Необходимое убийство

1 ноября 2017

В Перми вынесен оправдательный приговор за убийство молодого человека и нанесение тяжких телесных повреждений его другу. Решение обжалуют родственники погибшего, пострадавший и прокуратура. Если вердикт «устоит» в вышестоящей инстанции, то, безусловно, будет общероссийским прецедентом. 

      Последнее слово подсудимого без свидетелей, приговор без матери погибшего – так судья Мотовилихинского районного суда г.Перми Олег Спиридонов завершил уголовный процесс и полностью оправдал Романа Гусейнова, признав его невиновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.108, ч.1 ст.114 УК РФ.    

Наталья Фукалова, мать погибшего:
     - Сначала сказали, что приговор будет оглашен в пятницу, но время неизвестно. Я дозвонилась секретарю, но она сказала, что перенесли на другой день, звоните в понедельник. Позвонила – сказали, что заседание пока не назначено. Во вторник я позвонила, а мне говорят, что приговор уже был, и его полностью оправдали.

     Даже с учетом того, что это дело с самого начала сопровождалось общественным резонансом и оправдательным уклоном подачи информации в СМИ в отношении обвиняемого, так как его родители – известные в Перми творческие деятели, трудно было предположить, что наказания не будет вообще. Приговор Спиридонова стал настоящим шоком для всех.

Не разошлись
       
17 февраля 2017 года вечером Владислав Фукалов и его друг Владислав Печищев оказались на узкой тропинке недалеко от дома по ул.Восстания,71. Мимо них проходил Рафаэль Гусейнов. Как позже он расскажет в суде, Фукалов, «проходя мимо, неожиданно ударил его кулаком в грудь и в нецензурной форме сказал ему уйти от дороги, после чего проследовал дальше, но потом догнал его, ударил по ногам…». Печищев дает показания, что обернувшись увидел как «Фукалов и Гусейнов стали говорить на повышенных тонах. Я считаю, что драку спровоцировал Гусейнов Р.М. Он первым схватил Фукалова за рукав…»
     
Что произошло на самом деле, кто начал конфликт, что сказал пожилой мужчина уже прошедшему мимо него парню, что тот вернулся, достоверно не установлено. Гусейнов – заинтересованное лицо. А Владислав Фукалов уже ничего не расскажет…
      Вскоре на месте событий появился Роман Гусейнов. Он шел из дома на парковку, когда увидел, что «двое молодых парней наносили удары по голове, телу мужчины…Сначала он не придал этому значения, так как подумал, что это местные алкоголики разбираются между собой». Впоследствии в суде Гусейнова-младшего будут характеризовать как исключительно положительного, неравнодушного человека. Однажды, расскажут его родители, он даже вызвал полицию, когда-то какие-то хулиганы бегали по гаражам. В таком случае странно, что увидев, как избивают человека, как нападавшие, с его слов, «стали одновременно прыгать на лежащем ногами на груди и животе, наносили удары по лицу…он терял сознание, лицо его было в крови», он -  «не придал этому значение». Хотел пройти мимо, но увидел лежащую на снегу сумку своего отца, и, приглядевшись, узнал его самого. Дальше Роман Гусейнов рассказал, что потребовал от нападавших прекратить избиение. Попытался их оттащить, но они оттолкнули его и продолжили наносить удары. Тогда молодой человек достал складной нож-бабочку. По его словам, он показал его Фукалову и Печищеву, повторяя требования, а они только «засмеялись»…Тогда он стал наносить им удары ножом. Сначала в спину Фукалову, но «так как тот не останавливался и продолжал с силой наносить удары руками отцу, он еще несколько раз ударил его ножом. А затем он ударил ножом Печищева, который также продолжал бить отца».
     Согласно показаниям обвиняемого, он вышел из дома в 20.20, а в 20.30 уже поступил первый звонок на станцию скорой помощи. То есть, все произошло за 10 минут? Рассказ Роман Гусейнова никак не укладывается в этот фактический хронометраж. Но в деле есть еще и рапорт оперативного сотрудника, в котором говорится, что сообщение о происшествии поступило в Мотовилихинский отдел полиции в 20.27 (!). Устранять противоречия ни следствие, ни суд не стали, но и без этого очевидно, все происходило стремительно. Поэтому и прохожих, свидетелей убийства, к сожалению, в эти считанные минуты на месте не оказалось, хотя было еще не поздно.

