Все идет по плану…

7 декабря 2017

Трудовой коллектив завода «ЭЛИЗ» предпринимает отчаянные попытки спасти родное предприятие. Но краевая власть остается глуха к призывам рабочих. Причина в изначально «согласованных» рейдерских захватах этого и других предприятий, которые осуществляются одной и той же командой в Пермском крае и в других регионах.



Перекрыли кислород
     
17 ноября 2017 года  сотрудники (более 50 человек)  Пермского изоляторного завода ОАО «ЭЛИЗ» провели пикет напротив здания Управления Федеральной налоговой службы РФ по Пермскому краю по адресу: г. Пермь, ул. Окулова, 46.
      Они рассказали, что уже около четырех месяцев им задерживают зарплату, на которую и так не выжить – 11-20 тысяч рублей. Суммы не индексировались с начала процедуры банкротства в 2013 году.

Нина Меньшикова, помощник мастера:
    - Мы как работали, так и работаем. Свои обязанности выполняем, а денег не получаем. У нас очень узкая специализация, и больше никуда не устроиться. И к нам притока кадров нет. Молодежь не держится, потому что не видят перспективы.  

Иван Маслов, начальник снабжения:
    -
Проблемы начались из-за налоговой, она заблокировала нам счета, больше 50 млн рублей, и не дает возможность выплачивать людям зарплату.
   У нас уже прошла оптимизация производства, сокращение штата. Но сейчас мы стараемся работать, вовремя отгружать продукцию, не подводить потребителей.

Артем Кочкин, технический директор ОАО «ЭЛИЗ»:
    - Мы считаем, что ФНС делает все для того, чтобы уничтожить наше уникальное предприятие, и чтобы 300 человек лишили права на труд. С одной стороны, они говорят, что не хотят, чтобы завод закрывался, но сами блокируют счета с августа месяца.  Мы не можем платить зарплату, оплачивать комплектующие для производства продукции. С другой - налоговая заставляет нас продавать продукцию без НДС, с ретроспективой в 2015 год. Соответственно, те контрагенты, которые с нами работали, получили «письма счастья» от налоговой, что вы не имели права подавать НДС к возмещению за приобретенную продукцию, верните обратно. Какое нормальное предприятие после такого с нами будет работать. Как понять политику налоговой?

     По словам Артема Кочкина, из-за долгов уже пришли уведомления о прекращении поставки ресурсов от энергетиков и газовиков. Но непрерывное производство нельзя остановить. Если же это произойдет, то потом снова запустить печь для обжига можно будет только после капремонта. При этом она отапливает треть всех производственных мощностей, и без нее замерзнет практически все.

Артем Кочкин:
    - У нас продукция сезонная, а цикл производства изоляторов длительный.  Сейчас мы работаем уже для того, чтобы отгрузить продукцию весной 2018 года основным нашим потребителям. Они в течение длительного срока выплачивают за нее деньги. Потом начинается мертвый сезон. Реализация не превышает 15 млн, и если инкассовые требования выставлены на более, чем 50 млн, то нам только три месяца придется все деньги отдавать налоговой, а на остальное денег не будет.
    Люди работают вопреки всем этим действиям. Мы реализовали программу по энергоэффективности; провели большую работу по снижению затрат на производство, по подбору альтернативного сырья. Дело в том, что мы очень завязаны на поставщиков, потому что в нашей стране много газа, нефти, а полевые шпаты, глины, глиноземы – это все единичные производства. Раньше мы полевой шпат возили из Мурманской области, и он стоил около 11 тысяч за тонну. Теперь закупаем в Челябинской области, что гораздо ближе. Сократив таким образом транспортное «плечо», мы снизили стоимость на 3 тысячи за тонну. Коллектив делает все возможное, чтобы выжить и выполняет свои обязательства качественно и в срок. Мы работаем на государство.

     Основными потребителями продукции завода - высоковольтных фарфоровых изоляторов - завода являются ПАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы», ПАО «Россети», ОАО «РЖД», энергосистемы России, Украины, Белоруссии, Узбекистана, Казахстана, стран Балтии, промышленные предприятия, выпускающие электротехническое оборудование. 

