Оборотни в погонах

5 мая 2017

 

Оборотни в погонах — обозначение любых сотрудников правоохранительных органов,
под прикрытием своих званий и должностей превышающих должностные полномочия, совершающих преступления и (или) участвующих в коррупции.



Тройной удар
      
26 апреля 2017 года исполнительный директор ФГУП «Завод им. Ф.Э. Дзержинского» Егор Заворохин на пресс-конференции рассказал журналистам об очередной попытке рейдерского захвата предприятия. На этот раз, по мнению, руководителя, все гораздо серьезнее.
21 апреля заключен под стражу Александр Сентябов, зам.исполнительного директора по безопасности. Были задержаны юристы предприятия, и не смогли принять участие в важном судебном заседании, ФСБ приостановило действие лицензии на ведение заводом секретной деятельности.
     Так как завод почти стопроцентно работает на «оборонку», то без разрешительной документации не может выполнять заказы. Пришлось остановить производство в большинстве цехов. Более четырехсот человек остались без работы. Скоро встанут и несекретные механические цеха, где заняты  еще почти столько же сотрудников.

Егор Заворохин:
    - У предприятия отозван заказ на производство 52-х специзделий стоимостью 500 млн рублей, который позволил бы нам жить до конца года. Это комплектующие для ЗРК «ТОР» по заказу АО «ВМП «Авитек». Основной наш заказчик. Всего у нас 24 контракта. По всем работа приостановлена. А ведь у нас есть сроки. По 8 месяцев испытания только проходят. Есть экспортные контракты, где Россия будет перед другими государствами отвечать, если мы сорвем выполнение.

Лицензию было необходимо продлить до 24 апреля. Этим занимался Александр Сентябов. Конкурсный управляющий Александр Иванов выслал ему все необходимые документы, связанные с гостайной. Но в тот же день, в 7 часов утра, к руководителю пришли домой с обыском. Одновременно пермские полицейские провели обыски на предприятии. Была задержана юрист Анастасия Пятунина.
    
Поводом стало очередное уголовное дело по факту исполнения договора между ФГУП «Машзавод им.Ф.Э. Дзержинского» и ООО «ФинансКонсалтинг» по подготовке и сдаче в Государственный Архив Пермского края архивных документов. 

Василий Шепелев, начальник юридического отдела ФГУП «Машзавод им. Ф.Э.Дзержинского»:
    - Просто по факту возбуждается уголовное дело, приходят с обысками под предлогом проверки этого договора с «ФинансКонсалтингом», а изымается документация, которая вообще с этим никак не связана. В, частности, в очередной раз документы по площадке №5 забрали и по другим объектам, которые рассматриваются в арбитражных судах.

     Предприятие находится в процедуре банкротства больше 10 лет. С 2011 года новое руководство последовательно возвращает утраченные позиции: удалось заключить оборонные контракты, погасить задолженность по зарплате, набрать людей. Но чтобы выйти из кризиса, необходимо вернуть похищенное имущество. Были инициированы иски в арбитражный суд. И в 2014 году удалось практически невозможное – производственная площадка №5 была возвращена из незаконного владения компаний «РиэлтЪ» и «ЭлектроТэТ».Уникальное решение позволило вернуть государству более миллиарда рублей, активизировать расследование уголовных дел, так как все схемы мошенничества стали очевидны, обнадежить общественность, что арбитражные суды принципиальны.
     Сейчас рассматриваются дела по площадке № 3 (бывший деревообрабатывающий цех) и стадиону «Дзержинец», также незаконно отчужденному в 2006 году. Стадион был реализован за 24 млн. рублей. При этом, уже через полгода компании Юрия Борисовца (выгодоприобретатель по всем сделкам завода) перепродали его за 270 млн рублей АО «Камской долине», которая уже застроила площадку. Ущерб государству – 550 млн рублей согласно экспертизе, которую по решению суда провело ООО «Пермское представительство Центра независимых судебных экспертиз «ТехЭко». Ответчики  - ООО «Гран» и ООО «БТС Траст» заявили о том, что стадион стоит гораздо дешевле, и представили мнения своих экспертов. ООО «СБ-Ресурс», зарегистрированное по тому же адресу, что и ООО «Гран» ( ул. Ленина, 60), оценило стадион в 113 млн руб., а  ООО «Пермский центр оценки»  - в 64 млн рулей. Позиция тех, кто не хочет возвращать государственную собственность, понятна, но последние заседания настораживают заменой судьи,  изменившимся отношением к делу и давлением на участников процесса. Юристы завода сообщили, что представители «ТехЭко» в процессе заявляли о том, что они опасаются мести за подготовленное ими заключение. Представителей СМИ перестали пускать в зал,  хотя раньше рассмотрение проходило в открытом режиме.
      На 19 апреля было назначено заседание, где и должен был разрешиться вопрос об экспертизе и возврате объекта. Из-за задержаний и обысков представители ЗиДа не смогли присутствовать.

