Не буди лихо

31 октября 2016

Пермяк вступил в нешуточную схватку с системой. Исход предсказуем, но в данном случае людям в погонах и мантиях оказали достойное сопротивление, и они уже не сами не рады, что затеяли этот процесс. Уж слишком неприглядная картина получается, когда осужденный действует по закону, а представители власти - «по беспределу».

 Такие разные полицейские 
    Сергей Гречин был в гостях у друзей в селе Лобаново Пермского района. После встречи, 23 мая 2015 года, он находился возле своего автомобиля, когда к нему подъехали сотрудники ДПС. Они предупредили мужчину, что в состоянии алкогольного  опьянения нельзя управлять транспортным средством. Гречин пояснил, что никуда ехать не собирается, а хочет выспаться в машине. Он даже предложил инспекторам забрать у него ключи, но они сказали, что нет такой необходимости. В это время на место подъехал другой наряд. Инспекторы, по словам водителя, не предъявили свои служебные удостоверения, в нарушение ст.5 ФЗ «О полиции», и стали требовать прохождения медосвидетельствования. Гречин отказался пройти его на месте, но готов был поехать в медучреждение. Между полицейскими и водителем возникает конфликт. 

«Один из сотрудников сказал мне, что если у меня есть татуировки – это не значит, что я блатной, возможно, в колонии я вообще был «обиженным», т.е. обозвал меня жаргонным определением геев, «голубых». Кому это понравится? Даже не судимый человек не будет спокойно это выслушивать…», - пишет Гречин в жалобах на действия сотрудников.

     На мужчину надели наручники, после чего посадили в служебную машину, чтобы доставить в дежурную часть отдела полиции по Пермскому району. В пути полицейские времени даром не теряли.

«Инспектор Мальцев В.Ю. вновь стал меня оскорблять, назвал меня «стукачем» за то, что я пообещал обратиться в отдел собственной безопасности ГУ МВД РФ по Пермскому краю. После чего ударил меня кулаком в лицо», - поясняет Гречин.К моменту приезда в отдел у задержанного уже был синяк под глазом. В дежурной части он попросил снять наручники, из-за которых затекли руки, но их только сильнее затянули; держали в приемном отделении, не отводя в камеру, не давали пить, не пускали в туалет.

«…Федотов Н.А.,один из доставивших меня, на мои слова о том, что он ответит за эти пытки, вытолкнул меня в коридор и там ударил головой о стену. Я упал на пол, после чего он поднял меня за шиворот, у меня сползли джинсы вместе с трусами. Я попросил расстегнуть наручники, чтобы поправить одежду, так как в отделе были женщины, в ответ снова услышал оскорбления и хохот сотрудника. В таком виде меня и привели к дежурному…»



Потом мужчину пристегнули наручниками к раздвижной решетке. В итоге, продержали в отделе с 14.00 до 20.50 вечера. Со своего телефона он отправил сообщения по номерам 02 и 112, сообщив, что его избили сотрудники полиции. Но в ответ тишина.

Татьяна Гречина, жена:
- Я приехала, забрала Сергея с улицы. У него были открытые раны на запястьях, синяк под глазом. У не пропала барсетка с деньгами и документами. Мы сразу же поехали в травпункт на ул.Ким,2, сняли побои. Затем – в отдел полиции №4 на Уральской, где муж написал заявление о совершении преступлении. Нам дали направление на медэкспертизу.

По ее результатам, у Сергея Гречина выявили: «кровоподтек на лице, ссадины на левых конечностях и в проекции рукоятки грудины, которые судя по характеру и внешним проявлениям, образовались от ударного и плотно-скользящих воздействий твердого тупого предмета (предметов)…»

Мужчина был абсолютно уверен, что правда на его стороне, иначе не стал бы так упорно добиваться того, чтобы полицейские были наказаны.
Татьяна Гречина:
- Когда мужа вызвали для пояснений, то он сразу почувствовал предвзятое отношение, как будто не он обвиняет, а его. Поэтому, сослался на ст.51 УПК, не стал давать показания, настаивая на тех, которые уже дал ранее.