Стратегическое производство
     
ОАО «ЭЛИЗ» с 1965 года является ведущим производителем для энергетической промышленности страны. В Советском Союзе было пять предприятий, которые выпускали высоковольтные фарфоровые изоляторы на 32 Вольт. Потом – четыре. Сейчас осталось два– «ЭЛИЗ» и «Гжельский завод Электрозиолятор» (Московская область). При этом «ЭЛИЗ» закрывает почти 70% объемов поставки продукции на «Россети» и «ФСК ЕЭС». Если его закроют, то «Гжель» не справится. И на рынок уже окончательно зайдут китайские производители.

Артем Кочкин:
    - Если китайцы один раз «залезут», то на следующий год они «Гжель» просто «съедят». С ними невозможно конкурировать.
У нас красивые лозунги – импортозамещение, отечественный производитель. Но есть недобросовестные компании, которые очень легко обходят механизмы по защите местного производителя.
    Одно из них находится в Южноуральске. Они покупают в Китае изоляторы, ставят на них свой товарный знак и здесь, в России, участвуют в тендерах как отечественные производители. И, если мы, выходя на тендер должны иметь у себя в запасе около 70 % объемов готовой продукции на следующий год, потому что иначе мы не успеем все это выгрузить, то они как участники не потратили ни копейки, и поэтому уходят в «глубокий» демпинг. Если они проиграли, то ничего не потеряли, а если мы проиграли конкурсы – заводу конец. Мы не сможем больше выйти на рынок. В этом году из-за борьбы с такими компаниями, чтобы хоть как-то выиграть, мы потеряли 20 млн. рублей. Для нашего предприятия это очень большие деньги.
     Есть Постановление № 719 о требованиях к продукции, производимой на территории Российской Федерации. Смысл его в том, что если такой-то объем продукции реально производится здесь, то это продукция российская, если меньше, то - иностранная. У Южноуральской конторы  – уровень локализации процентов 20-30. У завода «ЭЛИЗ» (была проведена экспертиза в Торгово-промышленной палате) – 96,97 % . Мы закупаем отечественные комплектующие, сырье. Все рабочие места –здесь, все налоги – здесь.
     Но если налоговая не даст нам «дышать», мы просто не доживем до следующих торгов. Давайте дадим работу своим работникам, а не будем кормить наших лучших друзей – китайцев.

     «ЭЛИЗ» является активным участником программы импортозамещения. Но отсутствие работающих государственных механизмов поддержки отечественных производителей и защиты предприятий реального сектора экономики от иностранных поставщиков, влечёт зависимость государства от импортной продукции. В данном случае это означает полное уничтожение электрофарфоровой отрасли в России!

Артем Кочкин:
   - Любое высоковольтное оборудование в своем составе имеет изолятор, без него он не может работать. Если произойдет гибель отрасли по производству изоляторов, то остальные заводы по производству разъединителей, выключателей, трансформаторов и т.п. станут заложниками поставщика из-за рубежа. Сегодня мы дружим с этой страной, а завтра – нет. И что тогда?

     По экспертным оценкам, сегодня в стране физический износ электрооборудования, электрических станций, сетей и т.д. - более 70 %. Были разработаны государственные программы по массовой замене изоляторов. Но денег нет. Сначала основные потребители продукции – госкорпорации – потратили бюджеты на Олимпиаду в Сочи. После этого, казалось, есть шанс продохнуть. Но тут мы «приобрели» Крым. И опять государству не до поддержки погибающей стратегической отрасли.
     Но даже в этих условиях можно было сохранить предприятие. Никаких объективных предпосылок к банкротству не было.