Василий Шепелев:
    - Это на Борисовца целый штат юристов работает, у нас – три человека. Александр Аркадьевич Сентябов по всем делам помогал готовиться. Анастасия Пятунина непосредственно в суды ходила.
     Как и следовало ожидать, переназначили экспертизу, хотя у суда не было никаких оснований назначать эксперта со стороны ответчика. Мы уже знаем, какой результат будет этой экспертизы – оценят стадион в 64 млн. рублей. Я думаю, наши оппоненты приложили большие усилия, чтобы суд принял такое решение.



     Над изменением позиции арбитражного суда Пермского края команда Юрия Борисовца трудилась давно и упорно. На счетах депутата ЗС Пермского края были арестованы 550 млн рублей в качестве обеспечения по стадиону. Теперь арест снимут. Государство эти деньги не получит.
Но цель тех, кто преднамеренно обанкротил предприятие и выводил активы – гораздо более масштабная.

Егор Заворохин:
    - До этого были акции устрашения, а теперь уже настоящий рейдерский захват. В одно и тот же день – «выводят» Сентябова, «парализуют» Шепелева, чтобы он не ходил в процесс, Пятунина пропадает куда-то. Три ключевых фигуры. Марина Медведева (финансовый директор группы компаний «РИАЛ» Юрия Борисовца) в суде  запрашивает другую экспертизу по стадиону. Параллельно идет проверка ФСБ на секретность по лицензии, и по формальным признакам она приостанавливается.Все грамотно сделано. Ситуация как в 2015 году, когда меня сажают, и лишают завод заказа на 4 млрд. рублей. Но сейчас она осложняется тем, что выбиваются ключевые игроки.  

      Анастасию Пятунину после допроса отпустили, бывшего директора ООО «ФинансКолсантинг» Дмитрия Пудкова отправили под домашний арест. Но главное - на этот раз силовикам удалось вывести из дела Александра Сентябова, который на протяжении пяти лет, несмотря на мощнейшее противодействие, отбивал попытки захватить предприятие, обеспечивал внутреннюю и внешнюю безопасность. Он арестован на два месяца.

Как и обещали
      17 апреля ст. следователь СЧ СУ Управления МВД России по г.Перми Велева Э.Н. возбудила уголовное делопо ч.4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное организованной группой лиц в особо крупном размере). 19 апреля Сентябов был задержан, а 21 апреля Велева вышла в Свердловский районный суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, сообщив, что вина зам.генерального директора завода подтверждается показаниями свидетелей, перечислением денежных средств в размере более 46 млн рублей на счет ООО «ФинансКолсантинг».

Александр Сентябов:
     - Работы по договору с «ФинансКолсантингом» выполнены в полном объеме, надлежащего качества, все передано в архив. Акты приема передач подписаны двумя сторонами. Все обвинение строится на отчете конкурсного управляющего от 1 сентября 2011 года. Этот конкурсный управляющий (Евгений Лысов, - прим.ред.) привлечен в качестве обвиняемого по уголовному дел, и в то время он уже был отстранен от работы за ненадлежащее исполнение своих обязанностей.

Обвинение также делает вывод, что фактически работы были выполнены сотрудниками предприятия, а не исполнителями по контракту.

