имуществом; эксплуатацией жилого и нежилого фонда, покупкой и продажей собственных жилых и нежилых зданий и помещений и т.д. Сам имущественный комплекс занимает больше 2 га. Так или иначе, фабрика была рентабельна. А для города Лысьва с населением чуть больше шестидесяти тысяч человек- это не просто бренд, а социально значимое предприятие, где трудились несколько поколений женщин, имеющих уникальную специализацию. За каждой из них - семья, дети, у многих  внуки. Кто помоложе, возможно, после увольнения еще смогут устроиться в небольшие кооперативы, но большинству придется браться за любую другую работу.


      А ведь еще недавно ничто не предвещало такого поворота. В условиях, когда местных производителей подобной продукции в крае практически не осталось, ЛЧПФ продолжала выпускать колготки, носки. Продукция, давно и прочно зарекомендовавшая себя в регионе и за его пределами. И ничто, казалось бы, не мешало фабрике развиваться и  процветать. Но она стала очередной мишенью для ненасытных пермских рейдеров.
 
Операция «Лизинг»
   
Игорь Торбеев вступил в должность генерального директора ОАО «ЛЧПФ» в октябре 2014 года. Решение о назначении было принято Советом директоров, а предложение самому Торбееву поступило от учредителя и директора пермской компании ООО «Вилс» Владимира Володина, у которого он работал. Самому Володину аффилированы десятки пермских компаний, но каким образом он оказался «серым кардиналом», а точнее - конечным бенефициаром в деле ЛЧПФ?
    До Торбеева генеральным директором был Константин Лешуков, также из команды Володина. При нем был заключен договор возвратного лизинга оборудования с банком ОАО «МСП Лизинг» (г.Москва), но не на ЛЧПФ, а на ООО «УралСтройСервис». Никаких реальных активов у этой фирмы не было, что не смутило кредитора, заключавшего сделку на 190 млн рублей, включая проценты и услуги лизинга. Главным, видимо, было то, что поручителем выступила фабрика. Было выделено 150 млн рублей на покупку новых итальянских вязальных станков, каждый из которых стоил двенадцать тысяч евро (курс на тот период - 47 руб./евро) То есть, на эти деньги можно было приобрести более 200 станков, но на предприятие поступило 50. Вместе с доставкой и настройкой все это обошлось в сумму около 30 млн. рублей.  Больше никаких средств на ЛЧПФ по этому договору не поступило.

Игорь Торбеев:
     -Есть предположение, что остальные средства были потрачены Володиным, а «УралСтройСервис» - это была подконтрольная ему фирма, в качестве оплаты за фабрику бывшим владельцам.

     
Но что-то пошло не так. Так как уже через месяц после заключения договора лизинга, в августе 2014 года, на фабрике появился новый директор, которого вместо Лешукова назначил Совет директоров, подконтрольный бывшему собственнику фабрики Дмитрию Златкину (совладелец компании AMAKS Grand hotels, поглотившей пермский курорт Усть-Качка, - прим.ред.).  Вскоре, партнеры, видимо, все-таки договорились. И уже в октябре, с подачи Володина, на должность утвердили Торбеева. Ему и пришлось разбираться с последствиями лизинга.
      Для реализации этой схемы был заключен договор аренды здания ремонтно-механического цеха (РМЦ) на территории ЛЧПФ для размещения новых станков. Но, как выяснилось позже, в договоре лизинга числилось и другое оборудование фабрики, которое перевели с ЛЧПФ на баланс «УралСтройСервис».

Игорь Торбеев;
      -Чтобы освоить все деньги, взяли старое оборудование с фабрики и поставили к новому оборудованию. Перебили таблички, подписали акты с банком, что это новое оборудование, -  еще 45 станков. Точно также старую вентиляцию покрасили и выдали за новую. С этого и началось все.

      В отделении по борьбе с экономическими преступлениями РОВД по г.Лысьва начали было проверку по этим фактам. Были опрошены сотрудники фабрики, изучены документы, но уголовное дело не было возбуждено.
      Уже в 2015 году «МСП Лизинг» подал на банкротство ЛЧПФ, как на поручителя, так как с «УралСтройСервис» взять было нечего. Начались переговоры для заключения мирового соглашения. В подтверждение серьезности намерений, с октября 2015 года фактически руководивший фабрикой Владимир Володин стал перечислять лизинговые платежи в размере 1 млн рублей в месяц. В 2016 году пришли к договоренности с банком, заменив лизингополучателя с «УралСтройСервис» на ЛЧПФ, что, скорее всего, и планировалось сразу. В залоге теперь оказались: все земельные участки, все строения фабрики, а также 300 старых станков.