Все знали
    
В статье ««Серые» рейдеры» (№5 (79) от 5 июня 2017 года) мы уже рассказали о том, как были отстранены от руководства и посажены в тюрьму собственники завода «ЭЛИЗ»: Михаил Ширинкин и Виктор Селезнев. Они уверены, что банкротство было преднамеренным, введено с целью «прикрыть» рейдерский захват и дальнейшее разорение предприятия.
    Сотрудники завода, которые пришли на пикет, тоже подтвердили, что до 2013 года все было хорошо, и сих пор не могут понять, что произошло. Предприятие отгружало 3900 тонн продукции в год, а сегодня – в лучшем случае - две. Никаких задержек по зарплате не было. Трудилось около 600 человек. Сегодня осталось 300. Теперь и они на пороге безработицы. Для отдаленного Орджоникидзевского района Перми, где не так много возможностей для трудоустройства специалистов определенного профиля (сокращают сотрудников на «Камкабеле»), - это серьезный социальный всплеск.
     Видимо, поэтому глава администрации района Лидия Королева пришла на пикет; пыталась сфотографироваться с бастующими, но настроение у людей было явно не для фотосессий. После этого чиновница направилась в УФНС. По нашей информации, впоследствии глава неоднократно обещала провести переговоры с заинтересованными сторонами, но пока этого так и не произошло. Впрочем, не удивительно. Вряд ли Королева не знала, что на протяжении последних пяти лет происходит с предприятием. Пыталась ли она раньше помочь заводу, который обеспечивал занятость местных жителей, был крупнейшим налогоплательшиком, руководители которого столько сделали для родного района, в том числе, и за свои личные деньги?
     Власти города и края были давно осведомлены о ситуации. Ширинкин и Селезнев били во все колокола, писали во все возможные инстанции регионального и федерального уровня, спасая уже не себя, а то, что было создано более полувека назад – уникальный завод, конкурентоспособный не только в России, но на международном рынке!
     Уже в этом году от сотрудников были направлены обращения губернатору Пермского края, главе города Перми, в Общероссийский народный фронт. Проходили совещания у руководителя УФНС по Пермскому краю Л.Струговой, заместителя председателя правительства Пермского края А.Чибисова. Но даже вмешательство в конфликт Главного федерального инспектора И.Цветкова не возымело действия на налоговиков.
     Как рассказали  пикетчики, Игорь Цветков, действительно, приезжал на предприятие, пытался разобраться в проблемах. Но почему это случилось только тогда, когда было подано уведомление об акции протеста, когда уже перекрыты почти выходы из тупика?
     «Территория Пермь» еще в июне отправляла статью и журналистские запросы в Генеральную Прокуратуру РФ, в МВД России, и в Приемную президента в Пермском крае – ГФИ И.Цветкову. Просили обратить внимание на очередной рейдерский захват, на то, что все может закончиться полным уничтожением предприятия. Получили ответы, что никаких нарушений не выявлено. А ведь развивается самый худший сценарий…

Смена позиции
    Конкурсный управляющий завода Алексей Безденежных, который с 2014 года осуществляет руководство предприятием-банкротом, на пикет вместе с сотрудниками не вышел. По словам технического директора, он к мероприятию не имеет никакого отношения. То, что люди, возмущены происходящим, сомнения не вызывает, но вот сформулировать требования им явно кто-то помог. Всю информацию о текущих делах до коллектива доводит Безденежных. Он сообщает и о действиях налоговой, но почему именно так происходит, видимо, не рассказывает.
    В апреле 2014 года Безденежных был утвержден план внешнего управления, несмотря на то, что его отклонило собрание кредиторов. По их мнению, продолжать производственную деятельность, удовлетворяя одновременно требования по погашению задолженностей, невозможно.  Попыток оспорить это решение управляющий не предпринимал. Значит, согласился с ним. Но не поставил вопрос о прекращении производства. Впоследствии, в сентябре 2015 года, он добился согласия кредиторов на то, чтобы продолжать хозяйственную деятельность. Но для чего? Если есть желание сохранить предприятие как имущественный комплекс, то нужно сформировать ПИК и выставить на продажу. Но этого не сделано. Между тем, эксплуатационные платежи и расходы на производство стали приоритетными, что нарушает права кредиторов и очередность удовлетворения их требований.
     Так, в марте 2017 года в Арбитражный суд Пермского края была подана жалоба кредиторов на действия конкурсного управляющего:«Признать ненадлежащими и незаконными действия (бездействия) конкурсного управляющего ОАО «ЭЛИЗ» в части непроведения инвентаризации имущества, неопубликования результатов инвентаризации в ЕФРСБ, нарушения прав кредиторов на направление требований о проведении оценки, включения в реестр кредиторов требований без судебного акта, нарушения очередности погашения текущих платежей, причинения убытков должнику в части многократного увеличения текущих обязательств должника, и отстранить Безденежных А.А. от исполнения обязанностей».
     Сам конкурсный управляющий в мае 2017 года, обратился в суд, чтобы узаконить уже фактически установленную им очередность платежей. Но рассмотрение дела началось только в августе, когда уже от уполномоченного органа (УФНС) в суд поступило заявление о признании  ненадлежащими действий конкурсного управляющего по нарушению очередности распределения денежных средств в части: погашения текущих платежей третьей и четвертой очереди (коммунальные, эксплуатационные и иные расходы) на сумму 622 млн рублей при наличии задолженности по платежам второй очереди (зарплата) на общую сумму 165 млн рублей.
    Сам же Безденежных просит и дальше дать ему возможность, в первую очередь, оплачивать расходы для поддержания производственной деятельности, затем – погасить долги по зарплате.
     Представитель налоговой выступил против удовлетворения этих требований, пояснив, что необходимо заключение эксперта для подтверждения обоснованности доводов управлюящего. Уже несколько раз судебное заседание откладывалось. Решение не принято.
     Напомним, МИФНС России №9 (Орджоникидзевский район) по Пермскому краю сама инициировала процедуру банкротства ОАО «ЭЛИЗ». При этом, на начало 2013 года долг предприятия перед был всего 13 млн 770 тыс.(!) рублей. Выручка ОАО «ЭЛИЗ» была 593 млн рублей, а к 2016-му снизилась до 276 млн. Но работа завода не останавливалась. Он получает прибыль, но почему-то не расплачивается с кредиторами и налоговыми органами. 