Егор Заворохин:
    - Предыдущими конкурсными управляющими работа не велась никакая, все было забито бумагами. Когда мы сформировали ПИК (производственно-имущественный комплекс), встал вопрос о сдаче документов в архив. Мы позвонили в краевой и в городской архивы. Нам сказали, что эти работы будут стоить больше ста миллионов рублей. Таких денег у нас не было. Мы хотели сначала своими силами попробовать, но могли выделить только три человека. Нам сказали, что мы 10 лет это будем делать. Тогда и была эта фирма нанята. Все те, кто выполнял эти работы – они не заводские, им выписывались пропуска на предприятие. Наши сотрудники только контролировали. Об этом прямо говорит в своих показаниях начальник типографии Тазиев. А кого там нанимал на работу Пудков - я не знаю. Завод к этому отношение не имеет. 

Помощник прокурора Лоскутов И.В. поддержал ходатайство следователя, заявив, что, оставаясь на свободе, обвиняемый может оказывать давление на свидетелей.

Александр Сентябов:
   - В 2015 году, в мое распоряжение попал зарегистрированный рапорт оперуполномоченного городского УВД Игоря Гоголева. Из него мне стало известно,  что проводится проверка по поводу взаимоотношений завода и ООО «Финанс-Колсалтинг» о передаче в архив документов завода. Понимая, что могут прийти на предприятие с обыском, я принял превентивные меры, и с личного приема представил все эти документы прокурору Перми Назарову. Пояснил, какие были обстоятельства заключения сделки, результаты и т.д. Понимая, что по регламенту МВД на проверку дается 30 суток, по истечении данного времени, я сделал запрос в городское управление, на которое получил какой-то формальный ответ.
     Таким образом, уже в 2015 году у меня был доступ и к документам, и ко всем участникам, поэтому говорить сейчас, в 2017 году, что я буду оказывать давление на свидетелей  - нецелесообразно.

      Как раз в 2015 году был арестован Егор Заворохин. На митинге, который проводили сотрудники предприятия, должны были задержать и Александра Сентябова. Для этого Гоголев и писал рапорт. Но тогда все сорвалось. И 10.09 2015 года было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Оно не отменено! И, тем не менее, спустя два года преследование возобновляется за два дня до рассмотрения дела по имуществу.

Каринэ Сборщикова, адвокат Сентябова А.А.:
     - В тексте обвинения отсутствуют данные о том, кому и на какую сумму причинен ущерб, каким образом совершено хищение, в чем конкретно заключались действия Сентябова?
В этом же постановлении следователь противоречит сама себе, поскольку о действиях, либо бездействии Сентябова ничего не сказано. Единственное умозаключение – «неустановленные лица заведомо не намеревались исполнять обязательства по договору».

     Исходя из каких сведений Велева делает такой вывод – не важно. Все шито белыми нитками, и это давно никого не смущает. Предприятие сэкономило более 50 млн рублей, но об этом тоже никто не говорит.
Отсутствие потерпевшего – вообще традиция в уголовных делах о мошенничестве, возбуждаемых полицейскими в отношении действующего руководства. Так, сначала был на шесть месяцев отправлен в СИЗО Олег Комаров, заместитель генерального директора по правовым вопросам. Прокуратура отказалась поддерживать обвинение. И, тем не менее, его осудили.
Юристы завода не сдавались, и обжаловали решение во всех инстанциях. 16 октября 2016 года Верховный суд РФ отправил дело на пересмотр. Из постановления ясно следует, что в действиях Комарова отсутствует сам факт хищения, РФ не нанесен ущерб. Кроме того, ФГУП «Машзавод им. Дзержинского» не привлекался по данному делу в качестве потерпевшего.    
     Сама по себе отмена решения Верховным судом – большая редкость, сотые доли одного процента всех дел в стране. Это настоящий позор для пермской судебной системы. И, конечно, смириться с этим Президиум Пермского краевого суда просто так не мог. И, вместо того, чтобы освободить человека, чья вина не доказана, отправил дело на новое рассмотрение, а Комарова оставил под стражей.