    Для Гречиных не было большой неожиданностью, когда 15 июня 2015 года следователь по ОВД Пермского межрайонного следственного отдела  СК РФ по Пермскому краю Ищук М.В. вынесла Постановление от отказе в возбуждении уголовного дела. В действиях Федотова И.А., Мальцева В.Ю, Тихомирова С.А., Мартынова А.В она не усмотрела признаков состава преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). «Он добросовестно заблуждался относительно законности действий сотрудников ДПС…», - пишет следователь про Гречина, освобождая его от ответственности за заведомо ложный донос. Сам документ Ищук не отправила заявителю, и ему пришлось через суд добиваться своего законного права.
      Гречин обжалует это Постановление в суде Пермского района, затем в апелляции в Пермском краевом суде. Он указывает, что следователем не истребованы видеозаписи с камер наблюдения в отделе, не дана оценка его доводам в части пропажи вещей, документов, денежных средств (дело о краже вещей водителя вообще «затерялось»…), имеющихся у него телесных повреждений, зафиксированных судебно-медицинским экспертом. Но Ищук вынесла решение 15 июня, а результаты медицинской экспертизы были ей получены 30 июня (!).
Из материалов проверки, которую проводила следователь, исчезло заявление Гречина, написанное в отделе полиции №4, рапорт должностного лица о поступлении этого заявления, Постановление о назначении СМЭ (судебно-медицинская экспертиза). Как будто никто никого никуда не доставлял, а все разобрались на месте. Такая версия на случай развития ситуации, видимо, была оговорена сразу. Так как 25 мая, спустя два дня после события,  Татьяна звонила в дежурную часть отдела полиции Пермского района. И.о.начальника отдела подполковник Воробьев А.В. сообщил ей, что ее мужа просто пробили по базам и отпустили. А в дежурную часть не доставляли!

«Думаю, это именно тот подполковник, который хладнокровно взирал на издевательства надо мной сотрудников. А когда я попросил его представиться и показать удостоверение, закричал на меня матом: «Я тебе сейчас такое на…удостоверение покажу, мы тебя упакуем к …», - поясняет Сергей Гречин в обращениях в инстанции.

    Еще во время задержания, в отделе Пермского района Сергея Гречина сфотографировали и взяли у него отпечатки пальцев.
«Получается, меня привезли в отдел, избили. И меня же дактилоскопировали и сфотографировали? Заранее давая понять, будешь жаловаться - посадим! Что и произошло в дальнейшем…»

Жаловались – получите
    
 Следователь Ищук не просто «прикрыла» своим постановлением коллег в погонах, она пошла дальше – написала рапорт начальству о том, что как раз в действиях Гречина усматриваются признаки преступления по ст.319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»).
С момента происшествия (23 мая) до августа 2015 никаких претензий со стороны этих представителей власти к гражданину Гречину не было. Но он так упорно искал справедливости, что они появились. И тут же начали происходить «чудеса». Еще вчера практически «мертвая» государственная машина заскрипела, разогналась и наехала на самого заявителя. И вот уже следователь Гордеев А.Я. усматривает еще и признаки ст.318 УК РФ («Применение насилия в отношении представителя власти, не опасного для жизни»).