     Таким образом, в ходе процедуры конкурсного производства ОАО «ЭЛИЗ» образовался «внутренний офшор», позволяющий не платить налоги. И сама налоговая инспекция ни разу не поднимала вопрос о прекращении работы завода, хотя было очевидно, что она неэффективна, и ведет к неспособности удовлетворять требований кредиторов, и самой налоговой. Более того, именно из-за налоговой, которая выступила против прекращения производственной деятельности, несмотря на то, что все остальные кредиторы единогласно (!) проголосовали за остановку работы, увеличилась задолженность перед бюджетом на 180 млн рублей (прирост с четвертого квартала 2015 года по 07.04.2017 года).  В итоге долг перед налоговыми органами за период банкротства вырос до 306 млн рублей (!).
     Государству нанесен колоссальный ущерб. Отвечать за это «оздоровление» предприятия никто не хочет. Поэтому налоговой пришлось срочно вспомнить про закон, изменить свою позицию на 180 градусов, и перекрыть возможность дальнейшего вывода денег.
    Заблокированы счета завода, и, соответственно, возможности действовать, как раньше, у Безденежных теперь нет. Разве что создать общественный резонанс и вывести людей на улицу. Сейчас их используют как живой щит в борьбе с налоговой. Та же, вместо того, чтобы обратиться в правоохранительные органы с заявлением о хищении средств, парализует работу завода, что тоже, в первую очередь, отразится на сотрудниках. Круг замкнулся, а люди оказались в заложниках у группы лиц, которая сначала  совместно спланировала рейдерский захват, а теперь у них что-то пошло не так.
    Хотя итог этого преднамеренного банкротства был очевиден. Именно поэтому Ширинкин и Селезнев пытались ему противостоять, и  оказались за решеткой. Хотя у предприятия было шесть собственников, которые совместно (!), путем проведения общих собраний директоров управляли предприятием. Но уголовное преследование, инициатором которого был конкурсный управляющий, а исполнителями сотрудники ГУ МВД России по Пермскому краю (изъяли при обыске, а потом «потеряли» протокол собрания, имеющий значительную роль для дела и оправдания обвиняемых), остальных почему-то не коснулось.
     Ширинкин и Селезнев подавали заявления в полицию и прокуратуру для проведения проверки по фактам совершения преступлений А.Безденежных и С.Калашниковым (бывшим коммерческим директором завода, который впоследствии стал сотрудничать с конкурсным управляющим). Он стал учредителем и директором ООО «ЭнергоСервис-Пермь», через которое, в основном, стала проходить оплата счетов банкрота. По данным собственников, - вывод активов и обналичивание денежных средств через фирмы-нулевки.
     Имущество, которое было оценено экспертами в интересах следствия для доказательства вины Ширинкина и Селезнева в 921 млн рублей,  теперь почему-то распродается за бесценок. Так, автопарк, стоимостью около 50 млн, был продан за чуть более 1 млн!
     Но на предоставленные доказательства о присвоении имущества завода, 229 млн рублей, 50 % акций; выбывании залогового имущества из конкурсной массы и т.д. последовали отказы в возбуждении уголовного дела.  
     Банкротства предприятий в Пермском крае не прекращаются. Но все попытки инициировать расследования в отношении одних и тех же лиц, которые проводят процедуры, остаются безуспешными. 