Игорь Торбеев:
     -Я был против этого мирового соглашения, потому что условия были невыгодными. Но Володин обещал, что люди будут вовремя получать зарплату, все проблемы решатся. Я согласился.
     Но долги у предприятия, попавшего в кабалу, уже росли, как снежный ком, и, в первую очередь, по заработной плате.

Бесплатный труд
     В мае 2016 года на Игоря Торбеева было заведено первое уголовное дело по факту невыплаты зарплаты с января по апрель 2016 года. Потерпевщих - 357 человек. По словам гендиректора, несмотря на широкий перечень полномочий, статус работодателя, фактически он не распоряжался средствами предприятия. Порядок проведения всех финансовых операций был установлен при предыдущем руководстве. Ответственные сотрудники ЛЧПФ ежедневно готовили и предавали план выплат бухгалтеру, она, в свою очередь, - директору, тот  - на корректировку и утверждение Владимиру Володину.
    Для выплаты зарплаты Торбеев ежемесячно составлял план и направлял в ООО «Торговый дом ЛЧПФ» (ТД). Он был образован 31 июля 2014 года по решению Володина. Учредитель -ООО «Медиа плюс», также, как и у ЛЧПФ. В октябре того же года все договоры с покупателями фабрики стали перезаключать на ТД. Туда и стали поступать все денежные средства.
    В период, который рассматривался в рамках первого уголовного дела, на имя директора ТД А.Аверина (номинальный, был устроен в ООО «УК Стандарт», директором которого был В.Володин) Торбеевым были направлены письма от 08.02.2016 г. о том, что для выплаты зарплаты необходимо перечислить 5 млн рублей, от 09.03.2016 г. – о том, что нужно 6 млн, и 27.05.2016 г. он просил все поступавшие средства перечислять на зарплатный счет, специально открытый в банке ВТБ. 

Игорь Торбеев:
    -Электронные ключи от банковских счетов находились у Володина. Только он мог перевести деньги. Я с ним ругался, говорил, что нужно выплачивать зарплату. Задолженность погасили уже в октябре 2016 г. Дело закрыли за примирением сторон с каждым потерпевшим. Если бы я ушел  раньше, то деньги бы вообще не выплатили. Что и произошло впоследствии.

     19 апреля 2017 года было снова возбуждено уголовное дело из-за долгов по зарплате, теперь уже за период с июня 2016 года по март 2017 года. Обвинение снова было предъявлено Торбееву. Он написал заявление об увольнении. И стал активно сотрудничать со следствием, предоставляя всю необходимую информацию, давая подробные показания о том, что происходило на фабрике в последние годы, и почему, собственно, в делах предприятия образовалась такая черная дыра.

Где деньги?
    
Управление ЛЧПФ осуществлялось из Перми. Сначала компании, подконтрольные Владимиру Володину, располагались по адресу: Куйбышева, 2, затем и до настоящего времени - на Данщина,5. Сегодня здесь несколько офисов с вывесками: ООО «Кейс», ООО «Нитка», есть и ООО «Торговый дом «ЛЧПФ», но последний юридически уже перестал функционировать в цепочке реализации продукции ЛЧПФ. Вместо него появилось ООО «Лысьвенская фабрика». Свою «миссию» ТД выполнил. Именно через эту организацию проходили практически все денежные средства. Счета самой фабрики с 2014 года периодически блокировали из-за задолженности по налогам. Поэтому все деньги  поступали на ТД, а уже оттуда - на счета различных юридических и физических лиц.

Игорь Торбеев:
    -Первые крупные выемки денежных средств начались в середине 2015 года. В мае - 2,7 млн, в июне -3,6 млн, июль - 4 млн. Это повлекло за собой резкое снижение производства готовой продукции, вывело предприятие в убыток. Чтобы восстановить производственную мощность, Володин решил, в первую очередь, выделять деньги на сырье и материалы, а на зарплату - что останется. Но так как деньги продолжали уходить, то не хватало уже ни на что. Еще больше 1 млн в месяц за лизинг нужно было платить. Оборотных средств уже не хватало. Росли долги по коммуналке. Но все, что связано с производством, надо было оплачивать. Он говорил, что его нельзя останавливать, а зарплату начал задерживать.

      Основной компанией, на счета которой уходили денежные средства (около 20 млн), было ООО «БСЦ-Плюс» (учредитель В.Володин и ООО «КамТоргСервис» (директор В.Володин)). Назначение платежей: «выдача беспроцентного займа», «оплата по договору поставки». Товар по этому договору так и не получили. А предприятие, на котором уже начались простои, не на что приобретать в полном объеме сырье, нет средств на зарплату, зачем-то раздает беспроцентные займы. После чего берет кредит в банке, чтобы закупить пряжу. На оставшиеся деньги частично погашается задолженность перед сотрудниками. При этом, своеобразным образом - деньги выдавали только тем, кто трудился на момент выдачи зарплаты, а уволенным, за прошедший, отработанный период, - нет. Так и начала расти задолженность, которая привела к уголовным делам.