Сергей Заболин, адвокат, представитель общественной группы по защите прав граждан в спорах с сотрудниками ГИБДД:
 - Управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения – серьезное, опасное для общества правонарушение, но в данном случае в деле нет достаточных доказательств того, чтобы утверждать это в отношении Гречина Сергей Ивановича.
     Если есть характерные признаки того, что водитель находится в состоянии алкогольного опьянения, то первое, что должен сделать инспектор –это составить протокол об отстранении его от управления. Эта процедура не была соблюдена. Что касается медосвидетельствования, то я знаком с видеозаписью, где он говорит, что готов его пройти в специальном медучреждении. Но инспекторы, путем хитрых манипуляций, как они часто делают, фиксируют отказ от прохождения.
Свидетельские показания очень путаные. До сих пор не понятно, как было принято заявление дежурной частью, как она направила инспекторов ДПС, почему было три наряда?
     Понятые расписались за все, вплоть до того, что они присутствовали при эвакуации автомобиля. У нас это очень большая проблема, мы сталкиваемся с этим повсеместно, когда люди подписывают документы, не вникая в их содержание. А потом, когда их просят дать пояснения, они теряются, не могут грамотно сформулировать, а этим пользуются.
Стало распространенной ситуацией, когда инспекторы снимают видео, выводят человека на эмоции, могут грамотно оскорбить, унизить его достоинство, а в суд потом предоставляют только ту часть материала, где видно уже реакцию гражданина.
     Если сотрудник усматривает какое-либо правонарушение, тем более преступление, он незамедлительно должен был это зафиксировать, составить протокол. Этого ничего сделано не было. И вдруг спустя три месяца, все это появляется.

В первоначальных рапортах сотрудники писали только об оскорблениях, никакого насилия не было, но потом показания стали меняться.

Татьяна Гречина:
- Муж увидел, что в объяснительных сотрудники пишут: в одном случае, что он «выбил телефон ногой», в другом – «рукой», потому что на видео видно, что Сергей рукой закрывается. Это ему потом и вменили как удар рукой.
К делу приобщен
CD-диск, на которое сотрудник скинул видео со своего телефона. Это не может быть надлежащим доказательством, потому что надо было изымать телефон сотрудника, исходный носитель. В итоге – получилось смонтированное видео, которое показывает только реакцию Сергея. Была проведена лингвистическая экспертиза, а расписку эксперт дает за «подчерковедческую».
Сначала был сотрудник Соловьев Д.В., который якобы и вызвал наряд, а потом он стал Киселевым Д.А.! И уже давал нужные показания, а Соловьева, как выяснилось в суде, вообще не было в Лобаново во время происшествия. Поэтому им пришлось искать нового «свидетеля».

Даже адрес был перепутан – автомобиль стоял около дома по ул.Культуры,11, а они пишут –Культуры,5.

Все эти очевидные нестыковки, откровенные фальсификации, как в случае расхождения объяснений сотрудников, на основании которых Гречину и вменили «применение насилия», не помешали следователям вынести обвинительное заключение и направить дело в суд.


«Нет оснований не доверять…»
       Полицейские в суде рассказали, что водитель управлял автомобилем в нетрезвом состоянии, оказывал им сопротивление, пытался бежать, оскорблял, причинил физические страдания и т.д.

Сергей Гречин:
 - Я мог бы вообще отказаться от любого обвинения. Но если я оскорблял сотрудников, то я это признаю, хоть и нет достаточных доказательств. Но я совершил это. Я не вникаю в вопрос, почему я это сделал. Не потому, что они полицейские. Я вышел из того возраста юношеского максимализма, когда на всех представителей власти смотрят, как на врагов. Для меня без разницы – судья, прокурор, полицейский. Это люди, все нужны, кто-то должен охранять и покой, порядок. Другое дело, как люди исполняют свои обязанности, как они понимают выбранное в жизни предназначение. Почему одни сотрудники подъехали, и мы с ними спокойно, хорошо поговорили, а эти приехали и сразу – негатив. Наверное, дело не в том, что они полицейские, а в том, что они по-человечески себя как-то неправильно повели…

       16 мая 2016 годасудья Пермского районного суда Симонов В.В признал Гречина С.И. виновным в том, что он публично оскорбил представителя власти при исполнении им своих служебных обязанностей, а также применил насилие, не опасное для жизни и здоровья в отношении представителя власти, и приговорил к двум лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима. Смягчающих обстоятельств судья не нашел, зато учел отягчающие, - предыдущую судимость. До ее погашения не хватило семи дней…Осужденный был взят под стражу в зале суда.