В «Темпе»
    
11 марта 2013 годасудья Арбитражного суда Пермского края Ирина Данилова (принимала все ключевые решения по заводу «ЭЛИЗ», в наст. время – судья 17 арбитражного апелляционного суда)признала банкротом ООО «Мясокомбинат «Темп» (г.Верещагино) и открыла в отношении него конкурсное производство. Конкурсным управляющим был назначен Алексей Безденежных.      
      Предприятие продолжало работать. Но уже совсем по-другому.

Эдуард Мансуров, соучредитель ООО «МК «ТЕМП» и конкурсный кредитор:
     - В июле 2015 года я получил от Безденежных ответ на свой запрос,  в котором указано, что в период с сентября 2013 года по апрель 2015-го было переработано 1154 голов, из них крупного рогатого скота (КРС) – 867. Потом было забито еще около 1000 голов КРС. При этом указано, что все шкуры были утилизированы, а не проданы (как это обычно делается).
    Одна шкура весит 20-30 кг. По самым скромным подсчетам, продав эти шкуры можно было выручить более 1 млн рублей. Таким образом, предприятию нанесен значительный ущерб, на основании которого я просил привлечь Безденежных к уголовной ответственности. Но это только один маленьких эпизод и того, что происходило и происходит.

    Эти факты были изложены в заявлении начальнику полиции МО МВД России «Верещагинский», подполковнику В.Бабушкину, и остались без внимания.  
    Конкурсным управляющим не были приняты меры к пресечению действий фиктивных (номинальных) кредиторов, к отстранению от должности главного бухгалтера, скрывшей информацию об уплате налогов (4 млн), к взысканию задолженности с заемщика (1,5 млн), к возвращению изъятых из кассы средств (1 млн) и т.д.
    Было создано предприятие -«клон» – ООО «Темп» которое приобрело имущество ООО «МК «Темп» по заниженной цене, где числились те же сотрудники. Между двумя компания велась активная хозяйственная деятельность для проведения определенных операций, после чего прекратилась.  Во время процедуры банкротства использовались несколько расчетных счетов.    
    Еще в 2014 году сразу несколько конкурсных кредиторов обратились в Арбитражный суд Пермского края была с жалобой на действия управляющего. По их данным, не был проведен объективный анализ финансово-хозяйственной деятельности предприятия, квалифицированный аудит. В ликвидационном балансе, а также в иных документах, не нашли отражение сделки на общую сумму около 40 млн (!) рублей. Но суд оставил эти факты без внимания.
   Рассмотрение арбитражного дела по банкротству продолжалось более трех лет. По мнению Мансурова, судьей Даниловой была допущена умышленная волокита в интересах управляющего Безденежных. Она не проверяла факты надлежащего уведомления всех кредиторов о проведении собраний, с предоставлением возможности ознакомиться с отчетами. Но и.о. председателя Арбитражного суда Пермского края Т.Мещерякова ответила, что нарушений Даниловой процессуального законодательства не выявлено. Совет судей Пермского края сообщил, что не наделен полномочиями по проверке законности и обоснованности принятых судебных актов, а также по процессуальной деятельности.
    Председателю Совета судей РФ и в Квалификационную коллегию судей Пермского края (председателю Н.Нечаевой) были поданы жалобы о неправомерных действии судьи и умышленном неисполнении судебного решения. 