Игорь Торбеев:
    -В ноябре 2015 г. я планировал выдать зарплату за октябрь около 6,7 млн, но т.к. Володин забрал в октябре 2,1млн, а в ноябре 2,6 млн, фактически было выдано 3 млн. В декабре я планировал выдать зарплату за ноябрь - около 6,5 млн, Володин забрал 2,5 млн.руб, фактически выдали 5,6 млн. И так каждый месяц не доплачивали зарплату.

     В обвинительном заключении, в сводной таблице, есть все данные о перечислениях, из-за которых не осталось денег на зарплату. И Торбееву вменяется то, что он как генеральный директор распорядился средствами таким образом. При этом следователя не смущает, что деньги уходили с ТД, а Торбеев был директором  ЛЧПФ, счета которой были заблокированы, а руководить деятельностью другой организации он не мог. Все электронные ключи в Перми, все подконтрольные компании управлялись с помощью банк-клиента с одного компьютера. Следствию было не сложно это определить и установить, кто принимал все решения. Но Владимир Володин так и остался в деле свидетелем, хотя поначалу была надежда, что расследование будет серьезным.

Не копать   
    
В ходе следствия была проведена экономическая экспертиза для установления задолженности в интересах потерпевших. Торбеев заявил ходатайство, чтобы и в отношении него было дано заключение. У него самая большая задолженность (с июля 2016 г. по март 2017 г.), так как он получал зарплату после всех. Компенсацию за неиспользованные отпуска тоже не выдали. Но ему было отказано в этом праве. Тогда экс-гендиректор обратился в прокуратуру, чтобы на основании судебного приказа ему были выплачены деньги. Из надзорного ведомства сделали запрос на фабрику, но пришел ответ, что за бывшим руководителем задолженность не числится…
     Больше никаких ходатайств следователю подозреваемый не подавал, полностью доверившись его компетенции. В том числе, не заявил о проведении почерковедческой экспертизы, когда увидел в материалах дела акты на оказание услуг лизинга на большие суммы, которые, по словам Торбеева, он не подписывал, но под ними оказалась похожая на его роспись. Следователь обещал во всем разобраться, и в случае чего - поменять подозреваемого. Прошел год. За это время в деле не появилось доказательств виновности Торбеева. Но в марте этого года вдруг начали давать показания сотрудники Володина - директор ТД, бухгалтер. Они пояснили, что Торбеев планировал расходы по зарплате и давал рекомендации, что он и сам не отрицает. Но была ли у него возможность выплачивать зарплату?
      Состав статьи, которую вменяют директору, подразумевает корыстный умысел, возможность заплатить и не заплатить при этом. У Торбеева не было доступа к средствам, он не присвоил, не растратил их. Но следователь даже не назначил проведение общего финансового аудита, что, учитывая характер дела, было необходимо для всестороннего и объективного расследования.
     Не допрошены: председатель Совета директоров, который принимал Торбеева на работу, учредители, директора компаний, на которые перечислялись денежные средства. Так, например, к руководству ООО «СофтПром», на счета которой было перечислено 8 млн рублей беспроцентного займа, у Шихова тоже вопросов нет. Как и у сотрудников отделений по экономической безопасности, что в Лысьве, что в Перми. Торбеева опрашивал следователь УЭБ и ГУ МВД России по Пермскому краю, но состава преступлений в том, что случилось с фабрикой за какие-то три года, не усмотрели. 
      Ознакомившись с тем, что в результате получилось у следователя Шихова, подозреваемый понял, что он единственный крайний во всей этой истории, а все остальные выходят сухими из воды. Он готов нести ответственность, но только за свои действия.

Игорь Торбеев:
      -Единственная моя вина в том, что я не подал заявление о банкротстве, но как наемный сотрудник до последнего доверял работодателю, у которого работал с 2006 года.

    Но уже было поздно оспаривать действия следователя. Тем более, то, что дело передается в суд, всем на руку. И местной власти, которой необходимо снять социальную напряженность, а с себя ответственность за происходящее, показать пальцем на того, по чьей вине якобы сотни людей  остались без зарплаты, а теперь и без работы; и компетентным органам с плотно закрытыми глазами.
    Понаблюдать за процессом будет интересно. Санкции статьи предусматривают  до трех лет лишения свободы, штраф. Результат можно будет сравнить с делом в отношении Владимира Володина, который в прошлом году был признан виновным в уклонении от уплаты налогов.

