«Стукачи» спасают детей

12 сентября 2016

Пермский край входит в десятку худших регионов в стране по подростковой преступности. Лето стало «горячей» порой для взрослых, которые должны были организовать отдых, занятость и оздоровление детей, но справились с этим далеко не все.

Опасно везде
    По итогам двух летних месяцевбыло совершено30 тяжких и особо тяжких преступлений с участием несовершеннолетних. Всего раскрыто 99 преступлений, в которых принимали участие 112 подростков. Третья часть из них совершается жителями краевого центра. В основном – это имущественные преступления: кражи, грабежи, угоны транспорта. Каждое второе происходит в ночное время.

Татьяна Кандакова, начальник отдела по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по Пермскому краю:
-Группа из семерых человек, где трое взрослых, остальные несовершеннолетние, договорились о встрече через социальные сети, Собрались на квартире, распивали спиртное. В результате, девочка 2001 года оказывается в больнице после изнасилования. Сама ничего не помнит. Я считаю, что ответственность в данном случае, в первую очередь, лежит на родителях. Девочка сказала, что переночует у подруги, но никто не проверил, куда, зачем, с кем ушел ребенок.
    В Соликамске несовершеннолетняя сорвалась с балкона 4-го этажа и попала в больницу. Как выяснилось, она уехала к бабушке на каникулы. Ранее там проживала, поэтому решила встретиться со старыми друзьями. Подростки собрались на квартире, распивали алкоголь, в итоге соседи вызвали полицию. Девочка испугалась, и попыталась вылезти через балкон, но сорвалась вниз.
     Другая проблема – дети, объявленные в розыск. Зарегистрировано 181 сообщение о розыске несовершеннолетних, из родного дома ушли 63 подростка. При этом далеко не все родители сразу обращаются с заявлением в полицию, теряя драгоценное время. Сейчас в розыске остается 17 детей. Один из них – 10-летний Кирилл Шлыков ушел из дома 6 июля, спустя более двух месяцев он был найден мертвым. По подозрению в совершении умышленного убийства задержан 27-летний уроженец Ивановской области Олега Снигирева без определенного места жительства.
По словам Павла Микова, Уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае, оснований для лишения родительских прав не было. При этом семья Шлыковых состояла на учете, мать неоднократно привлекалась к ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, ребенок уже не первый раз уходил из дома, пропадал, общался с бездомными. В итоге произошла трагедия. Но вопрос остается, можно ли было ее избежать…

Татьяна Кандакова:
   - В Барде возбуждено уголовное дело: отчим убил девочку. Всего мы потеряли 19 детей, 8 выпали из окна, трое из них погибли. 25 фактов жестокого обращения с несовершеннолетними зарегистрировано.

За 1 полугодие увеличилось количества преступлений против половой свободы и неприкосновенности детей. Потерпевшим признан 221 ребенок. Девять несовершеннолетних покончили жизнь самоубийством. Шестеро - утонули. Основная причина происшествий на воде: оставление в опасности без присмотра взрослых, неумение плавать.

Павел Миков:
- Последний случай – три девочки поли на реку Сылва купаться без взрослых. Одна из них, 12-летняя сразу тонула на глазах у подружек.
Органы местного самоуправления  должны принимать меры по обеспечению безопасности  на воде. Я не первый год говорю о том, что необходимо муниципалитетам определиться с так называемыми стихийными пляжами, которые наиболее популярны у населения. Их надо легализовывать, оборудовать всем необходимых, и из диких превращать в официальные, раз люди все равно там купаются, и запрещающие знаки их не останавливают.
    В Пермском крае на учете состоит около 6, 5 тысяч детей, которые находятся в социально опасном положении, около 2700 так называемых семейных дебоширов.

Павел Миков:
- 1300 детей в год признаются потерпевшими по 116 статье (побои – прим.ред.). И это только верхушка «айсберга». У нас же очень много в семье страдает женщин, стариков, то есть, совершеннолетних членов семьи.

Согласно последним изменениям в законодательстве статья «побои» из частного обвинения перешла в публичное, что, по мнению специалистов, поможет пострадавшим.