Эдуард Мансуров:
     - В 2010-11 г.г. между мной и мясокомбинатом были заключены договоры займов на общую сумму 2 млн 328 тыс. рублей, а также договор об ипотеке (залоге недвижимого имущества мясокомбината в их обеспечение). Предмет залога прошел госрегистрацию. В феврале 2013 года Верещагинский районный суд вынес решение по гражданскому делу по иску к ООО «МП «Темп» о признании недействительными этих договоров. В удовлетворении требований было полностью отказано. Сделки признаны законными. Предмет залога оценен сторонами в 4 083 700 рублей. Это решение вступило в законную силу.
     В рамках рассмотрения дела о банкростве судья Данилова, которая истребовала решение Верещагинского суда (но копию не приложила к делу), признавшего легитимность всех 8 договоров, проигнорировала правила преюдиции, при отсутствии каких-либо вновь открывшихся обстоятельств,  вынесла полностью противоположное решение , признав договор ипотеки недействительным! Сняв ипотеку, она уменьшила мои требования на 850 тысяч рублей, чем нанесла мне ущерб в размере  1 млн 478 тысяч рублей. Я считаю, что это было сделано для того, чтобы у меня уменьшилась возможность влиять на решения, принимаемые советом директоров.
     

      Еще в 2015 году Эдуард Мансуров подал заявление руководителю следственного управления Следственного комитета РФ по Пермскому краю М.Заббаровой с просьбой провести проверку в отношении конкурсного управляющего на предмет наличия в его действиях/бездействии составов преступлений. В этом году он просит провести проверку еще и по факту подделки документов. Следователь СО по Ленинскому району В.Козлова не усмотрела признаков преступления.
    Отказ был обжалован, и уже на следующий день (!) заместитель руководителя СО вынес очередное постановление об отказе в удовлетворении жалобы. Заявление об отмене этого решения направлено Прокурору Пермского края В.Антипову.

Эдуард Мансуров:
    - В Постановлении сказано, что представленная Безденежных накладная является идентичной оригиналу, т.е. не оригиналом (!). Поэтому мы и подавали заявление о привлечении конкурсного управляющего к уголовной ответственности по факту фальсификации доказательств и подделки документов. Почему не возбуждено уголовное дело? Почему следователь Козлова не опросила главного свидетеля - генерального директора? Почему по этому же делу  в производстве находятся еще материала, только уже в УВД Дзержинского района г. Перми и в следствии данного района? Зарегистрировано  три разных КУСП по одному делу! Почему данные дела, где имеются разные показания по одному и тому же эпизоду, не объединены в одно?

     Также безрезультатно проводятся проверки действий/бездействий конкурсного управляющего А.Безденежных в НП «РСОПАУ» - Региональной саморегулируемой организации профессиональных арбитражных управляющих (г.Москва), членом которой он является. Руководитель СРО Людмила Сырвачева нарушений не находит.Ранее она сама была арбитражным управляющим в Пермском крае. Банкротила Конезвод №9 и другие градообразующие предприятия.
     Мясокомбинат «Темп» тоже социально-значимое, пусть и небольшое предприятие. Но он обеспечивает продукцией Верещагинскую и Нытвенскую районные больницы, детские сады. Здесь единственная площадка для нескольких районов, где предоставляются услуги гражданам и юрлицам по забою скота. Так или иначе, он входит в число сельхозкомпаний, обеспечивающих  продовольственную безопасность региона, поддерживает реализацию правительственной программы импортозамещения.
    Раньше «Темп» обеспечивал занятостью на производстве 50 и более человек, не считая рабочих мест по реализации, переработке продукции комбината. И вдруг стабильно работающее в реальном продовольственном секторе предприятие с современным оборудованием стало убыточным? Для чего понадобилось вводить процедуру и затягивать ее на три года? В результате –сегодня осталось 16-18 человек, с учетом офисных специалистов. А сколько денег государство потеряло? Сосчитать можно. Но для этого нужно отстранить конкурсного управляющего А.Безденежных, как это сделали, например, в Архангельске, Орле, где он проводил процедуры и был снят с должности за нарушения законодательства. А начиналось все с Ижевска...