Концы в воду
      В октябре 2017 года вступил в законную силу приговор в отношении бывшего совладельца шинной компании «Вилс» Владимира Володина. Ему было предъявлено обвинение в мошенничестве с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ) и уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ). Как сообщила прокуратура Пермского края, осужденный, являясь руководителем организации, в 2008–2009 годах уклонился от уплаты НДС и налога на прибыль организации в размере более 40 млн руб.       
     С целью совершения преступления, он включал в налоговые декларации заведомо ложные сведения о якобы выполненных работах на объекте реконструкции здания (ВКИУ) субподрядными организациями, зарегистрированными на подставных лиц, дающих основание для уменьшения размеров соответствующих налогов. В частности, о наличии товарно-денежных отношений с «фирмами-однодневками».
      По данным следствия, фактически работы по реконструкции здания были проведены иными юридическими лицами в 2006–2008 годах. «Таким образом, в бюджет не были перечислены налог на добавленную стоимость и налог на прибыль в сумме 40,4 млн руб., что является особо крупным размером. Кроме этого, обвиняемый незаконно получил из бюджета Российской Федерации 41,7 тыс. руб. в качестве возмещения налога на добавленную стоимость», — сообщается на сайте СУ СКР по Пермскому краю.
     В деле фигурировали такие компании, как «Фирма „Вилс“», «Вилс-А», «ТЦ „Милый дом“», «Фатрис», «Пермстройинвест», «Уралпромэкс».
     Приговором суда руководителю было назначено наказание в виде трех лет лишения свободы условно с испытательным сроком. За ущерб, причиненный государству в размере 40 млн рублей, суд назначил штраф - 200 тыс. рублей.
     Очевидно, что в случае привлечения в качестве обвиняемого по делу ЛЧПФ в период испытательного срока, ему бы грозило уже реальное лишение свободы и не такой «смешной» штраф.
      Мы предоставляли возможность Владимиру Володину рассказать свою версию событий, но он отказался. Также пояснил, что фабрика работает. Действительно, на днях в СМИ появилась информация, что получен заказ на изготовление 63 тыс. пар колготок и 30 тыс. пар носков. Но это «капля в море» для такого предприятия. Мощности огромного производственного комплекса используются для разового заказа и получения прибыли группой лиц. Это не может его вывести из кризиса, а, скорее всего, загонит в еще больше долги. Как таковой Лысьвенской чулочно-перчаточной фабрики уже нет. Есть банкрот, на котором с осени прошлого года введена процедура внешнего наблюдения. Временный управляющий - Андрей Мозолин. Он является директором ООО «Р-44», ранее также входящего в группу аффилированных фактическому владельцу компаний.
    На днях Мозолин сообщил СМИ, что завершил финансовый анализ деятельности фабрики. Но не смог сделать выводы о наличии признаков преднамеренного банкротства, так как на предприятии отсутствуют надлежаще оформленные первичные документов по расчетам с взаимозависимым контрагентом и погашению должником задолженности. По этому поводу в январе 2018 года он обратился в суд с тем, чтобы эти документы были истребованы у Игоря Торбеева, который не работает с марта 2017 года. Экс-гендиректор в ответ обратился с заявлением, чтобы был привлечен надлежащий ответчик, по его мнению, - Владимир Володин.
     С заявлением о банкротстве ЛЧПФ в апреле 2017 года обратился бывший гендиректор Константин Лешуков. Предприятие задолжало кредитору 3,2 млн руб. Позже долг  перекупило пермское ООО «Лира». Учредитель и  директор - Сергей Комонов. Он же директор юридической фирмы "К-Групп". Сейчас ооо «Лира» пытается стать основным кредитором. Прямой связи по этой фирме с Владимиром Володиным нет, но ранее ООО «К-Групп» неоднократно оказывало ему юридические услуги.
     Было ли это банкротство преднамеренным, и если да, то будет ли кто-то нести за ответственность? Пока следователям не интересно, почему одни и те же люди: заключают кабальные сделки, выводят деньги, банкротят предприятие и встают первыми в реестр кредиторов.
    В Пермском крае по-прежнему таким образом продолжают исчезать единые комплексы уникальных предприятий. В той же Лысьве  - градообразующий Лысьвенский металлургический завод, теперь  присматриваются к турбогенераторному заводу. Одни процедруы происходят громко и нагло, другие - по-тихому и «по-умному», но результат почти всегда предсказуем и неотвратим.

 Фото с сайта http://lpk.lysva.ru/

Оксана Асауленко

№9 (94) от 8 ноября