Сергей Заболин:
-Даже если предположить, что Гречиным Сергеем Ивановичем было совершено административное нарушение, то оно меркнет по сравнению с тем, что в действиях сотрудников ДПС есть явные признаки уголовного преступления. Ими были применены спецсредства – наручники. Со стопроцентной уверенностью можно утверждать, что в автомобиле задержанному был нанесен как минимум один сильный удар в лицо, у него образовался синяк с признаками гематомы.
Никому не пожелаешь оказаться в патрульной машине, когда человек не имеет возможности себя защитить, убежать.
Это самое страшное. И общество не должно оставаться равнодушным к проблеме, потому что от этого никто не застрахован. Любой гражданин, управляя транспортным средством, являясь пешеходом, в любой момент может оказаться в тюрьме, превратиться в обвиняемого. И суды первой инстанции в большинстве случаев встают на сторону полицейских. К сожалению, есть такая негласная установка. А все обвинения строятся на показаниях самих полицейских. Самая распространенная формулировка, просто «хит» решений судов «нет оснований не доверять сотрудникам полиции…» 

Обжаловать приговор Пермского районного суда оказалось непросто. 

Татьяна Гречина:
-Пермский районный суд долго не отправлял апелляционную жалобу в краевой, мотивируя это тем, что муж не подал дополнительные доводы. Хотя по закону он их может подать и в краевой суд не позднее, чем за пять дней до судебного заседания. Ждали, хотели, видимо, подчистить дело.

16 августа 2016 года Пермский краевой суд отменил приговор нижестоящей инстанции - по процессуальным нарушениям права Гречина на защиту. Из всех доводов апелляционной жалобы выбрали самый безобидный. И направили дело на новое рассмотрение в Пермский районный суд.

Так убейте меня!
    В сентябре2016 года началось новое рассмотрение дела. Заключение под стражу было назначено с момента вынесения приговора районным судом до вступления его в законную силу. Приговор отменили, но Гречина не отпустили. Он находится в следственном изоляторе.
Заявление об изменении меры пресечения в районном суде оставили без удовлетворения. Была подана жалоба в Пермский краевой суд.
    24 октября 2016 года заседание проходило с использованием селекторной связи из СИЗО. Сергей Гречин пояснил судье Белозерову В.А., что нет никаких оснований держать его под стражей. Во время первоначального следствия по делу он несколько месяцев был под подпиской о невыезде, и не нарушал требования; имеет постоянное место жительства, работу, семью, на иждивении– ребенок-инвалид, в суд предоставлены положительные характеристики.

Сергей Гречин:
- Люди, ожидающие суда по обвинению в уголовном преступлении небольшой и средней тяжести не должны содержаться под стражей, в соответствии с правом на свободу и презумпцией невиновности.
Если бы я обвинялся в тяжких опасных преступлениях, представлял бы угрозу для общества, тогда понятно. Да, я судим, я не отрицаю, я отбывал наказание. Но я освободился в 2009 году и больше не привлекался, даже к административной ответственности. Я работал, вел нормальный образ жизни, у меня семья. А сейчас я все потерял из-за ничего.  
По такому обвинению в преступлении средней тяжести, которое к тому же сфальсифицировано, и я это доказал, вы полгода держите меня в тюрьме?!

