Ни капли раскаяния

11 декабря 2014

      

    В Ленинском районном суде, вынесено решение по уголовному делу о гибели пятилетней Ани Фаткуллиной в Федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии. Кардиолог Светлана Сазонова признана виновной, но отбывать наказание за смерть ребенка она не будет.


    Эта  трагедия и последовавшие за ней события, стали одной из самых обсуждаемых тем в Пермском крае в 2013 году. Еще бы – ведь в смерти девочки родные обвинили Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии и лично его руководителя, хирурга Сергея Суханова, главу регионального отделения Народного фронта, доверенное лицо президента и просто персону, которая давно сковала себе непогрешимый «культ личности». 

 Любой ценой
    Родные Ани добились возбуждения уголовного дела. Для расследования и проведения экспертиз понадобилось почти два года. Но 24 ноября 2014 года дело по ч.2 ст.109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) было прекращено в связи с истечением срока давности.
    Финал почти трехмесячного процесса был предсказуем. Обвиняемая и ее защита, (за это время небогатый врач Сазонова поменяла аж трех адвокатов, последний – Александр Клестов и вовсе из Москвы – прим.ред.) сделали всё для того, чтобы обстоятельства резонансного дела не разбирались подробно на глазах общественности, как это планировалось - с привлечением свидетелей, медицинских работников, независимых экспертов, иногородних специалистов.  
    Вместо этого судебные заседания регулярно срывали. То болела сама Сазонова, то ее адвокат не являлся, не предоставив суду подтверждения уважительности прогулов, то свидетели не приходили. При этом судья Ирина Житникова ни разу не осуществила принудительный привод Михаила и Сергея Сухановых.

Вадим Казаринов, старший прокурор управления по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами Прокуратуры Пермского края:

- Все исковые требования стороны потерпевших я поддерживал в полном объеме. К сожалению, во время процесса мы успели допросить совсем не многих. Если формально, то причины отсутствия свидетелей, подсудимой, ее защитника были уважительные. Но если посмотреть на фактическую сторону – то, конечно, было злоупотребление правом со стороны защиты и самой Самойловой.
В итоге мы пришли к тому, что суд вынес Постановление о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности. Данное обстоятельство является не реабилитирующим. Суд признает Светлану Сазонову виновной, но отбывать наказание она не будет. Так как это не приговор, а Постановление, то я думаю, что у нее останется право заниматься врачебной деятельностью. 
В гражданском производстве потерпевшей стороне уже ничего доказывать не надо будет – все факты установлены. Компенсация, которую заявили потерпевшие,  будет оценена судом и взыскана с ФЦССХ, который является ответчиком в деле.

Сергей Щукин, адвокат потерпевших:
    -Срок истечения срока исковой давности сложно оспорить. Но мы недовольны самой логикой процесса. Абсолютно очевидно, что сторона защиты к этому и вела. Для профессиональных защитников никаким секретом не являлось, что конкретная цель – прекратить дело таким образом. Хотя в предыдущих заседаниях подсудимая, с упорством, достойным лучшего применения, утверждала, что не признает вину, ну и тогда логично было бы оказываться от прекращения дела по не реабилитирующим основаниям. 
   Мы не заявляли отвода судья, но сказать, что согласны со всеми действиями, было бы неверно. Сегодня в очередной раз не явился свидетель Михаил Суханов. И пассивно соглашаться с этим, наверное, не правильно. Нужно либо убедиться в уважительности причины неявки, либо обеспечивать привод.
 