     - Олег Комаров пострадал из-за того, что стоял на страже интересов Российской Федерации, что не согласился поменять показания против своих бывших работодателей, людей, которые разграбили завод. Уголовное дело против Комарова было инициировано командой бывшего топ-менеджмента ЗиДа под руководством Шинкевича и Бронникова, которые в настоящее время обвиняются в мошенничестве с имуществом завода на сумму более 1 миллиарда руб. и легализации доходов, полученных преступным путем. Благодаря Комарову, в результате долгих судебных разбирательств завод вернул в государственную собственность промышленную площадку № 5 и главную понизительную подстанцию мощностью 110 тысяч вольт – беспрецедентный случай в новейшей истории России, - считает руководство предприятия.

     Несколько уголовных дел возбуждено в отношении генерального директора ЗиДа Егора Заворохина. Он тоже отсидел два месяца в СИЗО. За это время в его делах – ни убавилось, ни прибавилось Они тянутся больше четырех лет (52 месяца), что никак не смущает прокуратуру. Сейчас расследованием занимаются в Нижнем Новгороде, в ПФО. Но пермские полицейские про завод не забывают – снова обыски, изъятие документов, давление.

Егор Заворохин:
     - Мы всегда, в добровольном порядке, предоставляем все документы. Копируем, отдаем. Только ведите себя корректно, не мешайте людям работать. Но у нас сотрудники отделов по экономической безопасности разговаривают со всеми, как с преступниками.
     В 2013 году, когда у нас федеральным инспектором был назначен Олег Веселков, он приехал на завод. Познакомились, все ему показали, рассказали, как нас «кошмарят». И в доказательство, именно вэтот момент у нас – очередной обыск. Комаров заходит в кабинет, где мы с Веселковым, и говорит, что сотрудники полиции хотят меня видеть. Я их встречаю, говорю, что на все вопросы ответит мой заместитель, у него есть доверенность, с ним все решайте. Они в ответ – «ты молчи вообще». Тут главный федеральный инспектор не выдержался, говорит: «Молодой человек, нельзя так разговаривать». А ему в ответ: «А тебя я вообще посажу». Знаете, кто это был? Тот самый Гоголев. Через полчаса начальник городского БЭП сидел, краснел, объяснялся. Тогда Веселков говорит – да, я вижу, что вы говорите правду. Но как только он уехал, оперативники забежали обратно.

      На суде по избранию меры пресечения Александр Сентябов сообщил, что в состав оперативно-следственной группы, которая сейчас работает по его делу, включены те самые сотрудники полиции, в отношении которых завод требовал возбудить уголовные дела по факту превышения должностных полномочий. Но это исполнители, а заказчики неоднократно предлагали заводу отозвать иски. В 2015 году, после ареста генерального директора, Александр Сентябов сообщил:
      - За день до ареста Заворохина ко мне подходили с предложением отозвать иски и урегулировать отношения во внесудебном порядке. Были высказаны угрозы, что если мы не идём на переговорный процесс, то против нас возбуждают уголовные дела, и руководители предприятия будут привлечены к уголовной ответственности.

Обещания выполнены. Все руководители под следствием.
    У судьи Ольги Бауэр, которая вынесла постановление о заключении Александра Сентябова под стражу без единого основания, видимо, вообще не было шансов соблюсти приличия. Но от ответственности за это решение ее никто не освобождал.

Каринэ Сборщикова:
     - Суд никак не обосновал избрание такой, самой негуманной, меры пресечения. Безосновательное вменение «возможного намерения» скрыться ничем подтверждено. Сентябов А.А. имеет постоянное место жительства, семью, несовершеннолетнего ребенка на иждивении. Заплатить залог мой подзащитный не может. Он пояснил на суде, что у него квартира находится в ипотеке.
     Закономерен вопрос, почему суд, отклонив пояснения обвиняемого об истинной природе возбуждения уголовного дела, не поверил заверениям Сентябова А.А. в законопослушании и добропорядочности в случае избрания ему меры пресечения, не связанной с лишения свободы?
    Личность Сентябова А.А. безупречна как подполковника милиции с большим стажем работы в уголовном розыске, человека с большим количеством государственных наград, в том числе – медалью ордена «За заслуги перед Отечеством»
II степени. Он имеет благодарность министра МВД РФ Б.Грызлова за «Активную работу по предупреждению и раскрытию преступлений, проявленный при этом высокий профессионализм».