Адвокат поддержал своего подзащитного, напомнив, что суды высшей инстанции, давая пояснения по этому вопросу, говорят о том, что должны быть достаточные фактические доказательства того, что человек может скрыться, оказывать давления на свидетелей и т.д. Ничего этого нет.
     Но главное, почему Гречин  просит освободить его из-под стражи –это катастрофически ухудшающееся состояние здоровья. Он инвалид IIгруппы бессрочно, имеет несколько хронических заболеваний, в том числе тяжелую форму туберкулеза, 2 степень легочной недостаточности.
     Когда начались судебные заседания по пересмотру дела в Пермском районном суде, которые идут с утра до вечера, это сказалось на здоровье обвиняемого. 3 октября в зал судебного заседания была вызвана скорая помощь. Врачи осмотрели больного, и сказали судье, что ему необходима госпитализация. Но судья Пермского районного суда Неволин В.В. отказал человеку в оказании медицинской помощи. На эти действия адвокатами была подана жалоба в Квалификационную коллегию судей Пермского края, но ее оставили без рассмотрения.
На одном из следующих заседаний Гречину опять стало плохо, и только благодаря тому, что у судьи Неволина закончился рабочий день, скорая смогла забрать мужчину и увезти в Пермский краевой туберкулезный диспансер. Там его не смогли разместить в палате, потому что мест для пациента с охраной нет.

 - Ваша честь, я бы ходатайствовал о приобщении к делу последних документов, в частности, справки из тубдиспансера, куда 19 октября я был доставлен скорой помощью из зала судебного заседания в связи с легочным кровотечением.

Адвокаты неоднократно обращались к начальнику СИЗО, чтобы он разрешил провести медосвидетельствование, так как спустя почти полгода, проведенных в камере, где ненадлежащие условия содержания, не оказывается должная медпомощь, болезнь начала стремительно прогрессировать. Поэтому не исключено, что сейчас диагнозы Гречина уже входят в перечень заболеваний, препятствующих нахождению под стражей.
Но получали отказы. Поэтому и рассчитывали на решение Пермского краевого суда.
Защитник Сергей Заболин ходатайствовал о вызове в суд медэксперта, чтобы он, с учетом новых документов, смог сделать вывод о состоянии здоровья. Прокурор, участвовавший в процессе, возразил против вызова специалиста. 

Сергей Гречин:
-Оснований для возражения прокурор не привел. Он, видимо, забыл закон о гражданской службе, который обязывает его внимательно относиться к жалобам и заявлениям граждан, и в первую очередь защищать права и свободы человека и гражданина.
Если прокурор возражает против вызова врача, то, может, тогда он сам и объяснит, какие последствия для здоровья и самой жизни влечет содержание с такими диагнозами под стражей?


Судья отказал в ходатайстве, пояснив, что рассматривается вопрос об изменении меры пресечения, а освобождение из-под стражи в связи с заболеванием – это другая процедура.

Сергей Гречин:
- Так-то у нас и апелляционная жалоба рассматривается коллегиально, а не одним судьей.
Как я пройду освидетельствование по другой процедуре, как вы говорите, если нам не дают документы, что мы сделаем? Нам гранату взять и пойти к начальнику СИЗО?

Давайте прекратим этот цирк. Зачем вызвали меня, если уже все решено?
Вы меня довели до того, что я плююсь кровью. Если раньше у меня просто был туберкулез распада, то сейчас у меня уже дошло до корней легких, я их выплевывать начал.
Я даже не ударил полицейского, два года мне дали, треть я уже отсидел. За что? За то, что грамотный, за то, что жалобы умею писать, за то, что закон знаю?
Накажите меня, но сделайте это по закону. Где уважение прав человека, где гуманность? У нас по-моему наказание не имеет своей целью убийство? Или имеет?
Так убейте меня тогда, что вы мучаетесь?

Гречин просил изменить ему меру пресечения хотя бы на домашний арест, чтобы он мог лечиться, так как в СИЗО, по его словам, даже нет таблеток от кашля. Но решением краевого суда он оставлен под стражей.
Теперь остается ждать нового приговора в Пермском районном суде. Но с учетом того, что дело там ведет тот же судья Неволин, который ранее выносил отказные решения по жалобам Гречина на сотрудников полиции, ждать чуда не приходится.

Сергей и Татьяна Гречины

Оксана АСАУЛЕНКО

№9 (94) от 8 ноября