     Александр Клестов, как и его подзащитная, общаться с журналистами отказались. Были настроены к СМИ крайне агрессивно. Поэтому так и остался без ответа один, но главный вопрос к Светлане Сазоновой - почему она, врач, отказалась помочь пациенту…



Сердце Ани
    Пятилетняя Аня с семьей жила в Екатеринбурге. Никаких проблем со здоровьем, как рассказала ее мама, Людмила Фаткуллина, у девочки не было. Но однажды, во время медосмотра в детском саду, врач услышала в сердце Ани шумы. Ребенка срочно обследовали и поставили неутешительный, но не смертельный диагноз – врожденный порок сердца, неполная форма атриовентрикулярного канала. Нужна операция, но Людмила не стала делать ее в Екатеринбурге. Она была наслышана о федеральном центре и попросила отца узнать, можно ли приехать в Пермь . Профессор Сергей Суханов сказал, - конечно, у нас все самое лучшее – привозите. В ноябре 2012 года Аню с мамой положили в детское кардиохирургическое отделение ФЦССХ.
    Операцию на открытом сердце сделал Сергей Суханов. Почти сразу после этого у ребенка поднялась температура. Лечащий врач Светлана Сазонова, как следует из материалов дела, объясняла это особенностями раннего послеоперационного периода. На седьмые сутки, несмотря на жалобы, девочку выписали. Но уже на следующий день Людмила снова везет дочку в центр. Михаил Суханов, сын руководителя центра и заведующий детским отделением, отказался принять пациентку. Светлана Сазонова сделала УЗИ, снова посовещалась с Михаилом Сухановым, и объявила диагноз: ОРВИ. На возражения матери о том, что никаких симптомов этого заболевания нет, врач опять же сказала: «так бывает». Анализы крови взяты не были. Уже потом, в рамках уголовного дела, станет известно, что последние анализы крови были сделаны за три дня до выписки, что является грубейшим нарушением, и уже их результаты были «пограничными» - то есть подозрительными, что должно было насторожить врачей. Но, видимо, решили - авось и так заживет. Как потом выяснилось, в центре стараются как можно быстрее избавляться от проблемных больных, чтобы они умирали дома, в инфекционной  и других больницах,  или вообще в других городах, как в случае Ани. Главное – чтобы не портили статистику ФЦССХ.
    Тем временем, Людмила, успокоенная лечащим врачом и диагнозом ОРВИ, повезла дочь домой. С этого дня начался обратный отсчет жизни маленькой Ани…  

                                                                                          Михаил Суханов                                                                                                                                     

Инфекция
   
Ей становилось все хуже, но екатеринбургских врачей сбивал с толку диагноз Светланы Сазоновой, и, теряя драгоценное время, ребенка перевозили из одной больницы в другую. Когда все-таки Аня попала к кардиологам, те были поражены и озвучили матери перечень диагнозов: инфекционный эндокардит, острый запущенный сепсис, тромбоз, острые ишемические инсульты. Оказалось, что с момента операции сердце девочки поражено опасной внутрибольничной инфекцией «синегнойная палочка». 
     В Екатеринбурге был срочно созван консилиум лучших специалистов. Повторная операция необходима, но ее невозможно проводить в условиях острого инсульта головного мозга. Круг замкнулся. Людмила сходила с ума за дверями реанимации, слышала крики и не могла смириться с тем, что ничего нельзя сделать. Она созванивалась с зарубежными клиниками, была готова везти дочь хоть на край света, но пермские врачи не оставили ей ни единого шанса. 
   4 января 2013 года Ани Фаткуллиной не стало…
    Людмила Фаткуллина: 
-Все, кто причастны к лечению моей дочери, все, кто не отреагировали на симптомы, не приняли мер, не предотвратили страшных последствий – все эти люди обрекли ребенка на мучительную смерть. 
    