Знакомые схемы
   
 ЗАО «Ижавтогаз» (г.Ижевск, Удмуртская республика)  было создано в 1997 году Николаем Пуртовым. Много времени, сил, здоровья и средств было затрачено на развитие предприятия. В результате был создан значительный имущественный комплекс. Численность работников превышала 100 человек.
     Проблемы начались в кризисный 2008 год. А в 2009-м Арбитражный суд Удмуртской республики ввел процедуру банкротства. Конкурсным управляющим был назначен Алексей Безденежных.

Николай Пуртов:  
    - Он тогда только начинал свою деятельность. Можно сказать, что с нас все и началось. Я разговаривал с ним. Объяснял, что главное – это продать все законно, рассчитаться с кредиторами. Для этого были все возможности.



    Одним из основных кредиторов был ОАО «Сбербанк России» с суммой задолженности 38,5 млн рублей. На балансе ЗАО имелось недвижимое имущество, а именно четыре земельных участка общей площадью 4 360 кв.м и 4 объекта недвижимости – общей площадью 1 550 кв.м. Рыночная стоимость имущества составляла 107,7 млн рублей (ликвидационная 92,4 млн). Собственники для того, чтобы рассчитаться с кредиторами, готовы были к продаже за 56 млн, но не меньше.
     Однако в ноябре  ноябре 2011 года Пуртову становится известно, что состоялась продажа имущественного комплекса ЗАО «Ижавтогаз». Заявление о публичных торгах было размещено 17.09.2011 года в газете «Коммерсант», а также на сайте газеты, но – в искаженном виде: буквы русского алфавита были заменены на латинские, но только те, которые и в том, и в другом алфавите пишутся одинаково.
     С помощью такой хитрости те, кто желают получить сведения о торгах в сети интернет, а это большинство заинтересованных лиц,  не смогут это сделать, если не будут знать, какие конкретно буквы изменены. Информация по запросу о торгах в поиске не появится.
Впоследствии нотариусом был заверен протокол осмотра доказательств. Целью составления документа была фиксация наличия или отсутствия на указанной странице сайта объявления о проведении торгов в разных поисковых системах. В результате – искомых данных не обнаружили.
     Таким образом, были устранены потенциальные реальные покупатели. И остались только «нужные». Из протокола об определении победителя торгов следует, что были представлены только три заявки:
- от ИП Гибадуллина Р.И. Предложена цена 8 млн рублей;
- от ООО «Горница». Предложена цена 15 млн рублей;
- от ООО «Лотос». Предложена цена 8,3 млн рублей.
     Заявки первых двух участников были отклонены из-за ненадлежащим образом оформленных документов. И в итоге «Лотос» признано победителем. Имущество ЗАО «Ижавтогаз» стоимостью 107,7 млн рублей было продано за 8,3 млн рублей!
     При этом, как выяснилось, «Лотос» внес задаток для участия в торгах позже установленного срока. Денежные средства ЗАО «Ижавтогаз» получены после оформления и перепродажи имущества третьему лицу ООО «Ритейл». Это означает, что сразу после регистрации права собственности на имущество, приобретенное таким сомнительным путем, заключается новая сделка, и новый собственник уже становится как бы «добросовестным приобретателем». При этом Регпалата ускоренными темпами, в три дня, оформляет переход права собственности залогового имущества с «Лотоса» на «Ритейл».
     16 февраля 2012 года один из кредиторов Татьяна Пуртова обращается к руководителю следственного управления Удмуртской республики с заявлением о привлечении к уголовной ответственности конкурсного управляющего А.Безденежных. Уголовное дело так и не было возбуждено.   
    Основной же кредитор «Сбербанк России» не принял никаких действий, не обратился в Арбитражный суд, ни в прокуратуру, ни в МВД по факту того, что имущество продано за бесценок. Значит, их все устроило. Это халатность или соучастие в преступлении, - задается вопросом Пуртов. Также он выяснил, что один из участников торгов – Р.Гибадуллин был и одним из организаторов всей схемы по продаже имущества конкретному покупателю. Выкупив всего за 8 тысяч рублей одну из задолженностей предприятия и имея близкого родственника – сотрудника «Ижавтогаз», Гибадуллин давно располагал всей информацией о текущих делах. Сам он является арбитражным управляющим и имеет большой опыт ликвидации крупнейших предприятий. Представителем Безденежных был Игорь Реутов, арбитражный управляющий из Перми, за плечами которого тоже не одно «успешно» обанкротившееся предприятие (начинал процедуру на заводе «ЭЛИЗ»).
     Торги по «Ижавтовазу» прошли в Перми. Сюда же, в 2015 году в Арбитражный суд Пермского края был подан иск Т.Пуртовой о взыскании с арбитражного управляющего А.Безденежных 43 млн 879 549 рублей убытков в связи с реализацией имущества должника по более низкой цене; в связи с неприятием ответчиком мер по возврату имущества должника на общую сумму 22 млн 825 000 рублей; убытков в результате незаконных действий управляющего по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и неправильного распределения денежных средств между залоговыми кредиторами в сумме 1 млн 543 542 рублей.
    Суд отказал в удовлетворении исковых требований, ссылаясь на пропуск истцом срока исковой давности. Если бы было возбуждено уголовное дело, то, разумеется, все было бы иначе…
    Дождавшись, когда решение вступит в законную силу, Безденежных обратился в суд с заявлением о взыскании судебных расходов с Пуртовой в размере 1 500 000 рублей. К делу приложены три расходных кассовых  ордера, каждым из которых представителю Безденежных О.Иглиной было выдано по 500 000 рублей по договору о представительстве интересов (!). То, что с них не уплачены налоги, заявителя не смущает.