     Владислав Печищев: «Я почувствовал удар в спину под лопатку, отчего упал….Потом повернулся на спину и увидел примерно в пяти метрах от меня лежащего на земле Фукалова… Я сам Гусейнову удары не наносил, и не видел, что его бил Влад».    

      Гусейновы ушли с места преступления, не оказав никакой помощи истекающему кровью Фукалову и его другу. Свидетель Максименко С.В. в ходе предварительного следствия сообщил, что возвращался домой, и недалеко от подъезда дома увидел двоих молодых людей, лежащих на снегу. Он помог Печищеву дотащить Фукалова до подъезда ближайшего дома. Как выяснится позже, именно там живут Гусейновы.
       Шансов выжить у 21-летнего Владислава Фукалова практически не было – шесть ножевых ранений, массивная кровопотеря. Он скончался в больнице, не приходя в сознание.
    
Придя домой, Роман Гусейнов вымыл нож, переоделся. Вспомнив, что на месте преступления осталась сумка отца с документами, спустился вниз. По показаниям Максименко, который оказался соседом Гусейновых, после того, как к пострадавшим приехала скорая, он пошел домой и на лестничной площадке встретил Романа. «Состояние Гусейнова Р.Р. было взволнованным». Он спросил про сумку. Максименко ответил утвердительно. Но к тому моменту на месте уже работали оперативники. Личность отца была установлена. Позже его сын дал первые показания о том, что «он забрал отца и отвел его домой. Кто нанес ножевые ранения парням, он не знает».
    Уже в 01 час. 18 февраля, учитывая, что имеются достаточные данные, было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.105 УК РФ – умышленное убийство. После проведения оперативных мероприятий, в частности, осмотра квартиры Гусейновых, где повсюду была кровь, все стало очевидно. В пять часов утра подозреваемый был задержан и доставлен в отдел полиции, и уже подтвердил свою причастность к нанесению ножевых ранений Фукалову и Печищеву.

Расследование наоборот
     Первоначально делом занималась следственная группа в составе следователя по ОВД СО по Мотовилихинскому району г.Перми СУ СК РФ по Пермскому краю – Е.В.Середкина и заместителя руководителя СО А.А.Долганова. Было подано ходатайство о заключении Романа Гусейнова под стражу, оперативно собраны важнейшие доказательства, сделаны необходимые запросы. Но уже 20 февраля руководитель СО О.В.Садилов поручает производство предварительного следствия по уголовному делу следователю А.А.Бурайкину. У потерпевшихсразу возникли вопросы и недоумение, когда стало известно, что Бурайкин ходатайствовал об избрании Гусейнову меры пресечения в виде домашнего ареста. Хотя установлено, что подсудимый пытался избежать наказания, уничтожал улики, спрятал нож. 

Наталья Фукалова:
     - Конечно, стало известно, что это за семья. Но следователь говорил, что это не имеет значения. Убийство есть убийство. Хотя сейчас я уже понимаю, что с самого начала многое делалось в интересах обвиняемого.

    20 февраля в деле появилось заявление Гусейнова-старшего о том, что его избили, «и если бы Гусейнов Р.Р. за меня не заступился, то нападавшие забили бы меня до смерти». Он просит возбудить в отношении нападавших уголовное дело по ст.105 УК РФ. К тому времени Фукалов уже мертв, Печищев с тяжелой травмой находился в стационаре. У самого же  Рафаэля Гусейнова, которого так жестоко избивали, на теле нет ни гематом, ни переломов, ни повреждений внутренних органов, ни следов удушения. Согласно заключению экспертизы, он получил легкий вред здоровью. Был на больничном 21 день.

Наталья Фукалова:
    - В суде мы просматривали записи с камер видеонаблюдения в приемной покое, когда туда привезли Гусейнова-старшего. С момента драки прошло совсем немного времени, и если бы его били так, как они говорят, то он синий должен был быть. А у него была небольшая опухоль на лице, и все!

     Фактические обстоятельства, имеющие непосредственное отношение к делу, были установлены в разумные сроки. Все улики налицо. Но следствие почему-то затягивается. Бурайкин неоднократно ходатайствует о продлении сроков, но не для того, чтобы найти, например, важные вещественные доказательства - пропавшие ботинки, документы, банковскую карту Фукалова, а для опроса соседей молодых людей и выяснения: часто ли те употребляли алкоголь, были ли агрессивными в этом состоянии и т.д. Ничего криминального следствию не сообщают, но тема педалируется.
     Так, подробно отражается в материалах дела эпизод с покупкой спиртного в магазине «Лион». Выяснилось, что друзья были там тем вечером. И у них произошел конфликт с кассиром, которая не хотела отпускать им алкоголь. Свидетель  - грузчик Н.С.Вылежнев рассказывает, что после этого, выходя из магазина, Фукалов и Печищев нанесли удары администратору. Были запрошены записи с камер видеонаблюдения. Но никакого дебоша на них нет – после покупки молодые люди отходят от кассы, и все. Ни администратор, ни другие представители магазина показаний не давали, заявлений в правоохранительные органы не было. И какое это отношение имеет к уголовному делу, возбужденному по статье «убийство»? Но вскоре стало понятно, что оценка личностей Фукалова и Печищева была нужна для другого состава.