     Возбудить дело в отношении Сентябова оказалось самой сложной задачей. В кабинетах городского УВД, где он долгое время работал, еще оставались начальники, для которых закон что-то значил. Но как только их не стало, слетели последние тормоза.

Спрут
      «Красная черта перейдена»,
- говорит бывший сослуживец Александра Сентябова.
     - Экономика – это не убийство, здесь никто с автоматами наперерез не бегает. И таскать его в наручниках по судам - это не дело. Человек – заслуженный работник. Действительно - заслуженный. Профессионал. Воспитал огромное количество учеников.
      У него никогда не было никакой имущественной заинтересованности, но зато ему
всегда было присуще желание добиться справедливости. Все наше сообщество, и те, кто раньше работали, и сейчас, однозначно считают, что красная черта перейдена. Ее нельзя было переходить. Нужно было оставаться в правовом поле. Это надо уже вообще берега не видеть, чтобы его в тюрьму отправлять.



      По словам коллеги, у Сентябова всегда в работе главным был результат, поэтому ему доверяли сложные дела. Одно из последних – «Хромая лошадь».

     - Он тогда был заместителем начальника межрегионального отдела МВД по Приволжскому федеральному округу. Расследование дела Марина Заббарова не доверила пермским полицейским, сразу передали туда.  Сложность была в том, что арестовали шесть человек во главе с Заком, но по документам их нигде не было. Нужно было оперативно найти черновую документацию, допросить свидетелей, чтобы доказать, что именно они управляли клубом и получали деньги. На Александра Аркадьевича свалилась практически вся организационная работа, допросы. Насколько я знаю, несколько дней он даже не уходил домой ночевать. И очень ответственно выполнил эту работу.

    
  А еще раньше, в начале 2000-х, начальник отделения оперативно-розыскной части УВД Перми Александр Сентябов и его подчиненные смогли отправить за решетку крупнейшую пермскую ОПГ Сергея Вертинского. На ее счету – убийства, разбойные нападения. Знаменитое дело «валютчиков», за которыми охотилась банда. Пермским милиционерам удалось полностью раскрыть все преступления группировки, и довести дело до суда. Оно легло в основу четырех серий фильма «Обжалованию не подлежит» из цикла «Криминальная Россия».
     Но если раньше бандиты были вне закона, то сейчас многие из них сидят в высокопоставленных креслах. С 2012 года весь свой профессиональный опыт борьбы с организованной преступностью Александр Сентябов применяет на ЗиДе. К тому времени уже было известно, в том числе, и по результатам проверки контрольно-счетной палаты России, что оборонное предприятие преднамеренно обанкротили, распродали имущество, деньги рассовали по карманам. И те, кто это сделали, уже списали завод со счетов за ненадобностью. ЗиД тихо умирал, имея один-два заказа и огромные долги. И вдруг, совершенно неожиданно, после смены арбитражного управляющего и прихода нового руководства, начался разворот. 
Были возбуждены уголовные дела по фактам мошенничества в особо крупном размере и легализации денежных средств в отношении бывшего исполнительного директора Дениса Бронникова, экс-председателя совета кредиторов завода Артура Васильева (управляющий компаний Ю.Борисовца), бывшего конкурсного управляющего Евгения Лысова и бизнесмена Владислава Шинкевича.
       В 90-ых г.г. Бронников недолго был сотрудником правоохранительных органов, уволен по дискредитирующих обстоятельствам. В те времена он проходил по делам об угонах автомобилей, но вскоре фамилии его и Шинкевича стали фигурировать при расследовании дел о криминальном рынке недвижимости, «черных» риэлторах, пропаже людей, пытках. А потом, обрастая связями, они добрались и до государственного имущества – совхозов, заводов. Бронников также занимался пермским аэропортом Бахаревка, который был продан за 75 млн рублей при рыночной стоимости в 1,5 млрд.  
       Одни и те же люди совершенно безнаказанно уничтожили сельское хозяйство, промышленность, присвоили государственное имущество. Это стало возможным благодаря чудовищной коррупции в пермских органах власти, в ГУВД, в местных налоговой и Росимуществе. Все те органы, которые должны были пресекать злоупотребления,  - либо закрывали глаза, либо активно содействовали преступникам.
И только ЗиДу впервые удалось добиться ареста фигурантов. Полтора года провели в СИЗО Бронников и Шинкевич, под домашним  арестом -  Лысов и Васильев. Но компаньоны не бросили их в беде, и задействовали для их вызволения колоссальные ресурсы.
А денег у них много. Только со счетов ЗиДа было выведено около 5 млрд рублей, еще на 2,5 млрд имущества. Возвращать их и отвечать за содеянное никто не хочет. И понимая, что рано или поздно, при такой принципиальной позиции руководства завода, это случится,  - идут на крайние меры.
Цель – поменять конкурсного управляющего Александра Иванова, через совет кредиторов «зайти» на предприятие, назначить своего директора, отозвать все иски, нейтрализовать топ-менеджеров.