Николай Пуртов:
    - В итоге совместными действиями конкурсных управляющих было уничтожено предприятие, а кредиторы и лица, желающие принять участие в торгах, остались обманутыми. У нас был реальный покупатель, который только один объект хотел купить за 40 млн рублей, но не смог принять участие из-за того, что информация была скрыта.
     Конкурсные управляющие обогащаются за счет так называемого «отката» за организацию продажи имущества. В настоящее время в Удмуртское республике это носит массовый порядок.

    Вот так поступили и с нами. Моя жена Татьяна Пуртова - заслуженный геолог России, одна на всю Удмуртию…
  
     Проведение подобных торгов с целью хищения денежных средств предприятия-банкрота и дальнейшей их легализации в Пермском крае тоже давно и хорошо отработаны. Удивительно, но даже названия у подконтрольных фирм иногда совпадают. В Ижевске – ООО «Лотос». И в уголовном деле о присвоении имущества и денег, принадлежащих ФГУП «Машзавод им Ф.Э.Дзержинского», в особо крупном размере, в преступных схемах задействовано ООО «Лотос». Он тоже стал «победителем» торгов по производственной площадке №5.
Фантазии не хватает? Или это один коллективный «мозг» всех рейдерских захватов?
 
Что дальше?
      
Недавно Правительство Пермского края сообщило, что Пермский край в числе лидеров по привлечению инвесторов в России. Однако, согласно рейтингу инвестиционной привлекательности Агентства стратегических инициатив, край на 54 месте...В это уже верится охотнее. Ведь на протяжении вот уже почти двадцати лет его не перестает лихорадить от банкротств, а по сути – уничтожений предприятий, обеспечивающих экономическую безопасность региона, создающих рабочие места.
    Выходили и просили о помощи сотрудники «Велты» (Свердловский р-н), завода им.Дзержинского, (Дзержинский р-н), конезавода (Индустриальный р-н). Скоро, видимо, будет Мотовилиха. А теперь стоят сотрудники завода «ЭЛИЗ» (Орджоникидзевский р-н). Краевые власти  запретили подконтрольным СМИ освещать эту акцию протеста. Пока все «шито-крыто», грабят регион «по-тихому» – это нормально. А если уже люди на улицы выходят, то может скандал до Москвы докатиться. Этого все-таки не хотелось бы местным бюрократам. А то неудобно как-то получается. Ведь рабочие стоят с плакатами, где лозунги «Единой России», то есть партии власти и ее представителей, с которыми они шли на последние выборы, в том числе, и новый губернатор, - только теперь со знаком вопроса. Давно уже риторического...

 

Оксана АСАУЛЕНКО

 

 

№9 (94) от 8 ноября