       22 июня 2017 года следователь А.А.Бурайкин выносит постановление о частичном прекращении уголовного преследования Р.Р.Гусейнова в связи с отсутствием в его действиях состава преступления по ч 1.ст.105 УК РФ. Вместо этого два дела объединили и квалифицировали по ч.1 ст.108 УК РФ в отношении В.Ю.Фукалова (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны), и по ч.1 ст.114 УК РФ в отношении В.П.Печищева (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны). На каком основании - непонятно. Следователь не приводит никаких новых обстоятельств, решающим образом изменивших картину произошедшего.
     Адвокат Печищева заявлял ходатайство о назначении дополнительной судебно-медицинской экспертизы, чтобы выяснить, при каких обстоятельствах было нанесено ранение Печищеву, так как ранее не был поставлен перед экспертами этот вопрос. Защитник заявлял, что предварительное следствие проведено не в полном объеме.  А действия Гусейнова в отношении Печищева нужно квалифицировать по ч.2 ст.111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия).  
    Наталья Фукалова обжаловала действия следователя.24 июля 2017 года она получила постановление об отказе в удовлетворении жалобы от И.Н.Бронникова, заместителя прокурора Мотовилихинского района г.Перми. А затем – такой же ответ от С.Н.Зубарева, тоже заместителя районного прокурора, который умудрился даже перепутать статьи и написал, что 17.02.2017 г. дело было возбуждено по ст.108 УК РФ, а не по ст.105.
     Следствие идет к завершению, а в деле один за другим появляются новые рапорты Бурайкина. Так, 14 июля он пишет, что в ходе следствия ему стало известно, что в отношении Р.Р.Гусейнова во время произошедших событий были высказаны угрозы убийством. Выяснилось это спустя аж пять месяцев, буквально за три дня до окончания следственных действий и передачи дела в прокуратуру. В общем, помогали предстоящему суду. Но даже при всех вопросах к полноте и объективности расследования,  материалов для законного и обоснованного решения суда хотя бы по ст.108 УК РФ было достаточно.

Преступление без наказания
     
В прокуратуре не согласились с предъявленным обвинением, и обжаловали его в суде. Но безуспешно. Тогда государственный обвинитель, помощник прокурора Мотовилихинского района г.Перми Е.М.Пугачева попросила для Р.Р.Гусейнова наказание в виде двух лет лишения свободы условно, а также -  полностью удовлетворить материальный иск Натальи Фукаловой в один миллион рублей.
    В судебном заседании обвиняемый снова путался в показаниях, хотя и без этого половина дела состоит из его противоречивых рассказов.

Наталья Фукалова:
      - В первый день Гусейнов сказал, что он нанес первый удар Печищеву, когда тот поскользнулся и упал. На следующий день на суде он сказал, что первый удар нанес Фукалову. Его спросили, а где был Печищев – он говорит, - я не знаю. Потом он говорит, что они сидели на его отце, но при этом не может пояснить, как именно. Тут же он говорит, что мужчина лежал лицом в снег в тот момент, когда они якобы прыгали на нем, а потом перевернулся на спину. Как он мог в таком случае сам перевернуться? А что делал его сын в этот момент - стоял и смотрел? Почему никого не позвал на помощь. Время не позднее, кругом люди ходят.
     Потом он говорил, что он предупреждал, что у него нож, но все удары и моему сыну, и Печищеву были нанесены сзади. Они не видели его!
     На суде он говорил так, как будто заучил текст. Какие-то вопросы уточняющие ему задают, и он сразу теряется. Ему мама постоянно подсказывала, что отвечать, но ведь ее там не было. Ей даже замечание сделали по этому поводу.