Павел Миков:
-Сейчас дело не может быть прекращено за примирением сторон, оно будет расследовано и доведено до логического конца. И это правильно. Как может, например, четырехлетний ребенок примириться с 32-летним отцом? В данном случае в России реализуется принцип запрета телесных наказаний в отношении детей.

    Конвенция ООО о правах ребенка ратифицирована Россией еще в 1989 году, но до сих пор нужно принимать какие-то специальные акты, чтобы защитить детей.
По словам Татьяны Кандаковой, в Пермском крае ситуация особенно плачевная. Видимо, сказывается то, что регион исторически является криминальным, и уголовно-тюремный менталитет прочно вошел в сознание жителей. Поэтому доказывать жестокое обращение с детьми, систематическое истязание, психическое и физическое насилие очень трудно.

Татьяна Кандакова:
-Я ездила в Командировку; изучала опыт Башкирии, Татарстана. Там у них принято взаимное информирование среди населения, там неравнодушные люди, которые не могут пройти мимо чужой беды. У нас другая ситуация – мы как ищейки ходим, пытаемся собрать доказательства, потому что соседи молчат, боятся испортить отношения, или воспринимают это как стукачество, донос.
Родители должны нести ответственность за жестокое обращение и без помощи общества в целом мы эту проблему не решим, и детей не защитим.


    Пермский край в лидерах по совершению подростками преступлений в состоянии алкогольного опьянения, каждое пятое из 314-ти. Это на 65 % больше, чем в прошлом году. Выявляются взрослые лица, вовлекающие детей в употребление, составлено 350 протоколов за продажу спиртного лицам, не достигшим 18 лет, за повторную реализация привлечено к ответственности 8 продавцов. Но, видимо, ни владельцев торговых точек, ни их сотрудников это не останавливает.
2005 административных протоколов составлено о нахождении несовершеннолетних в ночное время на улице (с 23.00 до 6 утра).
    Сегодня в полиции пытаются бороться с еще одной проблемой: распространением несовершеннолетними наркотических и других сильнодействующих средств бесконтактным путем. То есть, не употребляя сами, подростки таким образом зарабатывают деньги, не думая о последствиях.

Татьяна Кандакова:
  - С начала учебного года мы будем массово проводить мероприятия в школах и учебных заведениях, чтобы предупреждать об ответственности за подобные действия. Если не будет профилактики, если мы не объедимся для того, чтобы на другую чашу весов поставить занятость, интересы детей, досуг, то ничего не получится. Только 15% несовершеннолетних, совершивших правонарушения, были чем-то заняты.

   Летом главная профилактическая работа проводится в загородных лагерях. В этом году они, по большей части,  оказались укомплектован трудными подростками, детьми из малообеспеченных, неблагополучных семей.

В лагерях
      Координационный совет по организации отдыха и оздоровлению детей в Пермском крае подвел итоги первых двух месяцев лета. 55% детей в возрасте от 7 до 17 лет были вовлечены в различные формы отдыха и оздоровления, в том числе в лагерях дневного пребывания, загородных, палаточных лагерях. Планировалась охватить 92% и не менее 75% подростков, находящихся в трудной жизненной ситуации, конфликте с законом.

Павел Миков:
 - По сравнению с прошлым годом сократилось количество детей, которые оздоровились в загородных санаторных лагерях Пермского края.
Пока отдохнули только 28 тыс.416 детей.
Причины разные, связанные, в том числе, и с падением платежеспособности населения, и с ценовой политикой, когда конкуренцию нашим пермским загородным лагерям составляют лагеря черноморского побережья.

Что касается других форм организации детского отдыха, то в Пермском крае с его природными ресурсами, есть всего одна организация, которая организует походы, сплавы, палаточные лагеря. Это «Затерянный мир», имеющий  лицензию на детских туризм и получающий бюджетное финансирование. Поэтому загородные лагеря, в которых действительно можно оздоровить детей, в отличие от школьных дневных площадок в пыльном городе, пользуются спросом у жителей, но попасть туда детям все труднее.

    Напомним, в мае 2016 года пермские родители были возмущены  тем, как организовала выдачу путевок Администрация города. Количество тех, кто может поехать в лагерь резко сократилось, но и им максимально сократили сроки для оформления документов, а учитывая череду майских праздников, получить сертификат оказалось вообще нереально. А потом чиновники заявили, что у них нет денег.