Егор Заворохин:
      - Понятно, что им не нравится то, что мы делаем. Ведь вскрываются все новые и новые хищения, и будут вскрываться. Чем больше мы остаемся на плаву как ЗиД, тем больше всплывает фигурантов дела, а там еще всплывет исполнительная власть. Чем мы больше  углубляемся, тем сильнее они за нами закапывают. Они возбуждают на нас дела по заявлениям свидетелей - бывших работников завода, и они спустя годы начинают давать на нас показания, хотя меня в глаза не видели. Там наркоманы какие-то. Мы знаем, что их покупают за деньги. Они друг другу предлагают, - дай показания, и тебе заплатят.       
И все это при содействии правоохранительных органов.
Поэтому мы и говорим, что пока не сменится руководство в ГУВД – заводу жить не дадут.



       
Вячеслав Еговцев, начальник управления по борьбе с экономическими преступлениями и противодействию коррупции ГУ МВД России по Пермскому краю, Владимир Лапаев, начальник отдела ОРЧ БЭП УВД по г. Перми, Максим Шилов, врио начальника главного следственного управления ГУ МВД России по Пермскому краю, которого прочат в кресло начальника ГСУ – одноклассники, одногруппники, друзья-охотники фигурантов. Все началось еще с Юрия Горлова, бывшего начальника ГУВД.Его самого давно нет в Перми, но дело его живет. И регион по-прежнему  - один из самых криминальных в стране, где вольготно себя чувствуют мошенники всех мастей, а полицейские из отделов по экономической безопасности не граждан, предпринимателей и промышленность региона защищают, а отрабатывают заказы, «кошмарят» бизнес.



Егор Заворохин:
    - Вот последняя история с заводом «Машиностроитель». Арестован
замдиректора по пиартехнологиям. Точно также – ущерб не причинен, завод сам за него залог заплатил. Почему это происходит? А все просто – на торги не пустили компанию, аффилированную БЭП. Не будете с нами работать, - получайте. Почему инвесторы не идут в регион?  Да потому что одни знают об этом.


      Не будет «Машиностроителя», не будет ЗиДа, Берег реки застроят торговыми центрами, как любит Юрий Борисовец.
Краевая власть только декларирует о поддержке промышленности и создании рабочих мест. Да и кому заступиться? При губернаторе Чиркунове – как раз все и происходило, Басаргин, несмотря на многочисленные обращения и митинги сотрудников с «местными» связываться не стал, и.о. губернатора Решетников – из команды того же Чиркунова.

Егор Заворохин:
   - Мы можем содержать 1000 сотрудников, и компании, которые бы с нами работали – это еще 2,5 тысячи. Рабочие места, хороший приток денег в бюджет дефицитный, но нас никто не слышит. Им нужна земля. У нас задача – сохранить уникальный коллектив. Вот сейчас, из-за всех этих событий? у меня уже 5 начальников уволилось. Если мы растеряем людей, то и заказы не спасут – работу никто не сможет выполнить.

12 мая сотрудники предприятия cнова выйдут на митинг все с тем же призывом «Дайте заводу работать!»


Оксана АСАУЛЕНКО

№8 (93) от 5 октября