     В приговоре Спиридонов назовет эти показания последовательными, подтвержденными показаниями свидетелей. Но каких?  Родственников обвиняемого, которые знают все с чужих слов.  Сам Рафаэль Гусейнов продолжал настаивать на жестоком избиении, хотя уже давно установлен легкий вред здоровью. А вот тот факт, что судебно-медицинская экспертиза в отношении Владислава Фукалова показала, что помимо ножевых ранений, приведших к смерти, у него были кровоподтеки, ссадины на лице, судья оставил без внимания. А ведь это напрямую опровергает показания Гусейнова-старшего о том, что конфликт был односторонним и беспричинным.
    При исследовании доказательств судом не дана оценка личности подсудимого, зато негативные характеристики погибшего и пострадавшего стали чуть ли не основой оправдания.

Наталья Фукалова:
    - Мой сын не состоял ни на каком учете, никогда не привлекался к ответственности. Работал. Но их с другом выставили какими-то алкоголиками, хулиганами. А все как раз наоборот. Мы живем в одном районе, и про подсудимого здесь всем хорошо известно. Родители постоянно отсутствуют дома, и сын злоупотребляет спиртным, водит компании. Просто люди боятся что-то говорить, потому что это влиятельная семья. Сам Роман Гусейнов не только не раскаивается в содеянном, но и на протяжении всего времени всячески высказывал пренебрежение законом, говорил о возможности избежать наказания благодаря высокопоставленным связям своего отца, в том числе и в правоохранительных органах.

     Пример Роман берет со своих родителей, которые так и не попросили прощения у матери, потерявшей единственного сына, не предложили помощи. Видимо, боятся, что элементарное человеческое сочувствие будет признанием вины. А их сын ведь ни в чем не виноват. Он все сделал правильно, по их мнению.

Наталья Фукалова:
     - Если бы мой ребенок такое совершил, я  бы просила прощение, вымаливала. Никто ни разу не сказал – прости. На суде Кирсанова сидела рядом со мной, как ни в чем не бывало. На улице я ее часто встречаю. Она смотрит на меня, как будто ничего не случилось, ничего не произошло.



     И приговор, вынесенный практически в условиях секретности, тоже подтвердил – ничего не произошло, за что надо было бы понести наказание. Нет состава преступления даже по ст.108 УК РФ, нет даже превышения пределов необходимой обороны в действиях Р.Р.Гусейнова, по мнению судьи.
     Приговор не просто «сырой», говорят юристы, а непрофессиональный настолько, что его даже трудно комментировать. Фемиде в лице судьи Спиридонова нужно было не просто закрыть глаза, а очень сильно зажмуриться.
      Поданы апелляционные жалобы от потерпевших. И.о. прокурором Мотовилихинского района С.Н.Зубаревым внесено апелляционное представление в судебную коллегию по уголовным делам Пермского краевого суда.
    В документе указано, что приговор является необоснованным, несправедливым, и подлежит отмене в связи с несоответствием выводов фактическим обстоятельствам дела, с неправильным применением уголовного права, противоречит не только закону, но и сложившейся судебной практике. Описательно-мотивировочная часть отсутствует как таковая. Судья не произвел оценку доказательств, не проанализировал их, ограничившись простым перечислением из обвинительного заключения, что является недопустимым. Не указано, в связи с чем суд отверг все доказательства стороны обвинения, - пишет прокурор.
Р.Р.Гусейнов признал вину. Он осознавал характер и опасность своих действий. После нанесения первого удара все последующие  - являются явным превышением пределов необходимой обороны. – отмечается в представлении. Характерным признаком превышения пределов необходимой обороны является несоразмерность средств защиты интенсивности нападения. В данном случае с одной стороны – легкий вред здоровью, а с другой –смерть и тяжкий вред здоровью.
Также отмечается, что если уж вынесен оправдательный приговор, тогда не должно быть сомнений в виновности оправданного, и в компенсации морального вреда Спиридонов должен был отказать, чтобы быть последовательным. Но он оставил это требование без рассмотрения.     
      Прокуратура просит направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда.
      Остается надежда, что решение Пермского краевого суда вернет дело в правое поле, и виновный в гибели человека понесет хотя бы какое-то наказание. Иначе кто даст гарантию, что больше от Романа Гусейнова никто не пострадает? В тот раз, например, он поехал на концерт в центр города, с ножом в кармане. Как он сам пояснил, он часто носит его с собой. Для чего? Чтобы защищаться или нападать?

Роман Гусейнов. Фото из социальной сети ВКонтакте.

P/S Пермским краевым судом приговор оставлен в силе...

 

Оксана АСАУЛЕНКО

 

№8 (93) от 5 октября