Павел Миков:
 - В 2015 году было выдано не обеспеченных бюджетными деньгами сертификатов на сумму 35 млн рублей. В итоге город Пермь вышел в 2016 год с кредиторской задолженностью перед лагерями. И когда из краевого бюджета им была перечислена субсидия в размере  110 млн рублей на организацию отдыха и оздоровления детей в этом году, они заплатили 35 млн за долги прошлого года. В результате им пришлось более жестко администрировать этот процесс, потому что край дать больше денег не мог.

    Ситуацию усугубило и внесение поправок в законодательство Пермского края об организации детского отдыха, которое «отрезало» от бюджетных средств многие семьи.

Павел Миков:
- Это приведение нашего краевого законодательства в соответствии с ФЗ и федеральной социальной политикой, которая сегодня жестко выстраивается на принципах адресности и нуждаемости. Поэтому и в Пермском крае были внесены изменения в закон об организации детского отдыха. Это не только дети СОП (социально-опасное положение, - прим.ред.), но и семьи с разным уровнем дохода.
Когда закон принимался, ему предшествовала трехмесячная большая дискуссия. Но сейчас мы понимаем, что необходимо сделать более дифференцированную шкалу государственной поддержки в зависимости от уровня дохода, Создана рабочая группа по подготовке законопроекта по внесению изменений в закон Пермского края. Два заседания состоялось, Мы очень внимательно изучаем опыт Тюменской области.


    В Тюменской области, в отличие от Пермского края, где почти все лагеря – частные, местная власть выделяет деньги на полное содержание государственного имущества, модернизацию комплексов, качественный и доступный отдых для детей. Там нет никаких сертификатов, позволяющих «мухлевать» бюджетными деньгами, а есть четко отлаженная система продажи путевок и, действительно, дифференцированной компенсации для всех (!) категорий населения. У нас же всё ставят эксперименты.

Валерий Долгих, руководитель совета Пермского регионального отделения общественной организации «Содействие детскому отдыху:
- Впервые мы столкнулись с тем, что некоторые лагеря отменили четвертые  смены, некоторые даже не смогли открыться. Недозапоняемость во вторую-третью смены составила от 10 до 30%, хотя это самые популярные смены. Это лето показало, что новая законодательная база, изменившаяся экономическая ситуация подорвали обычную работу. В этом году, в основном, отдыхали дети, находящиеся  в трудной жизненной ситуации, из многодетных семей.
Транш федерального бюджета на приобретение путевок для детей этой категории позволил нашим лагерям выправить ситуацию. Но в конце лета пришлось отдавать путевки по расчетной стоимости – 17 тыс. рублей.

 
   По словам Валерия Долгих, сделать отдых для детей более доступным у предпринимателей нет возможности, так как работать в убыток никто не будет.

Валерий Долгих:
- В этом году мы договорились, что цены на уровне прошлого сезона остаются, за исключение тех лагерей, у которых есть большие арендные платежи имущественного комплекса, но это вопросы к Пермскому району.
Пока удалось решить только вопрос по налогу на землю.
Все затраты на содержание лагеря входят в стоимость путевки. Нет субсидий на улучшение материально- технической базы, строительство бассейнов, безбарьерной среды и т.д. У нас самые дорогие тарифы на электроэнергию в Приволжском федеральном округе для детских оздоровительных лагерей, а  газифицированных лагерей у нас нет. В стоимости нашей путевки расходы за энергоресурсы составляют до 25%.
Лагеря находятся в сельской местности.. Приведение  в порядок дорог тоже на плечи лагеря ложится.

Согласно предписанию предписание прокуратуры, муниципалитеты были обязаны привести проезжую часть в нормативное состояние к 1 июня 2016. Но денег же нет, как известно. Все привыкли, но в этом году как-то все же обидно, ведь лето выдалось беспрецедентным, отдохнуть и оздоровиться могло гораздо больше детей, если бы взрослые оказались готовы. 

Оксана АСАУЛЕНКО

№3 (118) от 8 апреля