Все тайное 
     Ни сожалений, ни извинений, ни простого сочувствия не услышали в свой адрес родные погибшего ребенка. Напротив, как только Сергей Суханов понял, что грядет большой скандал, он перешел в наступление, обвинив родственников, что они сами занесли инфекцию в центр. 
    Людмила Фаткуллина:
-Я хотела бы задать Сергею Суханову один вопрос: консилиум врачей, который состоялся в Екатеринбурге, четко озвучил, что очаг инфекции – митральный клапан, установленный во время операции в ФЦССХ. Каким образом я или кто-то еще могли занести эту инфекцию в сердце Ани????
   Но признавать свою вину хирург не собирался. И неизвестно, чем закончилось бы дело, если бы информация о том, что давно происходит в Центре, а ранее и в Институте сердца, не понеслась отовсюду, как снежный ком. Трагедия Ани как будто сорвала всю шлюзы. Все то, о чем раньше только шептались: «там конвейер, лучше не попадать, десятки умирают от «синегнойки», машины из морга дежурят у центра» …все это стало достоянием общественности. 
     Выяснилось, что те тысячи операций на открытом сердце, которыми бравирует Сергей Суханов, давно превратили качество лечения в количество. Как рассказали пермские кардиологи, многолетние оппоненты Суханова, которым наконец-то дали слово - операции на открытом сердце в таком количестве не делают нигде. Весь мир идет по пути щадящей, эндоваскулярной хирургии, стентирования, а не шунтирования. И только в Пермском крае Сергей Суханов и его команда продолжают, часто без показаний, без подготовки пациентов, резать и резать… В декабре 2012 года в трех операционных было проведено 857 операций. Конвейер работал без выходных…
    В погоне за рекордами не соблюдались элементарные санэпиднормы. Как следствие -  грязь, кишечная, синегнойная инфекция, которыми заражали больных - выяснили специалисты Роспотребнадзора и Росздравнадзора. 
    Не только из Пермского края, но из соседних регионов родственники погибших или пострадавших пациентов Города сердца стали обращаться в суды.
    А в июле вся страна стала свидетелем чудовищной сцены на видео из центра, где анестезиолог Андрей Вотяков избивает в реанимации только что прооперированного кировчанина Николая Кулешова. Дальше врать о том, что в центре все в порядке, было бессмысленно. И Суханов тут же открестился от Вотякова, хотя всем было понятно, что это только один из эпизодов «обычной» работы центра, и это видео было знакомо главному врачу.
    Сдача «своих» продолжалась. Та же Светлана Сазонова, которая так безоговорочно слушалась начальство, что даже забыла о клятве Гиппократа, тоже списана со счетов. А Сергей Суханов продолжает работать и никакой личной ответственности не понес.
    Но главное, чего добились родственники Ани – теперь каждый, кто захочет сделать операцию в центре, предупрежден, а значит, вооружен.  

 Аркадий Константинов, пострадавший:  
     -То, что дело довели до суда – уже большое достижение. Вызван общественный резонанс и замять, замолчать то, что происходит вокруг центра, уже не получится. Аура непогрешимости, которая была у профессора Суханова, развенчана и многие сейчас очень осторожно относятся к тем постулатам, которые он когда-то провозглашал, и той безудержной саморекламе вокруг Суханова. А ведь еще в марте 2013 года стоял вопрос о том, чтобы присвоить Суханову звание Героя труда РФ, сейчас посмотрим, как его пиар проекты будут проходить!
    Я никогда не отрицал значимость центра, Суханова как хирурга, но как организатора конвейерного производства –с этим я согласиться не могу. Суды были и еще будут, будут компенсации. Я буду поддерживать все требования пострадавших, но хотелось бы, чтобы общий язык с руководством центра был все-таки найден. Конструктивная альтернатива должна восторжествовать. Мы должны понять другу друга, научиться слушать, находить те варианты решения проблем, которые были бы в интересах пациентов и их родственников.

ЦИФРА: 
По информации общественной организации «Нет бессердечию», которую создал и возглавил Аркадий Константинов, в отношении сотрудников ФЦССХ возбуждено 2 уголовных дела, 7 административных, подано три гражданских иска, предъявлено к уплате штрафов на 600 тысяч рублей.

Комменатрий Сергея Суханова и другие подробности информацию о ПФЦССХ вы можете узнать из фильма «Смертельный конвейер» http://www.youtube.com/watch?v=bp5c3OWmi1w

Оксана Асауленко

№3 (118) от 8 апреля